Жила-была девочка девочка по имени Морган. Собственно, она и сейчас живет. Просто стала немного старше. У девочки были родители, которые хотели сделать все, что б она была счастлива. А поскольку у девочки был аутизм, это немного усложняло задачу.

Как и многие дети с аутизмом, Морган любила качаться на качелях и каруселях. Это успокаивало ее. И проект, который задумал ее отец, сначала должен был превратиться в небольшую площадку, дружественную к особенным детям.

Во что это все выросло, можно частично увидеть на фотографиях. Частично. Потому что это невозможно передать никакими снимками. Это настоящая страна чудес, занимающая много гектар и постоянно разрастающаяся.

Ее трудно обойти, но можно объехать на паровозике. Тут есть все, что можно себе представить. Для всех. От души. С любовью и заботой.

Карусель, часть которой, как и все остальные Атракционы, адаптирована под инвалидное кресло. И стоящая перед каруселью лошадка для того, что б дети смогли сначала потрогать, примериться и не пугаться на самой карусели.

Водяные игры и целый отдельный аквапарк. Сенсорные комнаты. Бесконечные лазалки и качели. Все абсолютно безопасные для какого угодно ребенка.

С отдельным местом для пикников. И, кстати, в отличии от подобных парков развлечений, тут просят приносить еду с собой, что б не покупать на территории с наценкой.

С причалом, с которого можно порыбачить и отпустить рыбу обратно после селфи с уловом.

С невероятным количеством укромных уголков, стилизованных под разные страны мира.

С кучей тематических статуэток. Трогательные бронзовые фигурки на костылях или в колясках, занятые обычными детскими играми.

Здесь большинство работников — взрослые с особенностями. Разные. На колясках, с разнообразными синдромами и явными отклонениями от привычной нормы, которые я на глаз не умею классифицировать.

Парк открыт для всех. Для людей с особенностями — бесплатно. Для остальных — по цене сравнимой с двумя-тремя чашками кофе. Его финансируют крупные корпорации и отдельные меценаты.

И бабочки. Везде бабочки. Как живые, порхающие вокруг цветов, так и стилизованные на каждом шагу, в большинстве элементов. Как символ готовности к полету…

Все. Слез у меня не осталось…

источник https://uainfo.org/blognews/1511182992-kak-vyglyadit-park-razvlecheniy-dlya-deti-s-autizmom-foto.html

Леся ЛИТВИНОВА

 

Карина Морийо — мама Ивана, ему 15 лет, у него диагностировали аутизм. Раньше женщина ничего не знала об этом расстройстве. Иван не отзывался на свое имя, игнорировал любые просьбы. Он воспринимал чужие слова, как шум. Карина нашла собственные способы общения с ним. Она научилась помогать своему сыну общаться, разделяя с ним любознательность.

 

пекарьИлона ВАРЛАМОВА, «ФАКТЫ»

http://fakty.ua/249958-ponyal-chto-rabota-v-stolyarnoj-masterskoj-moim-rebyatam-ne-pod-silu-zato-oni-smogut-pech-hleb

На данный момент в пекарне Good Bread From Good People под присмотром и чутким руководством сопровождающего координатора работают восемь человек с разными формами интеллектуальных нарушений. Пекарня открылась в Киеве 3 сентября и уже продала несколько франшиз единомышленникам из других городов Украины.

О том, почему решил заняться социальным бизнесом, с какими сложностями столкнулся на этом пути, а также о своих грандиозных планах на будущее 21-летний киевлянин Владислав Малащенко рассказал читателям «ФАКТОВ».

— Первое образование у меня — театральное, — говорит Владислав. — Работал в театре до сентября 2016 года. Сейчас осваиваю профессию лечебного педагога. В моей семье династия лечебных педагогов — мама, сестра и я. Мы работаем с людьми с интеллектуальными нарушениями. С 16 лет я начал преподавать искусство речи в мамином тренинг-центре, специализирующемся на проблемах с речью и дислексии.

— Как возникла идея создания социального бизнеса?

