трудоустройство

источник: https://lenta.ru/articles/2019/01/16/asdbusiness/

автор: Павел Чернышов

Сотрудники с расстройствами аутического спектра обычно не могут найти даже самую простую работу, но недавно в них увидели ценный ресурс, за которым охотятся HR-специалисты. Аутисты сохраняют высокую концентрацию при выполнении монотонной работы, не отвлекаются, внимательны к деталям и могут обладать обширными знаниями в интересной им области. Крупнейшие корпорации, такие как Microsoft и SAP, и малый бизнес все чаще нанимают подобных сотрудников. Ради них приходится менять корпоративные правила, отказываться от стандартных собеседований при приеме на работу и назначать специальных ассистентов, но результат полностью окупает затраты. Миллионный рынок труда на обочине прогрессивного общества — в материале «Ленты.ру».

Ценный ресурс

Большинство людей с расстройствами аутического спектра (РАС) не могут устроиться на работу — они испытывают проблемы с коммуникациями, не укладываются в корпоративные рамки и редко могут произвести выгодное впечатление на собеседовании. По данным National Autism Indicators, в 2017 году в США только 14 процентов граждан с РАС имели работу, в Великобритании — 15 процентов. Но недавно работодатели увидели сильные стороны аутистов и теперь специально ищут подобных кандидатов. Их выгодно отличают высокая концентрация и внимание к деталям, им не надоедает выполнять монотонную повторяющуюся работу, они хорошо умеют находить закономерности, поэтому неудивительно, что они становятся востребованными в самых разных областях.

Такие сотрудники также более лояльны. По данным SourceAbled, в коллективе аутистов текучка составляет 8 процентов, в то время как у нейротипичных сотрудников — 47 процентов. При этом люди с РАС могут быть более продуктивными. Так, участвующей в программе Work for autism консалтинговой компании Rangam Consultants Inc. удалось сократить для одного из своих клиентов расходы на 7 процентов благодаря привлечению на работу людей с расстройствами аутического спектра. «Такие люди лояльны, старательны и не любят менять работу», — сообщил Тим Вейлер, директор консалтинговой фирмы Towers Watson. Несколько лет назад его компания наняла 18 человек с РАС для участия в пилотной программе и с тех пор увеличивает количество подобных сотрудников в своем штате, поскольку это оказалось коммерчески выгодным. Эмма Джонс, участник команды по трудоустройству Национального аутистического общества Великобритании также рассказывает о том, что за последние несколько лет к ним обращалось все больше организаций, которые узнали, что у аутистов есть сильные стороны, которые можно использовать в бизнесе.

Мелани Луги, вице-президент по исследованиям консалтинговой компании Gartner, считает, что в течение ближайших десяти лет внедрение новых алгоритмов организации труда позволит 350 миллионам людей с ментальными расстройствами найти работу. «Руководители компаний, которые игнорируют перемены, делают это на свой страх и риск и вредят своим организациям», — заявила она. Детский психиатр РБОО «Центр лечебной педагогики» Артем Новиков рассказал «Ленте.ру», что в ближайшее время расстановка сил на рынке рабочей силы может существенно измениться. «В целом меняется психическое состояние и детей, и взрослых, становится все больше нейронетипичных людей. Из-за обилия информационных потоков у половины людей развивается дефицит внимания. Им сложно долго концентрироваться, внимание постоянно скачет, в такой ситуации человек с аутизмом может иметь преимущество, потому что если ему интересна деятельность, он будет стабильно работать, ни на что не отвлекаясь, не читая при этом книг про многозадачность и статей о том, как избежать прокрастинации. Он просто будет делать, а остальное подождет», — объяснил он.

Надежда IT

В IT-бизнесе одной из первых нанимать людей с РАС стали в Specialisterne. Эту компанию, занимающуюся тестированием программного обеспечения и консалтингом, основали в 2004 году как площадку, где могут работать люди с РАС (таких там 75 процентов сотрудников). «Работодатели не нанимают людей с аутизмом, потому что они заперты в социальной парадигме, где все ищут счастливых, обычных сотрудников, хороших командных игроков, которые продвигают себя», — говорит Торкил Сонн, основатель компании. В результате талантливые сотрудники остаются без работы, в то время как рабочие места вакантны. Сонн видит свою задачу в том, чтобы устранить этот разрыв. Он замечает, что, хотя во многих местах прием на работу аутистов идет вразрез с социальными нормами, политика компаний уже начала меняться. Впрочем, не стоит ждать быстрых изменений, по его выражению, этот процесс больше похож «на марафон, а не на спринт». Стоит отметить, что это с самого начала был коммерческий проект и при этом достаточно успешный.

