научные исследования

Новый анализ существующих исследований показал, что соотношение мальчиков и девочек с аутизмом составляет 3 к 1

Источник: Spectrum News

 

MaleFemale01

Известно, что аутизм чаще встречается у мальчиков, чем у девочек. Новый опубликованный анализ огромной массы данных показал, что реальное соотношение мальчиков и девочек с аутизмом — 3 к 1, а не 4 к 1, как считалось ранее.

Новые данные говорят о том, что девочкам с аутизмом чаще ставят неверные диагнозы, их позже диагностируют или не диагностируют вообще.

«Это исследование предоставило нам самые твердые эмпирические доказательства недостаточной диагностики аутизма среди девочек, — говорит Франческа Хаппе, профессор когнитивной нейронауки в Королевском колледже Лондона, которая не принимала участия в данном исследовании. — это на самом деле очень важная новость».

В большинстве современных источников соотношение мальчиков и девочек с аутизмом составляет 4 к 1. Новый анализ основан на данных 54 исследований о распространенности аутизма, проведенных в разных странах мира. Всего в этих исследованиях принимали участие 14 миллионов человек, из них 53 712 детей с аутизмом. В целом, эти исследования показали, что на одну девочку с аутизмом приходится 4,2 мальчика с аутизмом.

Тем не менее, если исследователи не собирали данные путем интервью с родителями, изучения медицинских и школьных записей, а сами проводили клиническую оценку детей, то соотношение составляло 3,25 мальчика на каждую девочку.

Эти данные играют большую роль в дальнейших исследованиях аутизма, говорит ведущий исследователь, Уильям Мэнди, лектор клинической психологии в Университетском колледже Лондона. «Многие теории об аутизме строятся с учетом того, что это состояние, которому мужчины подвержены в гораздо большей степени, чем женщины, — говорит Манди. — Так что я считаю, что очень важно прояснить реальную картину». Результаты исследования были опубликованы 4 апреля в журнале «Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry».

Кто ищет, тот всегда найдет

Мэнди и его коллеги изучили исследования с пяти континентов, проведенные с 1992 по 2011 год. Во всех случаях диагноз «аутизм» был основан на критериях четвертого издания «Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам» (DSM), которое, главным образом, используется в США, или на критериях десятого издания «Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем» Всемирной организации здравоохранения. (На данный момент была принята пятая редакция DSM, но крупных исследований распространенности аутизма на ее основе пока не проводилось).

В анализе использовалась более тщательная методология, чем в предыдущих исследованиях по соотношению полов при аутизме. Например, учитывался размер выборки в исследовании и различия в характеристиках исследований, например, как именно был поставлен диагноз.

В 34 исследованиях применялось «пассивное выявление случаев», то есть исследователи выявляли детей с аутизмом по записям в медицинских или школьных документах, либо с помощью телефонных опросов родителей, у которых спрашивали, был ли поставлен диагноз их ребенку. В 20 исследованиях применялось «активное выявление случаев», то есть исследователи сами обследовали детей.

В пассивных исследованиях соотношение мальчиков и девочек составляло 4,6 к 1, в то время как в активных исследованиях — 3,25 к 1. «Это ключевая разница, выявленная данным исследованием», — говорит Мэнди. Эксперты считают, что активные исследования помогают получить более верное соотношение по полу.

«Эти результаты предполагают, что если мы будем активно заниматься скринингом аутизма, то мы выявим больше девочек», — говорит Марисела Гуерта, профессор психологии в Медицинском колледже Уэйлла Корнелла в Ню-Йорке, которая не участвовала в данном исследовании.

Девочек с аутизмом могут упускать, потому что врачи и другие специалисты считают, что аутизм в основном встречается у мальчиков. Также возможно, что девочки лучше, чем мальчики, маскируют свои проявления аутизма.

Предвзятая диагностика

Анализ показал, что в исследованиях, в которых было много детей с интеллектуальными нарушениями, соотношение мальчиков и девочек с аутизмом было лишь 3,1 к 1. В исследованиях, в которых было много детей с более высоким интеллектом на одну девочку с аутизмом приходилось около шести мальчиков. Возможно, девочки с аутизмом и нормальным уровнем интеллекта могут маскировать свои проявления аутизма, другое возможное объяснение — аутизм в принципе тяжелее проявляется у девочек.

Некоторые исследователи считают, что соотношение мальчиков и девочек с аутизмом может быть даже меньше, чем 3 к 1. Даже при активном обследовании ученые могут упускать некоторых девочек с аутизмом, потому что стандартизированные тесты рассчитаны на мальчиков. «Поскольку большинство исследований и клинических описаний посвящены исключительно мальчикам, наши диагностические критерии аутизма определенно предвзяты в пользу мужского пола», — говорит Хаппе.

