обучение

Поведенческий аналитик о составлении индивидуальной программы и выборе целей обучения для детей и взрослых с выраженными когнитивными нарушениями

Источник: Different Roads to Learning

Мы начали программу прикладного анализа поведения (ПАП) для Лили шесть месяцев назад. И за все это время она не овладела ни одним целевым навыком из своей программы. Ни одним. Я сидела и смотрела на собственное озадаченное лицо в отражении на компьютерном экране с ее графиками. Что я делаю не так? Почему она ничему не учится? Почему прикладной анализ поведения меня подвел?

До Лили я работала только по программам раннего вмешательства с дошкольниками. У этих детей были сильно ограничены или вообще отсутствовали какие-либо базовые навыки. Но каждый из них реагировал на ПАП как в сказке. Графики освоения навыков были потрясающими – 0% в самом начале и уверенное повышение до 80-100%. Это повторялось снова и снова, как терапевтические часы. Именно благодаря работе в сфере раннего вмешательства я «подсела» на прикладной анализ поведения и была уверена, что он подходит всем и каждому. Каждый раз, когда родители были в восторге от прогресса малыша за 30 дней терапии, я убежденно говорила: «Это наука!» Я была полна уверенности в своей нише.

Однако графики Лили были настоящим кошмаром. Они напоминали зубы динозавра с проблемами прикуса, и они никогда не поднимались выше 50%. «Определение частей тела», «Совмещение одинаковых изображений», «Сортировка предметов по цвету», «Просьбы» – все эти самые стандартные программы, к которым я так привыкла, просто не работали.

Я перепробовала все – вводила и убирала безошибочное обучение, меняла стратегии подсказок, работала в разной обстановке и разное время дня. Каждый новый подход приводил к тем же низким и неустойчивым результатам. Она не могла называть предметы. Она не могла находить предметы по инструкции. Она не могла имитировать. У нее был один жест, который она придумала сама, чтобы показать, что она чего-то хочет, но окружающие должны были сами догадываться, что именно. Ее папка с данными была черным пятном в моем послужном списке.

Я думала о том, чтобы запросить супервизию или вообще передать случай другому поведенческому аналитику. Тут явно нужен был кто-то более опытный, кто больше знал о работе с невербальными детьми, владел какими-то хитрыми приемами, о которых я не догадывалась. Прежде чем позвонить коллеге, я решила последний раз просмотреть ее папку.

Лили было 10 лет, и она была полностью невербальна. Она не пользовалась туалетом. В медицинском заключении говорилось, что ее познавательные функции соответствуют 6-месячному ребенку и вряд ли уже изменятся. И только тут до меня дошло.

Моя программа была ей вообще не нужна. Не нужна ей была «Имитация действий с предметами». Не нужно ей было достигнуть критерия мастерства по навыку «Определение части изображения». Конечно, такие навыки были бы не лишними, но они не были самыми актуальными.

Этой девочке нужно было научиться самостоятельно мыться. Ей нужно было научиться готовить себе перекус. Ей было нужно чистить зубы, застилать кровать и самостоятельно пользоваться туалетом. Когда она станет взрослой и встанет вопрос о том, где и в каких условиях она будет жить дальше, никого не будет волновать, может ли она расположить модели автобусов по размеру.

Я почувствовала себя глупо и очень на себя разозлилась. Я потратила несколько месяцев пытаясь вдолбить ей названия частей тела, в то время как у нее был такой огромный дефицит в навыках для повседневной жизни. Я поняла, почему нас, поведенческих аналитиков, порою критикуют за ригидность и одержимость процентами.

Я отменила всю ее программу. Я купила тест «Оценка функциональных жизненных навыков» (AFLS) и начала тестирование на той же неделе. Ее баллы были очень низкими, но нам было с чего начать. Мы написали 10 программ на функциональные навыки и начали обучать каждому навыку с помощью «обратной цепочки». Мы полагались на «мышечную память» и ежедневные повторения, так как она не могла понять визуальные подсказки с картинками. Мы работали в будни и на выходных, повторяя последовательности действий каждый день до достижения независимости.

Прошло 30 дней, пока она освоила свою первую программу: «Приготовить перекус». Она могла найти полку, где лежали сырные шарики, открыть крышку банки, высыпать немного шариков в миску, закрыть крышку, поставить банку на место, принести миску на стол, сесть и съесть шарики. Полностью самостоятельно и без единой подсказки. Когда терапистка позвонила и рассказала мне об этом, я прослезилась.