Питер Брабазон, глава ирландского подразделения Specialisterne, напомнил, что в IT-секторе прогнозируется дефицит кадров в количестве примерно 7000 рабочих мест, поэтому люди с аутизмом, которые, как правило, испытывают проблемы с поиском работы, станут крайне ценным ресурсом для отрасли. «Они часто очень хороши, когда надо обнаружить ошибки, и уделяют большое внимание деталям. По нашему опыту, они чрезвычайно усердно работают», — говорит он.

Аутисты меняют правила

Чтобы использовать этот ресурс, компаниям приходится сначала адаптироватькорпоративные нормы. В SAP для аутистов отказались от традиционных собеседований. Вместо этого кандидатам дают поработать над индивидуальными и командными заданиями, затем следует пятинедельный тренировочный период, разработанный Specialisterne. Значительная часть тренингов посвящена обучению социальным навыкам. Например, там решаются такие вопросы: если генеральный директор отправил по общей рассылке письмо всем сотрудникам, надо ли в этом случае отвечать? После оформления участникам программы SAP «Аутизм на работе» дают наставников и выделяют коллег, которые будут их сопровождать в качестве волонтеров. Нейротипичные (не имеющие выявленных ментальных расстройств) сотрудники при этом проходят специальные курсы, посвященные аутизму.

В Microsoft для кандидатов с РАС время собеседования увеличили до пяти дней. «Мы действительно пытаемся узнать человека и дать ему продемонстрировать свой талант», — рассказывает Барнет. Как и в SAP, в Microsoft у сотрудников с расстройствами аутистического спектра есть общественный наставник, который решает практические вопросы, такие как дорога на работу, и инструктор по работе. Это коллега, сопровождающий человека в течение рабочего процесса, как правило, их отбирают из людей, уже имеющих опыт общения с аутистами. Стандартно их прикрепляют на первые три месяца, чтобы помочь новому сотруднику освоиться, но срок можно продлить. «У нас есть сотрудники, которые уже больше года сохраняют своих наставников», — рассказывает Барнет.

Конкурентное преимущество

Аутисты, в том числе низкофункциональные, находят себе применение и в малом бизнесе. Классический пример успешного предприятия, давшего работу людям с РАС, — компания Extraordinary Ventures (EV), основанная в Чапел-Хилл, Северная Каролина. Один из основателей EV Грег Айрленд хотел, чтобы для его сына Винни, у которого диагностировали аутизм, нашлась подходящая работа. У Винни сложное поведение, он практически не говорит, но потрясающе продуктивен, если речь идет о работе в хорошо структурированной среде. Эти особенности подсказали Грегу Айрленду и другим таким же родителям идею для нового бизнеса.

В EV рабочие процессы изначально отстроили, чтобы они соответствовали навыкам и потребностям людей, которых планируют нанимать. На старте ресурсы были довольно скромными, поэтому пришлось отказаться от проектов, которые требовали больших затрат. Нужен был простой в управлении бизнес, который позволит сотрудникам развиваться и быстро вернет инвестиции. В структуру EV сейчас входят собственная прачечная, сервис по уборке автобусов и предприятие по производству ароматических свечей. Сама работа очень структурирована, все работники получают индивидуальные инструкции, ход работы контролируют тренеры, которые при необходимости берут на себя вопросы коммуникации.

К 2018 году в EV уже работало 50 человек. Основатели компании признаются, что сначала их сотрудники, для большинства из которых это была первая в жизни работа, не отличались высокой производительностью, но спустя несколько месяцев, после того как достаточно освоились, показали впечатляющий результат. «Они невероятно продуктивны и надежны, поэтому бизнес прекрасно развивается. Настолько хорошо, что группы в Чикаго, Мичигане, Нью-Йорке, Массачусетсе и Северной Калифорнии работают над созданием собственного бизнеса на основе модели EV», — рассказывает управляющий директор компании Ван Хатчелл.