Несколько исследований предполагают, что может существовать так называемая женская форма аутизма. У девочек с аутизмом в среднем не так сильно выражены ограниченные интересы и у них меньше повторяющегося поведения, чем у мальчиков. Однако изменить диагностические критерии, чтобы улучшить диагностику среди девочек не так-то просто. «Это очень сложный вопрос, — говорит Мэнди. — Если вы измените критерии, не изменится ли само явление?»

Возможно, решение проблемы будет найдено в ближайшем будущем. Мэнди проводит исследование о том, как «камуфляж» симптомов аутизма влияет на диагностику среди девочек. Исследования также показывают, что соотношение мужчин и женщин с низкими результатами тестов на социальное взаимодействие и другие черты аутизма примерно 2 к 1. Хаппе исследует, почему некоторые девочки не подходят под существующие диагностические критерии, и в чем их отличие от мальчиков со схожими результатами обследования.

Ссылки:

Оригинал исследования: Loomes R. et al. J. Am. Acad. Child Adolesc. Psychiatry Epub before print (2017).

Пропавшие девочки: аутизм у женщин

«Холодное сердце» как метафора аутизма у девочек

Каковы особенности аутизма у женщин и девочек

«Машенька» — фильм о молодой женщине с аутизмом

источник http://outfund.ru/autizm-vstrechaetsya-u-devochek-gorazdo-chashhe-chem-schitalos-ranee/

Результаты исследовательского проекта об особенностях восприятия чужих эмоций у людей с аутизмом

Автор: Хизер Нуске / Heather Nuske
Источник:
 Another Piece

emotional

То, как люди с аутизмом воспринимают и выражают эмоции, давно является источником моего интереса и страстью, и я собираюсь посвятить этому вопросу еще долгие годы.

Хотя нам предстоит открыть еще очень многое, мои исследования, а также работы других ученых по этой теме, равно как и мой клинический опыт работы с людьми с аутизмом, позволяют пока утверждать следующее:

1. Люди с аутизмом не являются «эмоционально отстраненными». Любой, у кого есть опыт работы и взаимодействия с детьми и взрослыми с аутизмом скажет вам то же самое. Исследования показали, что люди с аутизмом могут иначе выражать свои эмоции, их эмоциональное самовыражение гораздо реже связано с контактом глазами, и, порою, их эмоциональные реакции вызваны не типичными причинами. Однако, без всяких сомнений, они испытывают эмоции.

2. При аутизме восприятие чужих эмоций требует гораздо больших усилий и времени. Наши недавние исследования выявили закономерности, предполагающие, что детям с аутизмом нужно больше времени для восприятия и реакции на выражения эмоций на чужих лицах, например, счастья, злости, страха и так далее. Это соответствует данным более ранних исследований. Это означает, что в повседневных социальных ситуациях, которые очень динамичны и изменчивы, люди с аутизмом испытывают трудности, так как они часто эмоционально «выпадают» или «не поспевают» за партнерами по социальному взаимодействию.

3. Некоторые формы выражения эмоций людям с аутизмом проще воспринимать, чем другие. В целом, людям с аутизмом труднее воспринимать эмоции, которые выражаются лицом, голосом или движениями тела, чем эмоции, которые выражаются иначе, например, письменно или с помощью музыки. Тем не менее, большую роль играет то, кто именно выражает эмоцию, посторонний ли это человек или кто-то знакомый. Одно из наших недавних исследований показало, что дети с аутизмом более типично реагируют на эмоции, которые выражают знакомые им люди, чем люди, которых они не знают.

Наша следующая цель в области исследований — понять, как люди с аутизмом узнают окружающий мир через чужие эмоции, исследовать, как эмоции связаны с контактом глазами и точнее определить многочисленные способы, с помощью которых люди с аутизмом выражают свои эмоции.

Дополнительную информацию можно найти в нашем обзоре по этой теме:

Nuske, H. J., Vivanti, G., & Dissanayake, C. (2013a). Are emotion impairments unique to, universal, or specific in autism spectrum disorder? A comprehensive review. Cognition & Emotion, 27(6), 1042–1061. doi:10.1080/02699931.2012.762900

источник http://outfund.ru/emocionalnaya-zhizn-lyudej-s-autizmom/

Французские нейробиологи опубликовали в Science результаты экспериментов на грызунах, позволивших предотвратить развитие у детенышей аутистических черт путем подавления активности гамма-аминомасляной кислоты у матери. Исследование вселяет надежду на пренатальное лечение расстройств аутистического спектра (РАС).

Долгое время причины развития этих расстройств искали во взаимодействии генетики, окружающей среды, пренатальных и перинатальных факторов. Недавние исследования нейрогенных дисфункций и частоты эпилепсии выявили усиление возбуждения и подавление торможения в нейронной активности при РАС. В частности в связи с этим внимание ученых было обращено к изменению функции γ-аминомасляной кислоты (ГАМК, γ-aminobutyric acid, GABA) —  важнейшего тормозного нейромедиатора центральной нервной системы. В норме в пренатальном развитии эта кислота действует как возбуждающй медиатор, а после рождения — как тормозной.