В конечном итоге, прикладной анализ поведения меня не подводил. Меня подвело то, что я забыла о, возможно, самом важном аспекте этой науки – о том, что она создана быть «прикладной». После работы с Лили я уже больше не делала вид, что существует какой-то секретной рецепт «Программы ПАП для любого ребенка». Теперь каждый раз я составляю новый рецепт с нуля. Я больше не задаюсь вопросом, может ли ребенок описать функции 10 общественных профессий за 60 секунд. Вместо этого я спрашиваю себя: «С какими серьезными, функциональными ограничениями он сталкивается каждый день?»

источник http://outfund.ru/najdi-krasnyj-ili-naden-kurtku-vybor-celej-terapii/

Как родители детей с поведенческими проблемами могут использовать одно из универсальных психологических правил

Автор: Тамеика Мидоус / Tameika Meadows
Источник: I Love ABA

 

Принцип Премака: Если вероятность поведения В выше, чем вероятность поведения А, то поведение А станет более вероятным, если В последует за ним. (Данный закон был сформулирован психологом Дэвидом Премаком, также известен как «теория относительности в подкреплении»).

Принцип Премака – это стратегия прикладного анализа поведения (ПАП), которую часто называют «бабушкино правило». Прозвище связано с тем, как некоторые бабушки (большие эксперты по детскому поведению) говорят своим внукам: «Сначала овощи, потом шоколадный торт». Ребенок видит вкусный торт и доедает зеленый горошек, чтобы добраться до торта. То, что делает в данном примере бабушка, поведенческие аналитики называют «принцип Премака».

Специалисты также называют данную технику «Сейчас/Потом», «Если/То» или «Высокая вероятность/Низкая вероятность». Кто угодно может использовать принцип Премака для того, чтобы добиться сотрудничества или повысить вероятность определенного поведения. Вы можете использовать принцип Премака в тех случаях, когда вы хотите, чтобы ребенок что-то сделал, но ему этого делать не хочется. Например, если он не хочет доедать горошек, убирать игрушки, пить молоко, надевать шапку и так далее.

Проще говоря, согласно принципу Премака: вам будет проще сделать то, что вам не хочется делать, если сразу после этого вы сможете сделать что-то приятное.

Для того, чтобы использовать принцип Премака, вам нужно сначала объяснить ребенку, каким будет его поощрение. Так, если поведение В – «есть шоколадный торт», а поведение А – «есть горошек», то вы должны сказать: «Если хочешь кусочек торта, нужно доесть горошек». Заметьте, что здесь используется слово «если». Другой аспект принципа Премака – доступ к награде должен зависеть от выполнения задачи. Так, если ребенок откажется есть горошек, то он не получит торт. Все просто. Ребенок сохраняет контроль над тем, будет ли он зарабатывать награду или потеряет ее.

Меня часто спрашивают: «Почему так важно, о чем я скажу вначале?» Вам нужно вначале описать поведение с высокой вероятностью, чтобы ребенок сосредоточился на том, что он может получить, а не на том, что ему нужно сделать. Постарайтесь удержать внимание ребенка на награде. Если вы сначала скажете о том, что ему нужно сделать, то ребенок слышит требование. Если же вы сначала упоминаете предмет или занятие, которые послужат наградой, то вам будет гораздо проще добиться сотрудничества с ребенком.

Для некоторых детей не имеет значения, если вы сначала озвучите требование, в то же время с некоторыми детьми обязательно нужно сначала упомянуть награду. Если я работаю с детьми, у которых в прошлом возникали проблемы с чужими требованиями, я всегда слежу за тем, чтобы сначала сказать о награде.

Многие родители и специалисты привыкают выдвигать требования, ребенок начинает сопротивляться или протестовать, и только после этого родители или специалисты напоминают ребенку, что он может потерять, если откажется. Это распространенная ошибка. Как правило, она приводит к эскалации ситуации и конфликту. Например:

Мама: «Шон, уберись в своей комнате».

Шон: «Нет / Не хочу / Потом уберусь».

Мама: «Если не начнешь убираться прямо сейчас, то никаких видеоигр вечером».

На чем сосредоточено внимание ребенка? На нежелательном занятии (уборке комнаты), и на том, что он может потерять (видеоигры). После такого диалога ребенок, как правило, начинает все больше и больше сопротивляться требованиям, может даже стать агрессивным, а родители начинают все больше расстраиваться и злиться.