 Моей первой ученицей была девочка с задержкой психического развития. С такими людьми очень интересно заниматься. Они совершенно другие. Приятно видеть, как они достигают результатов. В прошлом декабре я вдруг осознал, что, выйдя в мир после училищ и интернатов, ребята с аутизмом, синдромом Дауна или задержкой интеллектуального развития не знают, что делать дальше, чем заниматься. Они никому не нужны, на работу их не берут. Мы почти не встречаем их в повседневной жизни, потому что они сидят дома. Это грустно, ведь на самом деле люди с ментальной инвалидностью (тяжелое нарушение психического развития, при котором прежде всего страдает способность к социальному взаимодействию. — Авт.) могут многое, главное — правильно с ними общаться. Они более честные, внимательные к деталям, аккуратные. Часто обладают разнообразными талантами. Но возможностей для самореализации у них в нашей стране нет.

Почти год назад я впервые задумался о бизнесе. О том, что существует понятие «социальное предпринимательство», даже не знал, но понимал, что мой бизнес в первую очередь должен решать вопрос трудоустройства людей с ментальной инвалидностью. Предположил, что это будет столярная мастерская. Чтобы понять, как там все должно быть устроено, пошел работать на такое предприятие. Это был ад. Пыльно, постоянно ходишь грязный и носишь тяжелые доски. В один день я перетаскал около 13 тонн древесины, а однажды чуть не отрезал себе руку. Понял, что моим ребятам это не по силам. Зато они смогут печь хлеб. Уволился и начал учиться на пекаря.

 Многие из тех, кто мечтает о своем бизнесе, не знают, с чего начать. Как было у тебя?

— Однажды увидел в соцсетях объявление о конкурсе, который проводит бизнес-школа Startup Ukraine. Разыгрывали грант-курс по старту бизнеса. Я подал заявку и сразу об этом забыл. Никогда ничего не выигрывал раньше и не особо верил в удачу. Был серьезно настроен на открытие пекарни, с грантом или без него. Но мне повезло. Через пару дней, проверяя почту, обнаружил в папке «спам» письмо, сообщающее о моей победе.

За три месяца учебы понял, как много ошибок мог совершить, начиная свое дело. На финальной защите (что-то вроде экзамена) мой проект занял первое место среди 24 других. Там же, на курсе, я смог протестировать свою идею на других студентах. Они стали моей фокус-группой и первыми покупателями выпечки. Всем понравилось, и я убедился, что нахожусь на правильном пути. Кстати, сейчас фишка пекарни — килограммовый банановый кекс, который тогда покорил ребят. На тот момент я больше ничего печь не умел.


*Настоящая фишка пекарни — килограммовый банановый кекс

— Каких инвестиций потребовала пекарня?

— На занятиях одна сокурсница, поняв, что предпринимательство не для нее и она не станет запускать свой проект, решила вложить деньги в мое дело. Пекарня, занимающаяся всеми видами выпечки, — это очень дорогой бизнес. Требуется около 100 тысяч долларов. В нашем случае понадобилось гораздо меньше. Мы приобрели минимально жизнеспособное оборудование. Многое еще нужно докупить, но это будет уже после того, как достигнем «точки безубыточности» (надеюсь, в конце ноября).

— Расскажи, как устроена работа пекарни.

— Сейчас у нас восемь сотрудников. Они приходят в 10 утра, мы пьем чай и обсуждаем планы на день. Потом два часа работаем, успеваем выполнить почти все заказы. Тут никто никого не жалеет. Люди пришли трудиться и должны себя чувствовать соответственно. Ребята хотят к себе равного отношения, жалость давно у них в печенках сидит.

Координирует всю работу мама одного из наших подопечных — Оксана. Она не профессиональный пекарь, но зато прекрасно понимает, как общаться с ребятами. Очень рад, что мы ее нашли.

— Что, по-твоему, самое важное в бизнесе?

— Сейчас большинство людей, открывающих свое дело, занимаются этим только ради денег, считая, что такой мотивации достаточно. Они говорят «хочу», но не задают себе вопрос «зачем?». Зачем открывать ресторан, если не умеешь и не любишь готовить? Я думаю, что у бизнеса должна быть философия, чтобы не перехотеть им заниматься, когда столкнешься с трудностями. Моя пекарня предоставляет людям возможность помочь другим, и они делают это, покупая наши кексы.