Как пояснил Артем Новиков, если человек с низкофункциональным аутизмом делает что-то, что находится в спектре его интересов, он подходит к делу максимально качественно. «При этом для него важно сохранять один и тот же алгоритм. Например, машину он будет мыть строго в определенной последовательности, если же ему не дадут закончить работу, он может протестовать, потому что стереотипный ритуал нарушен», — рассказал он.

Грег Айрленд говорит, что работа в EV открыла глаза и ему самому. «Благодаря этому проекту я увидел, что люди не хотят быть обузой. Работа в нашем обществе — это не просто способ зарабатывать на жизнь, это то, что определяет личность человека», — считает он. Это не единственный подобный пример. В Парклэнде была создана компания Rising Tide, специализирующаяся на мытье автомобилей, где большую часть штата также составляют аутисты.

В Спрингфилде, штат Массачусетс, по такой схеме работает компания JE Robison Service, которая занимается ремонтом автомобилей премиум-класса. «Поскольку я аутист, я знаю все вплоть до мелочей об автомобилях Rolls Royce и Bentley, поэтому люди со всей страны обращаются ко мне. Таким образом аутизм для меня стал значительным конкурентным преимуществом», — говорит основатель компании Джон Элдер Робисон. Он не возлагает больших надежд на программы занятости в крупных компаниях, которые сами по себе вряд ли изменят отношение к аутистам, но считает, что сообщество людей с расстройствами аутического спектра в состоянии само обеспечить себя работой. Глобальные изменения произойдут не из-за жалости или сочувствия, а потому что это продиктовано глобальной трансформацией рынка труда. И здесь малый бизнес может стать главным катализатором. «Это то место, где мы можем жить», — уверен Робисон.

Точно не благотворительность

Еще одна отрасль, которая открыла для себя преимущества работы с особыми сотрудниками, — сельское хозяйство. В Австралии крупная животноводческая компания с сорокалетней историей SunPork Farms и Центр совместных исследований по жизни с аутизмом (Autism CRC) запустили совместную программу «Аутизм и сельское хозяйство». Способность хорошо концентрироваться на повторяющихся задачах оказалась крайне важной и при разведении свиней. Глава компании Роберт ван Барневельд является профессором, длительное время изучавшим аутизм. Он решил доказать, что аутисты хорошо подходят для ухода за животными. «Наша цель состоит в том, чтобы оценить успех программы, привлечь большее количество взрослых в этот сегмент бизнеса, а затем предложить наш опыт и знания другим секторам животноводства, которые также могут извлечь выгоду из более разнообразной рабочей силы», — сообщил он. По его мнению, этот проект позволит повысить кадровый потенциал сельского хозяйства во всем мире.

Здесь также отказались от стандартных правил найма, включающих в себя резюме и собеседования, вместо этого сразу дают возможность приступить к работе. «Мы даем людям возможность показать себя, а не рассказывать о себе», — говорит руководитель проекта «Аутизм и сельское хозяйство» доктор Кирсти Ричардс. По его мнению, успех этой программы должен побудить бизнес более широко взглянуть на традиционный набор и обучение сотрудников. На фермах аутистам помогают наставники. «Некоторые из них были суровыми свиноводами старой закалки, от которых никто не ожидал, что они выступят в такой роли и возьмут на себя ответственность за своих коллег, которых надо обучать и следить, чтобы с ними было все хорошо, в том числе и после работы. Сами наставники в процессе работы пережили огромную трансформацию», — рассказывает ван Барневельд.

Пол Шаттук, доцент Института аутизма при университете Дрекселя в Филадельфии, отмечает, что коммуникационные проблемы отсекают большую часть даже высокофункциональных аутистов. «Все больше и больше требуют, чтобы вы успешно взаимодействовали с другими людьми. Это расценивается как часть работы и однозначно отключает людей с аутизмом», — считает он. Шаттук напомнил, что есть люди, готовые выполнять работу, даже повторяющуюся и монотонную, при условии, если для них будет решена проблема с коммуникациями, и ими не стоит пренебрегать.