Поэтому очень важно понять принцип Премака, чтобы избежать ситуации, когда вы заранее планируете собственное поражение. Полезный совет: Когда планируете начать предложение с «Если» или «Сейчас», остановитесь и подумайте: «Я уже сообщила о доступном поощрении?» Если нет, то зачем ребенку напрягаться? Что он получит в результате сотрудничества?

Не акцентируйте то, что ребенок может потерять. Нам всем не нравится что-то делать только ради того, чтобы избежать негативных последствий. Мы все предпочитаем что-то делать, чтобы получить что-то хорошее.

Насколько это возможно следите за тем, как вы формулируете свои требования. Не создавайте заранее ситуаций, в которых ребенок откажется от сотрудничества. Каждый раз, когда вы озвучиваете какое-то требование, то есть возможность, что его выполнят или проигнорируют. Если мы будем осторожны с требованиями, то мы поможем ребенку быть успешным и чаще получать поощрение.

Вот несколько примеров правильного применения принципа Премака. (Помните, что если у ребенка есть проблемы с выполнением требований, то сначала нужно упоминать о награде):

«Мы почитаем книжку, когда ты примешь ванну».

«У тебя будет перерыв 10 минут, когда сам решишь 5 примеров по математике».

«Сначала ты поспишь, а потом мы пойдем в парк!»

«Сегодня можешь посмотреть 2 фильма, если съешь свой обед в школе».

«Кто хочет мороженое? (Ребенок поднимает руку). Хорошо, поторопись и помой посуду, а потом мы будем есть мороженое!»

(Для детей, плохо понимающих речь, можно использовать визуальные подсказки «Сейчас-потом»).

источник http://outfund.ru/babushkino-pravilo-dlya-motivacii-rebenka/

Велика подяка GIZ та головному лікарю Роману Марабяну, Тєтяні Чуб і БФ «Гиппократ -88″, тренерам: Юлії Алімовій, Ірині Гордієнко, Вікторії Туренко, Олені Різі!

Координатор проекту Психосоціальна підтримка та менеджмент конфліктів #GIZ GmbH Денис Ткачов та д.м.н,професор кафедри педіатрії та неонатології ХНМУ Олена Ріга вручають сертифікати учасникам навчань. В складі групи слухачів були  фахівці і нашого Благодійного Фонду допомоги дітям з аутизмом «Квіти Життя» (#ФондКвітиЖиття ) Анастасія Ангелова та Ушаков Вячеслав!

MyCollages

Сложно сосчитать, как много детей и людей с РАС живут в искусственно молчаливом мире, но внутри себя с нетерпением ждут, когда же будет нарушена эта тишина. А сколько драматических ситуаций я встречала в семьях, где невозможность достучаться до ребёнка с РАС становится вялотекущим испытанием на прочность нервной системы для всех домочадцев.

5 стратегий, как вдохновлять к коммуникации ребёнка с аутизмом
Как специалисту по речевой терапии мне очень приятно вызывать и поддерживать коммуникацию у неговорящих или малоговорящих детей с расстройствами аутистического спектра (далее – РАС).Сложно сосчитать, как много детей и людей с РАС живут в искусственно молчаливом мире, но внутри себя с нетерпением ждут, когда же будет нарушена эта тишина. А сколько драматических ситуаций я встречала в семьях, где невозможность достучаться до ребёнка с РАС становится вялотекущим испытанием на прочность нервной системы для всех домочадцев.Поэтому мне так радостно делиться работающими стратегиями для увеличения коммуникации с детьми с РАС, а также знакомить семьи  c альтернативными возможностями общаться (помимо речи). Для начала пусть это будет общение по поводу базовых нужд – регулярное и рутинное.

Особенно удобна универсальность пяти стратегий, которые я предлагаю. Они одинаково хорошо работают, чтобы вдохновить к коммуникации говорящих, неговорящих и малоговорящих детей с РАС.

1. Войдите в мир особого ребёнка, вооружившись ЕГО мотиватором к общению

Для большинства детей пища – это прекрасная мотивация и объект для поощрения. Также объекты поощрения и мотивации следует искать среди игрушек ребёнка, мультфильмов, любимых героев из книг и кино, среди простых игровых занятий (мыльные пузыри, качели, подкидывание воздушного шарика, игра в мяч, езда на детском мотоцикле, толокаре), среди друзей и ближайших родственников.