Очень важна команда. С момента открытия пекарни мы не могли наладить работу почти целый месяц. В основном потому, что девушки, которые приходили на должность координатора с образованием пекаря-технолога, совсем не взаимодействовали с ребятами и не знали, как себя вести. Они хорошо знали свое дело, но в нашей ситуации требуется нечто большее. Мы тут не просто кексы печем. Есть миссия — трудоустраивать людей с инвалидностью и менять отношение к ним. Когда из пекарни уволилась последняя сопровождающая, я сидел в офисе один и плакал. Звонил Паше (это мой друг и партнер по бизнесу) и психовал, мол, мы закрываемся, потому что никому не нужны. Даже начал считать оставшиеся деньги, чтобы вернуть инвестору.

 Волонтеров принимаете?

— Волонтеров нужно готовить к работе с такими людьми. Мы уже изучили особенности поведения всех наших подопечных. Человек, не знающий порядка вещей, может вызвать здесь хаос. Вплоть до того, что обычная просьба вынести мусор станет причиной истерики. У нас есть парень с аутическим спектром, для которого эта фраза разрушительна. Недавно поручил ему после мойки полов вылить воду в унитаз. Он кивнул и утащил ведро. Вечером, зайдя в кладовку, я обнаружил полное ведро, задвинутое под стеллаж и прикрытое коробками. Он не смог вылить воду по какой-то внутренней причине.

— Что на данном этапе наиболее сложное?

— Выйти на продажи B2B (продавать компаниям и корпоративным клиентам. — Авт.). Пока таких заказов мало. В розницу люди берут по два-три кекса. Доставка бесплатная, и мы на этом почти ничего не зарабатываем. Продукцию реализовываем через «Фейсбук». Кроме того, есть человек, помогающий нам искать корпоративных клиентов. Недавно позвонил менеджер одного из известных киевских ресторанов и заказал столько выпечки, что я, честно говоря, растерялся. До конца рабочего дня оставалось всего несколько часов. Пришлось сильно ускориться, но мы справились.

— Есть ли какие-то нюансы в юридическом оформлении такого предприятия?

— Открылись мы как обычный бизнес. У нас нет законов, отдельно регулирующих подобную деятельность. Налоги платим так же, как все.

Увы, многих ребят нельзя трудоустроить. Родители часто оформляют для них «нерабочую группу», потому что тогда выходит больше пенсия. А в принципе, эти люди вполне трудоспособны. Нередко их обманывают. Берут якобы на испытательный срок, а через три месяца увольняют, не заплатив.

— Какие планы на будущее?

— Хотим, чтобы у нас была компания национального масштаба. Мы уже продаем франшизу и скоро откроемся в Ривном и Харькове. Моя цель — создать 100 тысяч рабочих мест по всей Украине. Хотя людей с ментальной инвалидностью гораздо больше. В одном лишь Оболонском районе Киева живут 20 тысяч человек с интеллектуальными нарушениями. Планирую открыть в столице кафе на 170 посадочных мест, где будут работать около 30 человек. Таким образом хочу познакомить два мира людей и показать, что ребята с интеллектуальными нарушениями достойны большего и способны быть полноценными членами общества. Пока что поиском инвестиций в этот проект не занимался, но уже подсчитал, что потребуется около 85 тысяч долларов. Буду задействовать краудфандинговую платформу или привлекать частного инвестора.

— Как борешься с неудачами?

— Надеваю мотоциклетный шлем, защитный комбинезон — и вперед, ни на что не обращая внимания.

источник http://fakty.ua/249958-ponyal-chto-rabota-v-stolyarnoj-masterskoj-moim-rebyatam-ne-pod-silu-zato-oni-smogut-pech-hleb

Переводчик /редактор: Марина Лелюхина

Оригинал: https://spectrumnews.org/news/risperidone-use-in-children-with-autism-carries-heavy-risks/

Наш паблик вконтакте: https://vk.com/public57544087

Наша группа в фейсбуке:  https://www.facebook.com/specialtranslations
Понравился материал — помогите тем, кому нужна помощь:http://specialtranslations.ru/need-help/

Копирование полного текста для распространения в соцсетях и на форумах возможно только путем цитирования публикаций с официальных страниц Особых переводов или через ссылку на сайт. При цитировании текста на других сайтах ставьте полную шапку перевода в начале текста

20140428newsrisperidone

____

Рисперидон — первое лекарство, одобренное для детей с аутизмом и наиболее широко применяемое, улучшает некоторые формы поведения у ребенка но может иметь тяжелые побочные эффекты, судя по неофициальным результатам опыта его применения.