Интервью со специалистом в области помощи взрослым с аутизмом, одной из докладчиков II Международной научно-практической конференции «Аутизм. Выбор маршрута», которая прошла 6-8 октября 2016 года в Воронеже

 

carol01

Кэрол Шелл (в центре) на конференции «Аутизм. Выбор маршрута»

 

Доктор Кэрол Шелл — психолог, педагог, директор «Ресурсного центра по аутизму Виргинии», профессор Университета Содружества Виргинии (США). Более 30 лет она помогает подросткам и взрослым с РАС в качестве педагога, администратора, исследователя и консультанта. Одна из основных авторов модели SEARCH по трудоустройству молодых людей с РАС на конкурентные рабочие места, которая продемонстрировала высокую эффективность, и о которой она рассказала в рамках конференции.

Вы работаете в основном с взрослыми людьми с аутизмом, на каких принципах и подходах базируется ваша работа?

Парадигма нашей работы — это поведенческий подход, плюс очень большая доза самоопределения. В США мы часто говорим о том, что главное, чтобы человек смог стать независимым, жить самостоятельной жизнью. Термин «самоопределение» означает, что мы учим быть главным человеком в своей собственной жизни — когда не другие люди принимают решения за тебя, а ты сам принимаешь решения о своей жизни. Самоопределение — это тот идеологический принцип, который лежит в основе нашей работы.

Если же говорить о научных принципах нашей работы, то есть методах, с помощью которых мы учим самоопределению — это прикладной анализ поведения.

Прикладной анализ поведения не так уж часто используется для помощи взрослым, ведь существует представление, что АВА-терапия — это только для маленьких детей.

Да, такой миф действительно существует. Другой миф — это то, что АВА сводится к работе «за столом». Например, я сажусь за стол, достаю карточки, спрашиваю: «Что это?» или «Покажи то». Разумеется, АВА для взрослых людей выглядит совсем не так.

Из методов АВА мы чаще всего используем анализ задачи. Это техника, когда мы анализируем какие-то действия или занятия, которые объединяются в одну последовательность. Допустим, я хочу поехать куда-то на автобусе здесь, в Воронеже. Что я должна для этого уметь? Я должна взять нужную сумму денег, я должна прийти на остановку, я должна определить нужный автобус, сесть в него, оплатить проезд, сесть на место, я должна сидеть и смотреть прямо, не разговаривать с другими пассажирами, следить за своими вещами и так далее. Я не могу обучать каждому из этих шагов по отдельности, мне надо обучать им только в качестве последовательности. Если я буду учить просто подходить к автобусу и пользоваться билетом, то это будет не особенно полезно. Так что мы применяем техники АВА, которые реже упоминаются и о которых меньше знают, такие как анализ задачи.

Также мы очень часто используем «репетиции». Что это значит? Например, мне нужно научить человека заказывать еду в ресторане. С чего начать? Нужна практика в этом навыке, так что мы будем проводить репетиции. Что будет включать такая репетиция? Допустим, вы учите делать заказ в ресторане «фаст-фуда», вроде МакДональдса или KFC. Нужно подойти к стойке, нужно подождать, пока сотрудник обратит на вас внимание, нужно сказать, что вы хотите, вам назовут стоимость, вы отдадите сотруднику деньги и так далее. В реальной ситуации все эти шаги нужно производить вместе, но вы можете заранее отрепетировать некоторые из них. Например, вы можете отдельно отрепетировать разговор о том, что вы хотите заказать. Потому что нельзя подойти к стойке и сказать: «Э-э-э-э….», нужно говорить сразу, не задерживая очередь. Так что мы проводим очень много предварительных репетиций.

Если говорить о детях с аутизмом, то какие навыки важнее всего для успеха во взрослой жизни?

Хороший вопрос! Есть много очень важных навыков. В первую очередь, это все, что связано с независимостью. Если говорить о людях с более серьезной инвалидностью из-за интеллектуальных нарушений или природы их инвалидности, то важно помочь им быть настолько независимыми, насколько это возможно. Это включает такие навыки как, например, способность найти дорогу, способность отнести что-то и вернуться, способность передать кому-то сообщение. Независимость важнее всего.

Вторая область навыков, которая очень важна — это способность к самопоощрению. Это умение понять, когда я хорошо поработала, и не зависеть от регулярного поощрения извне. Например, АВА-терапист может регулярно давать небольшие порции какой-то любимой еды в качестве поощрения. Ребенок делает что-то хорошо — вы даете ему что-то, что ему нравится, или просто хвалите его. Поначалу это очень эффективно, но нам очень важно постепенно уменьшать зависимость от поощрения, точно так же, нам важно постепенно уменьшать зависимость от индивидуального сопровождения.