Например, если ваш особый ребёнок отчётливо выделяет для общения кого-то из родственников, используйте именно этого человека как вдохновителя для коммуникации. Распечатайте фото и просите ребёнка показать на «любимую бабушку». Громко называйте имя любимого члена семьи – и просите повторить.

Или обменивайте небольшую фотографию родственника на выполненное ребёнком задание на подражание и повтор слов. Ставьте фотографию повыше, чтобы ребёнок должен был её попросить. А если этот родственник живёт с вами, то пусть он сам поощряет любые эпизоды коммуникации или подражания, обнимая и гладя ребёнка.

2. Постоянно называйте эмоции, которые испытывает ребёнок

Например, если ребёнок приходит в кухню в поисках еды, громко называйте его чувство: «Ты хочешь есть». Чем чаще ребёнок слышит определение чувства в соответствующих обстоятельствах, тем чётче он понимает это чувство.

Также у многих дефектологов есть мнение о том, что нужно исходно предлагать ребёнку формулировку от первого лица: «Я хочу есть», «Я рад папе» и т.п. Таким образом вы, родитель, становитесь проводником ребенка в мир эмоций и задействуете готовые к повтору шаблоны. Здесь вам на помощь приходит речевая особенность ребенка с РАС – продленный во времени этап эхолалий.

Эта стратегия требует неуклонности, регулярности и естественной подачи. Смоделируйте для себя те случаи, когда ребёнок обижен, доволен, счастлив, возбуждён, заинтересован, и проговаривайте эти чувства: «Я вижу, тебе очень интересно играть с Ваней», «Я вижу, тебе обидно, что Женя не поделился конфетами», «Я вижу, ты любишь мишку», «Я вижу, ты грустный, потому что мы не пошли гулять».

Вы можете использовать визуальное подкрепление, разделив лист на три колонки, где в первой колонке будет ребёнок в определённом настроении (с подписью об эмоции), посередине слова «потому что», в третьей колонке – объяснение причин соответствующей эмоции.

Или комплекты визуальной поддержки, которые сделаны специально для вашего малыша. Начните с подбором хотя бы 3-4 ситуаций на базовые эмоции человека: «Я радуюсь/грущу/злюсь/обижаюсь, потому что/когда…».

По моему опыту, несколько месяцев работы – и неговорящие и неконтактные дети могли сложить из множества карточек объяснения, что они хотят есть, пить, злятся или радуются.

Поскольку выражение эмоций – это важнейший освобождающий шаг для налаживания объёмной разноплановой коммуникации, вы можете привлекать любые варианты визуальной поддержки – от распечатанных PECS до аналогичных программ на планшетах.

3. Предполагаем способности

Считать особого ребёнка способным на многое – один из главных принципов, которые при общении с ним должны внедрять все взрослые – от родителя до школьного педагога. Только эта базовая уверенность в ребёнке расширяет его права и возможности в мире.

К этой же стратегии относится общее настроение и строй речи, которые мы используем при обращении к ребёнку с аутизмом. Важно говорить и общаться с ним максимально так же, как со здоровым ребёнком. То есть создавать правила, внедрять требования, интересоваться эмоциями и мыслями, советоваться и учитывать мнение. Этой же стратегии следует обучить всех тех взрослых, которые часто общаются с ребёнком.

4. Моделируйте типичные языковые ситуации и используйте электронные стимуляторы речи

5 стратегий, как вдохновлять к коммуникации ребёнка с аутизмом

Моделируйте язык в типичных ситуациях. Частой проблемой неречевых детей с РАС становится незнание и неумение подобрать нужную конструкцию фразы к конкретному желанию и событию.

Поэтому моделируйте нужные конструкции прямо по ходу жизни. Например, видя, что ребёнок тянется за водой, говорите «Я хочу пить».

Просите ребёнка повторить/проговорить конкретную фразу в соответствующей ситуации. Так вы многократно повторяете нужные шаблоны, по которым ребёнок учится соотносить  ощущения с речевыми конструкциями и выражать мысли адекватно.

В дальнейшем, благодаря регулярному моделированию речи в процессе будней вы сможете вводить вежливые формы обращения к другим людям, в частности, слова «пожалуйста» и «спасибо».