Лекарство эффективно при коррекции перепадов настроения и агрессии, которые могут возникать при аутизме. «Лекарство отлично помогает при истериках, агрессии, самоповреждающем поведении», — говорит Lawrence Scahill, профессор педиатрии Marcus Autism Center в  Emory University в Атланте, проводившая клинические испытания рисперидона. Изменения могут быть разительными, и проявляются обычно в течении недели, — говорит она. Кроме того, он помогает при гиперактивности и повторяющемся поведении, хотя Управление по контролю за продуктами питания и лекарственными аппаратами не одобрило его использование для этих целей.

Благодаря этому эффекту, рисперидон позволяет детям с аутизмом получать социальные сервисы, участвовать в образовательных программах и осуществлять поведенческое вмешательство, говорит эксперт.

«Если ребенок не может усидеть спокойно на занятии у логопеда и нападет на учителей, пользы от такого занятия не будет», — говорит Christopher McDougle, директор Lurie Center for Autism  в  MassGeneral Hospital для детей в Бостоне, который изучал использование рисперидона на детях и взрослых.

Но кроме того у рисперидона есть значительные недостатки и ограничения. Не все люди на него реагируют, когда прекращается прием лекарства симптомы часто возвращаются и лекарство не может улучшить ситуацию ни с одним ключевым симптомом аутизма.

Иными словами, рисперидон это не «лекарство от аутизма», говорит Benedetto Vitiello, руководитель Child and Adolescent Treatment and Preventive Intervention Research Branch в Национальном институте психическго здоровья. «Он на самом деле не влияет на ключевые симптомы аутизма»

Но большее беспокойство вызывают побочные эффекты, наиболее значимый из которых — прибавка веса из-за растущего аппетита. Дети, принимавшие рисперидон, набирали в среднем  по 2,5 килограмма за 8 недель приема лекарства. Кроме того, препарат может вызывать сонливость, гормональные изменения, и в редких случаях непроизвольные движения.
Если мы прописывем рисперидон ребенку с РАС, говорит Scahill, “ Я буду использовать минимально возможную дозировку и постоянно наблюдать за тем, возможно ли отменить лекарство».

Снижение раздражительности:

Хотя многочисленные исследования отмечают риски, связанные с использованием рисперидона, попытки найти более безопасной альтернативы пока не увенчались успехом.

Арипипразол, единственный препарат также одобренный для лечения раздражительности при аутизме, имеет аналогичные побочные эффекты ( FDA одобрила его для лечения детей с аутизмом в 2009). А клиническое исследование организованное для изучения безопасности и эффективности минимально низких доз рисперидона в прошлом году привели к удручающим результатам.

Рисперидон это антипсихотик который блокирует мозговые рецепторы допамина и серотонина. Он был изначально разработан для лечения шизофрении. Американская ассоциация по контролю продуктов и лекарственных препаратов (FDA) одобрила использование  рисперидона при лечении шизофрении  в 1993.

Более старые препараты, среди которых чаще всего упоминается галоперидол, также основывались на снижении допаминовой  активности. До того как на рынке появился рисперидон эти препараты часто прописывали для лечения тяжелого поведения у некоторых людей с РАС, таких как тяжелые истерики и самоповреждение, эти симптомы часто объединялись под определением «раздражительность».

После одобрения рисперидона для лечения шизофрении, ученые начали изучать возможности его использования при аутизме. «Идея была в том что возможно мы найдем способ уменьшить у ребенка количество срывов, дать ему лишние 1-2 секунды прежде чем он выйдет из себя, станет агрессивен или сможет навредить себе», — говорит Scahill.

В 2002 рандомизированное клиническое исследование детей с аутизмом в возрасте от 5-17 лет показало что у 57% снижается количество истерик, проявлений агрессии и самоповреждения после приема рисперидона, по сравнению с 14%  у детей, получавших плацебо. Среди детей, хорошо отреагировавших на прием лекарства, около 70 процентов демонстрировали улучшения через 6 месяцев после начала приема препарата.

В октябре 2006 , FDA одобрила использование рисперидона для лечения раздражительности у детей с РАС в возрасте от 5-16.

В январе ученые опубликовали новый анализ 2002 случаев в которых участников классифицировали по типу агрессивного поведения, которое они демонстрировали — агрессивные взрывы в ответ на провокацию и немотивированная агрессия, например. Рисперидон значительно улучшал положение дел в обеих группах.