Для подготовки ко взрослой жизни нужно учиться работать все более и более продолжительные периоды времени без дополнительного поощрения, потому что когда вы станете взрослым, никто не будет говорить вам «Молодец!» каждый раз, когда вы делаете что-то правильно. К тому моменту, когда встанет вопрос о трудоустройстве, вы должны научиться работать 4-5 часов подряд без перерыва. Но над подобной выносливостью необходимо работать заранее, ее необходимо постепенно развивать.

Большинство взрослых, на самом деле, так или иначе умеют поощрять сами себя, даже если они этого не осознают. И мы должны учить молодых людей с РАС, как это можно делать. Например, отслеживать качество своей работы, планировать небольшие перерывы и включать в них какое-то поощрение и так далее. Это и есть навык самопоощрения.

Еще один навык, который очень важен для взрослых — это переход от одной деятельности к другой. У очень многих молодых людей с РАС с этим есть очень серьезные проблемы. Если он работает над задачей и закончил ее, то все, с его точки зрения работа закончена! Он не переходит к следующей задаче. Так что умение самостоятельно переходить к новой задаче — это очень важный навык, который мы должны развивать у детей с аутизмом.

Наконец, это, конечно же, социальные навыки. Это крайне важная область для адаптации во взрослой жизни. Умение правильно поприветствовать других людей, знание о том, какая информация является приватной, и ее не следует сообщать посторонним, как не говорить того, что смутит окружающих, умение попросить о помощи, когда она тебе нужна. Такие навыки чрезвычайно важны. Более того, наши исследования показывают, что при трудоустройстве социальные навыки даже более важны, чем навыки, непосредственно связанные с работой. Очень многие люди с аутизмом могут работать, но при очень низких социальных навыках у них возникнут проблемы.

Если говорить о трудоустройстве, то какие проблемы обычно приходится преодолевать для того, чтобы помочь людям с РАС работать?

Это во многом зависит от того, где именно вы собираетесь работать, какие у вас склонности. Так что если говорить о навыках трудоустройства, то цели обучения могут быть крайне разнообразными. В нашей практике мы успешно обучали людей выполнять самую разную работу во время стажировок, потому что стажировка на рабочем месте допускает очень много практики в одних и тех же задачах.

На самом деле, обучать конкретным навыкам для работы — это всегда намного проще, чем учить социальным и другим навыкам, о которых я говорила ранее. Первостепенная задача, которую мы выполняем — это помощь людям в определении и развитии их сильных сторон. Например, если вы очень организованный человек, для вас очень важно, чтобы все вещи были разложены по порядку, и вы можете следить за порядком, то для вас есть очень много рабочих мест, на которых вы можете быть успешны.

К примеру, ранее я рассказывала о том, как мы учили группу молодых людей собирать наборы для забора крови в больнице. Для того, чтобы сформировать такой набор, нужно все разложить в определенной последовательности, ничего не упустить, там должно быть определенное количество колб, маленьких частей и тому подобного, и их нужно расположить в определенном порядке. И наши ребята с аутизмом прекрасно с этим справляются, потому что они очень дотошны, они делают все одним и тем же образом каждый раз, и, если что-то сделано неправильно, они тут же заметят это зрительно. Так что все зависит от того, где человек хочет работать, и что у него получается, но каких-то заведомых ограничений на самом деле нет.

Какая работа обычно подходит людям с аутизмом?

По большому счету, это любая работа с высоким уровнем повторяемости, где нужно производить одни и те же действия. Я работала с одним молодым человеком, назовем его Деррен. Он работает в аптеке крупной больницы, и его обязанности — убирать препараты с истекшим сроком годности, и раскладывать все остальные препараты на нужных местах и в соответствии с датой изготовления, еще он должен отмечать, если какие-то препараты заканчиваются, и если какой-то препарат случайно положили не туда, он кладет его на место. Надо сказать, что аптека при больнице — это просто огромная аптека, но он прекрасно справляется с этой работой, и благодаря ему в аптеке постоянно полный порядок, и другим сотрудникам не приходится на это отвлекаться.