Аналогичным путём для обучения речи работают все электронные стимуляторы речи. Это может быть специальная программа для планшетов на платформах iOS и Android, которая позволяет родителям и близким ребёнка с аутизмом показывать ему картинки, соответствующие нужным словам в будничных ситуациях.

Вот как происходит использование электронного стимулятора речи. Ребёнку многократно предлагается нажимать на картинку с определённым смыслом, когда он хочет выразить свою мысль словами, при этом прибор произносит и само слово. Фактически, если провести параллель с известной системой альтернативной коммуникации PECS, в одном приборе объединяются все функции: PECS-картинки + Слова к PECS (обычно произносимые родителем) + Возможность самому использовать изображения в нужном контексте.

Благодаря этому у ребёнка возникает стойкая связь между зрительным образом слова, его звучанием и ситуацией, где оно используется. Упрощённо говоря, мы может достучаться до всех центров, где формируется речь, через использование

  • Зрительного канала + Звучание + Самостоятельная результативная коммуникация.

Электронные стимуляторы речи признаны одной из самых эффективных техник для неговорящих или мало говорящих детей. Буквально за 4-6 месяцев можно достигнуть результата, которого ждали годы напролёт.

Замечательно и то, что даже без явного прогресса в речи, такая техника быстрее раскрывает для ребёнка с РАС широкий доступ к взаимопониманию в общении с людьми, что само по себе решает многие проблемы в коммуникативной части синдрома.

Простое объяснение принципа работы электронных стимуляторов речи можно посмотреть в видео здесь.

5. Применяйте тотальное воздействие на речевую сферу с помощью всех видов прямой и альтернативной коммуникации

Что такое прямая коммуникация? Это коммуникация с помощью всех возможностей тела – жесты, выражения лица, язык жестов и т.п. Возможности тела – это ограничительные пределы для прямой коммуникации.

Что такое альтернативная (дополнительная) коммуникация? Это коммуникация с помощью дополнительных предметов, среди которых наиболее эффективно использовать разнообразные изображения. Ребёнка с аутизмом всегда можно научить использовать изображения, чтобы выразить свои мысли и идеи даже тогда, когда у него нет речи, или она явно недостаточна.

Потому что коммуникация – это не только слова. К коммуникации относится всё, что облегчает понимание или выражение мыслей. В этом процессе наиболее естественно опираться на зрение и зрительные образы, которые формируют до 80% знаний о мире у большинства детей и взрослых.

Яркий пример метода альтернативной коммуникации – система PECS, когда создаётся набор карточек под каждого ребёнка – с учётом особенности его личности, интересов и режима жизни.

Также к альтернативной коммуникации относится привычная нам письменная речь, ведь это тоже символьная система. Мы все знаем, что обозначают буквы: это просто символы, которые введены для звуков по всеобщей договорённости людей (!). Поэтому письменная речь воспринимается нами естественным явлением, хотя по сути является максимально искусственным изобретением человека.

Неречевого ребёнка с РАС мы можем научить глобальному чтению – и это будет пример освоения альтернативной коммуникации.

Но каким образом альтернативная коммуникация помогает развитию собственной речи? Это происходит самым логичным путём. В процессе альтернативной коммуникации он осваивает  дополнительные знаки, развивает абстрактное мышление и символическую деятельность, и это продвигает его к пониманию и освоению очередной символической деятельности – вербальной (звуковой) речи.

Кроме того, видя перед глазами визуальные подсказки, как это будет при использовании PECS, ребенок легче продвинется в построении фраз и увеличении числа слов в отдельном предложении.

Запомните, важно работать с недостатком
или отсутствием речи ГЛОБАЛЬНО (!)

  • Развивая жесты
  • Развивая мимику
  • Вводя альтернативные способы коммуникации с помощью изображений и символов

 

Перевод с дополнениями

Источник:
www.corhelp.ru/narusheniya-i-pomoshh/kommunikatsiya/5-strategij-kak-vdohnovlyat-k-kommunikatsii-rebyonka-s-autizmom/

Рекомендации логопеда в ситуации, когда ребенок не откликается на имя

Источник: Speech And Language Kids

 

 

Многие родители беспокоятся, когда их ребенок не откликается на имя. Это один из первых симптомов задержки социального развития, в том числе, аутизма. Отсутствие реакции на свое имя затрудняет взаимодействие с ребенком для взрослых и препятствует общению со сверстниками. Если ребенок не откликается на свое имя, это еще не значит, что у него именно аутизм, но это серьезное основание пройти обследование на возможную задержку психического или речевого развития. Ниже описаны шаги, которые могут использовать родители, чтобы научить ребенка реагировать на свое имя.