Сложная задача состоит в том, как при помощи лекарства сохранить улучшения и минимизировать риски.

В прошлом году ученые в компании Janssen Research and Development —  сестринская компании Janssen Pharmaceuticals, Inc., производящей рисперидон под рыночным названием Риспердал — опубликовала результаты исследования разработанного для того чтобы выяснить, может ли низкая доза рисперидона снижать раздражительность у детей с РАС.

Исследователи рандомно распределили детей с аутизмом на 3 группы. Каждый день в течении шести недель одна треть детей получала стандартную дозу рисперидона, одна треть получала дозу ниже рекомендованного FDA минимума, а оставшаяся треть получала плацебо.

Самая низкая доза снизила ряд побочных эффектов медикамента, в том числе сонливость и повышенный аппетит, о которых упоминалось в статье 2013 года. К сожалению в деле снижения раздражительности эта доза была не более эффективна чем прием плацебо.

«Это компромисс между улучшениями, которых вы ждете (и) рисками для каждого отдельного пациента», — говорит  Gahan Pandina, генеральный директор Janssen Research and Development.

Взвешенное решение:

Исследователи также обнаружили что после шести недель приема стандартной дозы рисперидона у детей повышается уровень инсулина  и степень резистентности к инсулину чем у детей, получавших плацебо. Прибавка в весе и полученные в результате нарушения обмена веществ — побочный эффект практически всех антипсихотический препаратов, но стремительная прибавка в весе особенно нежелательна если речь идет о детях.

«Это накопительное воздействие» — говорит  Jeremy Veenstra-VanderWeele, медицинский директор Treatment and Research Institute for Autism Spectrum Disorders в  Vanderbilt University  в  Nashville, Tennessee. «Можно изменить физическое состояние и распределение жировой ткани на всю жизнь».

Рисперидон также может вызывать упадок сил и сонливость. В публикации 2011 года Shafali Jeste  с коллегами изучили медицинские карты 70 детей с аутизмом, получавших лечение при помощи рисперидона. Было обнаружено что сонливость упоминалась в записях реже чем прибавка веса, но чаще была причиной по которой родители отменяли препарат.

«До тех пор пока ситуация не становится критической, родители готовы мириться с прибавкой в весе, если поведение ребенка улучшается», — говорит Jeste, ассистент профессора психиатрии и неврологии в  Center for Autism Research and Treatment в the University of California, Los Angeles. Сонливость, которая может мешать обучению в школе и занятиям со специалистами, гораздо более весомый аргумент «против».

Рисперидон также может вызывать менее распространенный побочный эффект, такой как  поздняя дискинезия, или непроизвольные повторяющиеся движения.

Как и многие другие антипсихотические препараты, он также повышает уровень гормона пролактина, гормона, выделяемого гипофизом. Высокий уровень гормона может вызывать развитие молочных желез у мальчиков и лактацию у девочек, а также проблемы с менструальным циклом и сексуальную дисфункцию.

«Когда растет уровень пролактина, ваше тело начинает думать что оно беременно», — говорит  McDougle.

Однако ученые предупреждают что высокий уровень пролактина не всегда вызывает клинически описанные симптомы и до конца не ясно вызывает ли повышение уровня гормона само по себе проблемы со здоровьем. Необходимо гораздо больше исследований влияния хронически повышенного уровня пролактина, особенно у детей и подростков.

Побочные эффекты рисперидона были поводом для нескольких судебных процессов. В конце 2013 года 500 истцов подали иски в которых говорилось что препарат принес вред их здоровью, в соответствии с ежегодным отчетом компании Johnson & Johnson’s. Johnson & Johnson  — дочерней компанией которой является Janssen Pharmaceuticals.

“Janssen намеренная защитить компанию против обвинений, высказанных в ходе данных исков», — говорит Greg Panico, представитель Janssen Research and Development. Компания «повела себя ответственно в вопросе информирования врачей и населения о преимуществах и побочных эффектах приема Риспердала».

Прошлой осенью Johnson & Johnson согласилась оплатить более чем  $2.2 миллиардов  чтобы опровергнуть обвинения в ненадлежащем представлении на рынке Риспердала и двух других препаратов.

В финальном анализе исследователи говорят что рисперидон следует прописывать с осторожностью, только детям с наиболее серьезными симптомами и только после того как другие способы терапии не принесли успеха.