Подобная работа прекрасно подходит Деррену, потому что он приступает к задаче, и он будет продолжать до тех пор, пока эта задача не будет выполнена. Просто важно понять, что для того, чтобы прийти к этому нужно время, нужно много времени и усилий для предварительного обучения нужным навыкам, особенно социальным навыкам, но это того стоит, потому что в результате работодатель только выиграет.

Представьте, что я буду выполнять ту же работу, что и Деррен. Я раскладываю препараты, и тут кто-то подойдет ко мне и заговорит про спорт, например. Я повернусь к нему и начну с ним разговаривать, потому что у меня социальный мозг, который так устроен, что для него всегда будет приоритетом разговор с другим человеком, и я с большей вероятностью допущу ошибку. Но для человека с аутизмом все наоборот. Если кто-то подойдет и начнет разговаривать с Дерреном, то он скажет: «Не сейчас, я работаю», и он продолжит работу, он будет разговаривать с кем-нибудь только во время перерыва. Он полностью сосредоточен на работе. Так что сотрудники с аутизмом очень хороши там, где есть конкретная задача, на которой можно сосредоточиться.

Что могут сделать родители, чтобы помочь своим детям подготовиться ко взрослой жизни и трудоустройству?

С самого раннего возраста родители могут учить ребенка обязанностям, которые связаны с трудовыми навыками. Такие обязанности можно подобрать для ребенка даже на раннем уровне развития. Подумайте о том, что может делать ребенок с типичным развитием того же возраста, и учите своего ребенка делать то же самое. Например, ребенок младшего школьного возраста может выносить мусор, он может кормить домашнее животное, он может сам убираться в своей комнате. Так что очень важно, чтобы родители поощряли маленького ребенка помогать по дому и ожидали от него такой помощи.

Ребенок более старшего возраста может учиться выполнять какие-то поручения за денежное вознаграждение, например, мыть посуду, или расчищать дорожки от снега, и да, ему нужно за это платить какие-то небольшие суммы. Потому что нам важно, чтобы дети с аутизмом учились тому, что иметь деньги и зарабатывать деньги — это хорошо. Поэтому, когда ребенок становится старше, он должен выполнять какую-то дополнительную работу по дому за деньги.

А в старшем подростковом возрасте родителям надо начинать искать место, где ребенок сможет работать хотя бы небольшую часть ставки. Такое место нужно начинать искать как можно раньше, эту задачу нельзя откладывать. Независимо от интеллекта и уровня функционирование, один из главных показателей того, будет ли ребенок работать во взрослом возрасте — это есть ли у него уже какой-то опыт работы.

Так что если у ребенка школьного возраста уже есть работа, есть опыт работы, то это главный показатель того, что он будет работать, когда станет взрослым. И это не обязательно должна быть оплачиваемая работа, возможно, удастся найти какую-то возможность для волонтерства в благотворительной или общественной организации. Работа волонтером также, по нашему опыту, позволяет сформировать навыки для дальнейшей работы, при этом требования для волонтеров не такие жесткие.

Подводя итоги, родители должны поощрять детей быть все более независимыми и делать то, что подходит их возрасту. Так что подготовка к трудоустройству должна начинаться с раннего возраста, с того, что ребенок учится помогать по дому, начинает зарабатывать какие-то деньги, начинает работать на простой работе с частичной занятостью. Главное, не прекращать мечтать о большем, и не отказываться полностью от надежды на то, что когда-нибудь ребенок сможет работать!

источник http://outfund.ru/

Людям с диагнозом «аутизм» трудно найти подходящее дело жизни, но у некоторых из них всё получается. Они сами ищут пустующие ниши и открывают собственный бизнес.

Аутизм — это генетическое расстройство, которое сопровождается нарушениями речи и моторики, нежеланием и неумением коммуницировать с другими людьми. Но далеко не всегда аутизм предполагает умственную отсталость: напротив, некоторые аутисты обладают отличными способностями в математике, программировании и других науках. Этим воспользовался датский предприниматель Торкал Сонн. В его софтверной компании Specialisterne работают преимущественно аутисты. А некоторые страдающие этим расстройством и вовсе не стали ждать, когда их пригласят на собеседование, а создали свой собственный бизнес.