Реакция в изолированной среде

В первую очередь, мы должны научить ребенка откликаться на имя в среде, где его практически ничего не отвлекает. Для этого вам нужно выбрать место, где для ребенка нет ничего занимательного. Может быть, это кухонный стол или комната, где нет игрушек и ничего не происходит.

Сядьте рядом с ребенком в изолированной среде. Заранее подготовьте какую-то награду для ребенка, например, игрушку, лакомство, или объятия и щекотку, если вашему ребенку это нравится.

Подождите, пока ребенок отвернется и произнесите его имя. Если он посмотрит на вас, то поощрите его запланированной наградой. Если он не посмотрел на вас, произнесите его имя громче, сопровождая его каким-то дополнительным шумом, например, шуршанием бумаги или стуком по столу. Продолжайте так делать, пока ребенок не посмотрит на вас. Наградите его. Каждый раз, когда награждаете его, хвалите: «Ты услышал свое имя, молодец!» Продолжайте это делать и старайтесь по возможности ограничиваться его именем, прибегая к дополнительному шуму, только если он не отвечает.

Продолжайте такие занятия до тех пор, пока ребенок не будет смотреть на вас в ответ на свое имя примерно в 80% случаев в изолированной среде (с минимальным количеством отвлекающих факторов). После этого можно будет перейти к следующему шагу. Помните, что эти занятия должны быть частыми, но короткими. Ребенку быстро надоест то и дело поворачиваться к вам, так что старайтесь не переусердствовать.

Реакция в структурированной среде

Теперь, когда ребенок научился откликаться на имя, когда его ничто не отвлекает, важно постепенно добавлять отвлекающих факторов и наблюдать за тем, сохранится ли его навык.

Сядьте рядом с ребенком там, где его будет что-то отвлекать. Например, в комнате с игрушками или перед телевизором. Повторите то же занятие, что и на предыдущем шаге, когда вы произносите его имя и награждаете его за то, что он смотрит на вас. Если он не смотрит на вас, то произнесите его имя громче и наградите его, если он посмотрел на вас. Если он все еще не смотрит на вас, то снова произнесите его имя громче и сделайте что-то, что может привлечь его внимание. Затем наградите его, когда он посмотрит на вас. Теперь, когда вокруг больше отвлекающих факторов, эта задача может стать для него сложнее. Убедитесь, что между двумя попытками обучения вы оставляете его в покое и даете ему поиграть. Вам нужно, чтобы он сосредоточился на чем-то еще, когда вы позовете его по имени, иначе он просто продолжит смотреть на вас вместо того, чтобы тренироваться переключать внимание со своей игры на ваши слова.

Продолжайте это делать до тех пор, пока ребенок не будет смотреть на вас как минимум в 80% случаев. Переходить на следующий шаг можно только тогда, когда вам больше не приходится махать руками или шуметь, чтобы привлечь внимание ребенка. Он должен быть в состоянии реагировать только на свое имя.

Реакция в неструктурированной среде

После того, как ребенок научился реагировать на свое имя, когда он сидит рядом с вами, мы должны научить его делать это в любой ситуации.

Подождите пока ребенок не сосредоточится на чем-то, например, на любимой игрушке или разглядывании книжки. Встаньте относительно близко к ребенку и произнесите его имя. Сделайте паузу до тех пор, пока он не посмотрит на вас. Если он это сделает, то похвалите и наградите его, как и на предыдущих шагах. Если он не смотрит на вас, измените громкость голоса и свое поведение, чтобы привлечь его внимание. Нам нужно, чтобы он постепенно начал реагировать на свое имя без дополнительных способов привлечь его внимание.

Помните о том, что даже дети без задержки речи не всегда откликаются, когда их зовут, так что не надо стремиться к совершенству.

По мере прогресса ребенка начинайте звать его по имени все с большего и большего расстояния. В конечном итоге, ребенок должен откликнуться, даже если вы позвали его из другой комнаты.
Продолжайте работать над этим навыком в разных местах и с разными людьми, которые будут звать ребенка по имени до тех пор, пока ребенок не будет откликаться на имя в большинстве случаев.

источник http://outfund.ru/

 

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Реклама