«Может ли кто-то пострадать, если вмешательство не будет назначено? И если ответ положительный, я буду думать о возможности назначения рисперидона», — говорит Veenstra-VanderWeele says. “Если ответ отрицательный — буду думать, что можно сделать еще.”

Информация: автор владеет акциями  Johnson & Johnson, дочерней компанией которой является Janssen Pharmaceuticals.

Список литературы:

1: Shea S. et al. Pediatrics 114, e634-641 (2004)

2: McDougle C.J. et al. Am. J. Psychiatry 162, 1142-1148 (2005)

3: McCracken J.T. et al. N. Eng. J. Med. 347, 314-321 (2002)

4: Carroll D. et al. Child Adolesc. Psychiatr. Clin. N. Am. 23, 57-72 (2014)

5: Kent J.M. et al. J. Autism Dev. Disord. 43, 1773-1783 (2013)

6:  Lemmon M.E. et al. J. Child Neurol. 26, 428-432 (2011)

источник http://specialtranslations.ru/%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%80%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D0%B0-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%B4%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%B9/

Аутизм гораздо чаще встречается у детей с синдромом Дауна — мама одного из таких детей рассказывает про жизнь с «нестандартным» диагнозом

Автор: Алетея Мшар / Alethea Mshar
Источник: The Mighty

ds01

 

Расстройства аутистического спектра (РАС) встречаются у людей с синдромом Дауна, и по статистике РАС чаще встречается у людей с этим синдромом, чем среди населения в целом. Точные цифры определить сложно, но по вполне обоснованным оценкам Национального общества синдрома Дауна распространенность РАС при синдроме Дауна составляет 5-7%.

Существует довольно однозначное описание типичных признаков людей с обоими расстройствами, которое включает, помимо прочего: частые стереотипные движения, низкую заинтересованность в социальном взаимодействии и очень часто люди с обоими диагнозами невербальны.

Достаточно сказать, что хотя я читала про синдром Дауна и РАС, у меня даже не возникало мысли, что у моего сына Бена помимо синдрома Дауна есть аутизм. Более того, когда мы получили этот диагноз, я чуть в обморок не упала. Я купила книгу «Когда синдром Дауна и аутизм пересекаются», но она лишь запутала меня еще больше. Описания стандартных случаев СД и РАС ни в чем не походили на Бена.

Мне потребовалось много времени, чтобы принять диагноз РАС. Только на ежегодном пикнике Ассоциации синдрома Дауна меня внезапно как обухом по голове ударило. Бен всю дорогу не мог регулировать свои эмоции и постоянно был на грани истерики — его отличия от других людей с синдромом Дауна на встрече бросались в глаза.

Бен очень общительный, даже чрезмерно общительный. Однако он не умеет реагировать на социальные сигналы других людей. Мне кажется, что его особенности скорее походят на то, что раньше называли «атипичным аутизмом».

К сожалению, Бен остается на обочине. Он не вписывается в сообщество синдрома Дауна, и он не вписывается даже в сообщество СД и РАС.

Я не знаю, каково воспитывать других детей с РАС и синдромом Дауна, но по моему опыту ты оказываешься в ужасном одиночестве. Существующие ресурсы не подходят нам, они не учитывают наши трудности. Бен такой какой он есть, и я люблю его вместе со всеми его уникальными странностями, но как же мне иногда хочется найти хотя бы одного ребенка, который бы был похож на него. Я могу лишь мечтать о том, как я встречусь за чашкой кофе с его или ее родителями, сравню наш опыт и увижу, как их глаза загораются, потому что у нас так много общего. У нас не стандартный синдром Дауна, не стандартный РАС и даже не стандартный СД и РАС, и стандартные ресурсы не учитывают нас.

Нам приходится справляться самим, но пока мы справляемся. У Бена свой собственный мотив, но он чудесно движется под него.

источник http://outfund.ru/moj-syn-s-autizmom-i-sindromom-dauna-ne-vpisyvaetsya-ni-v-odno-soobshhestvo/

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Наш проект

Instagram Feed

Something is wrong. Response takes too long or there is JS error. Press Ctrl+Shift+J or Cmd+Shift+J on a Mac.

Реклама

Читай новостной сайт актуальных новостей и событий в стране и мире.