Кент МЕЛВИЛЛЬ

Напитки Kent’s Soda

Девятилетний Кент Мелвилль, у которого в два года был диагностирован аутизм, летом 2010-го начал продавать возле своего дома в Вермонте домашний лимонад. Он так хорошо пошёл, что у Кента сразу появились мысли сделать на этом настоящий бизнес: разработать линейку вкусов, нарисовать логотип и защитить товарный знак. Он рассказал о своих чаяниях отцу, который, к слову, ведёт в местном колледже бизнес-класс. От идеи тот был не в восторге и начал уговаривать Кента отложить запуск производства к тому моменту, когда он станет постарше. Мальчику удалось переубедить отца, и он начал работать: «Зачем ждать, если всё, что нужно, у меня есть уже сейчас?» Свой напиток он назвал Kent’s Soda и стал продавать его не только у дома, но и оптом — в рестораны и местные фермы. В ассортименте — самые разные вкусы: крем-сода, клубника, виноград, лимон и другие. После того как мальчика заметила пресса, от заказов на бутылочку Kent’s Soda не было отбоя. Только в первый год существования компании их было продано 3,5 млн. Часть выручки идёт в фонды, помогающие страдающим аутизмом. Компания на плаву по сей день, хотя не без трудностей. В июне мальчик вместе с отцом попытались собрать деньги на развитие на Kickstarter, но им это не удалось.

Душа компании: 5 предпринимателей-аутистов. Изображение №2.

Энтони БАРРЕТ

Сервис доставки Anthony At Your Service

Энтону Баррету из канадского города Эдмонтона 25 лет. Ему сложно говорить, но он много улыбается, рад встречам с новыми людьми и любит гулять. Он решил доказать, что сложности с общением — не помеха в бизнесе. В этом ему помог его помощник и друг Майк Хэмм, который снял видео про него и выложил на YouTube. Ролик рассказывает о том, как живёт Энтони и почему он запускает собственный сервис доставки Anthony At Your Service.

«Запуск этого бизнеса поможет Энтони стать частью общества, но ещё больше он поможет Эдмонтону», — резюмирует Майк. За первую неделю видео просмотрели более 120 000 раз, спустя год оно приближается к отметке в 200 000. В родном Эдмонтоне Энтони стал звездой. Он нарасхват у журналистов, что идёт на пользу бизнесу.

Илин ПАРКЕР

Взвешенные одеяла Cozy Calm

Илин Паркер до пяти лет не разговаривала, а потом заговорила и в целом выглядела как полностью здоровый человек. Только работа в офисе ввергала её в ужас: ей было слишком сложно высиживать весь рабочий день перед компьютером. Задачи, которые ставили перед ней, казались ей слишком сложными. Ей не удавалось запоминать и структурировать информацию. Диагноз «аутизм» ей поставили только в 46 лет. Когда это произошло, Илин выдохнула: «Это объясняло многое». Спустя пару лет она начала лечиться с помощью трудотерапии. Терапевт положил на неё специальное одеяло, которое активировало сенсорные системы организма. Спустя пять минут под таким одеялом Паркер почувствовала себя расслабленно: напряжение, которое преследовало её всю жизнь, куда-то испарилось. Она начала искать такое же, чтобы использовать его дома, но выяснилось, что их почти невозможно найти в продаже. В основном люди делают их своими руками и сами же их используют. Паркер решила начать производить их. Она наняла несколько профессиональных швей и начала выпускать мягкие и одновременно тяжёлые одеяла под брендом Cozy Calm. Продавать их она начала через интернет, потом удалось договориться с аптеками и больницами. В 2010 году продажи Cozy Сalm составили $28 000, а уже через год увеличились более чем втрое — до $100 000.

Ханна ГРИНБЕРГ

Футболки A-Z T-shirt

15-летняя Ханна Гринберг страстно любит моду. Её любимый цвет — зелёный. Она объединила оба увлечения и при поддержке нью-йоркской компании Spectrum Designs начала этим летом выпускать футболки собственного дизайна. Её первая линия, посвящённая алфавиту, называется A-Z. Чтобы собрать деньги на производство, она рассказала о своих планах на краудфандинговой платформе GoFoundMe. Её цель — $5 000, пока собрано чуть более $1 000. Одна футболка стоит $25. Дизайн понравился американским актрисам Дениз Ричардс и Тори Спеллинг, и они даже провели фотосессию в футболке от Ханны. Вырученные средства идут в фонды, помогающие детям, страдающим аутизмом.

Душа компании: 5 предпринимателей-аутистов. Изображение №7.

Мэттью МОРРИЛЬ

Услуги по измельчению макулатуры Matthew James Co

Семья 24-летнего Мэттью Морриля с диагнозом «аутизм»испытывала финансовые трудности, но мама даже и мечтать не могла о том, чтобы он обрёл финансовую независимость. Мэттью решил открыть свою компанию Matthew James Co. С помощью шредера он начал избавлять частных клиентов и компании от огромного количества скапливающейся макулатуры. У него даже появился слоган: «Разорву конкурентов в клочья». Первым клиентом стал местный дом престарелых — он приезжал туда раз в неделю и измельчал все ненужные бумажки. Старт был таким успешным, что почти сразу он решил нанять себе помощника. Его целью было зарабатывать $3 000 в месяц. Такого заработка ему бы хватило, чтобы исполнить мечту — свозить своего младшего брата и маму в Диснейленд.

Душа компании: 5 предпринимателей-аутистов. Изображение №9.

http://www.hopesandfears.com/hopesandfears/ideas/cloud/121999-autism

В Германии, по последним данным, проживают около 40 тысяч человек с диагнозом «аутизм». Однако эксперты считают, что в действительности это число гораздо больше.

Фирма Auticon стала первой и пока единственной в Германии, принимающей на работу исключительно сотрудников-аутистов. Auticon работает в сфере IT-технологий и занимается тестированием программного обеспечения.

Как отмечается на сайте компании, в силу своих особенностей люди с синдромом Аспергера (одна из форм аутизма) способны обнаружить даже мельчайшие недочеты в программном обеспечении. В каждом из филиалов компании работают профессиональные ассистенты, которые могут помочь сотрудникам в трудных случаях профессиональной жизни.

Специалисты отмечают, что аутисты обладают высоко развитым логическим мышлением, а также хорошими аналитическими способностями. В Auticon утверждают, что такие люди способны концентрироваться на какой-то одной проблеме и зачастую, как герой известного голливудского фильма «Человек дождя», имеют фотографическую память. Кроме этого люди с аутизмом могут нестандартно мыслить и всегда говорят правду.

В целом в Германии, по последним данным, проживают около 40 тысяч человек с диагнозом аутизм. Однако эксперты считают, что в действительности это число гораздно больше. В частности, статистика часто не учитывает взрослых людей, которые отнесены к категории душевнобольных и живут в соответствующих социальных учреждениях.

Как рассказал РИА Новости эксперт крупнейшей немецкой некоммерческой организации, помогающей людям с этим расстройством, Autismus Deutschland Фридрих Нольте (Friedrich Nolte), германское законодательство в этой сфере отрегулировано достаточно хорошо.

«Но многие не могут воспользоваться своим правом. Многие подают заявку на получение социальной помощи и получают отказы. Чиновники часто ставят под сомнение, действительно ли это аутизм. То есть такого автоматизма нет: тебе поставили диагноз – ты получаешь помощь. Многие вынуждены, так скажем, пробираться сквозь джунгли», — сказал собеседник агентства.

Поддержкой таких людей и их родственников занимаются многочисленные общественные объединения, работающие как на федеральном, так и на местном уровне. Они помогают не только с получением медицинской и финансовой помощи, но и с социализацией людей с этим расстройством. В итоге многие из них получают работу, в том числе в крупных компаниях.

Так, в мае этого года немецкая компания SAP — ведущий мировой производитель программного обеспечения для управления предприятиями, работающий более чем в 130 странах мира – объявила об открытии ставок на IT-специальности для людей с аутизмом. Как заявила в этой связи член совета директоров SAP Луиза Дельгадо, компания рассчитывает, что «люди, имеющие другой склад ума, помогут SAP стимулировать инновации и справиться с проблемами XXI века».

Известно, что отобранные организацией люди займут в SAP должности инженеров-тестировщиков программного обеспечения, программистов и специалистов по управлению качеством данных. К 2020 году компания собирается увеличить численность сотрудников, страдающих аутизмом, до 1% от общего количества персонала.

http://alfanews.md/news/detail.php?ID=14763

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Реклама

Спеши подключить интернет в Харькове от укртелеком за 1 грн и получи WI-FI в подарок