Не совсем ясно, как на клеточном уровне происходит переключение функции нейромедиатора. Исследование коллектива французских нейробиологов, проведенное на грызунах с разными моделями РАС, выявило, что сбои в переключении функций ГАМК связаны с аномальной концентрации ионов хлора в нейронах.

Изучались две генетические модели: cиндром хрупкой Х-хромосомы, вызываемый мутацией в гене FMR1 на X хромосоме, и вальпроат модель, аутистические проявления в которой вызываются  вальпроевой кислотой (у людей эта кислота применяемая в лечении эпилепсии). В этих моделях во время беременности и после нее нейроны гиппокампа повышали внутриклеточный уровень ионов хлора, что усиливало возбуждающее действие гамма-аминомасляной кислоты (не происходило изменение функции) и глутамата, повышался гамма-ритм мозга.

При введением в материнский организм буметанида — диуретика, нарушающего активную реабсорбцию ионов натрия и хлора, у детенышей электрофизиологические и поведенческие показатели оказались в норме. В то же время, блокировка окситоцина у беременных грызунов привела к появлению потомства с аутистическими проявлениями. Известно, что окситоцин переключает действие ГАМК с возбуждающего на тормозящее в результате снижения внутриклеточной концентрации ионов хлора.

Расстройства аутического спектра (РАС) включают, согласно пятому разделу МКБ-10 (Международной классификации болезней, десятая версия, рекомендован ВОЗ ), аутизм (синдром Каннера), синдром Аспергера, детское дезинтегративное расстройство, синдром Ретта, неспецифическое первазивное нарушение развития (или атипичный аутизм и многие другие.

Аутизм представляет собой спектр сложных расстройств мозга и проявляется в социальных, поведенческих и языковых проблемах. Как правило, причины аутизма сводятся к трем группам: передача дефектного гена из поколения в поколение; проблемы во время беременности или родов; факторы внешней среды. Принципиальным пунктом в истории аутизма было признание его биологическим расстройством, которое не вызывается холодностью родителей.

 

http://www.polit.ru/news/2014/02/12/ps_autismpren/

Дети, страдающие от аутизма, крайне плохо справляются с задачами, которые требуют объединения информации, воспринимаемой одновременно при помощи ушей и глаз, что может объяснять их проблемы с обучением и интеграцией в общество, заявляют ученые в статье в Journal of Neuroscience.

«Мы вкладываем огромное количество сил в борьбу с аутизмом, однако ни одна из принимаемых мер сегодня не основывается на данных экспериментов. Если мы сможем исправить проблемы с работой этих органов в раннем детстве, то, может, нам удастся преодолеть те проблемы, которые аутисты испытывают при освоении языка и социальных норм», — заявил Марк Уоллас из университета Вандербильта в Нэшвилле (США).

Группа нейрофизиологов под руководством Уолласа пришла к такому выводу, сравнив различия в поведении, умственных способностях и работе мозга у 32 обычных детей со средним уровнем развития и 32 одаренных аутистов. В рамках эксперимента ученые просили своих подопечных сыграть в несколько компьютерных игр, которые оценивали их способности распознавать и запоминать звуки и картинки.

В одной из таких игр компьютер показывал изображение на экране и издавал звук, и участники опытов должны были определить, происходили ли эти события одновременно, или в разное время. Оказалось, что именно эта задача вызывала наибольшие проблемы у детей-аутистов.

Проследив за работой их мозга, Уоллас и его коллеги нашли возможную причину этого — скорость обработки информации в центрах слуха и зрения у них заметно отличалась, что не позволяло мозгу определить, происходили ли визуальные и звуковые события одновременно.

«Это похоже на просмотр фильма с плохо наложенным дубляжом, когда то, что мы видим на экране, не совпадает с тем, что мы слышим. Одно из классических представлений аутистов в нашей культуре — ребенок, закрывающий уши руками. Причиной этого, как мы показали, может быть то, что они пытаются бороться с этим эффектом, используя органы чувств «поочередно», — заключает Уоллас.
РИА Новости http://ria.ru/disabled_autism/20140115/989233030.html#ixzz2qUGaKQVc

Статья директора Инициативы по исследованиям аутизма Фонда Симонса (SFARI) о прогрессе в изучении аутистических расстройств за прошлый год.

Последние пять лет были связаны с потрясающими достижениями в нашем понимании сложных геномных вариаций человека, которые приводят к аутизму. Несколько статей, опубликованных в 2013 году, повысили наши знания о подобных генетических вариациях, а также предоставили доказательства того, какие именно функции мозга меняются, вызывая поведение, связанное с аутизмом.

Помимо этих достижений появились важные данные о влиянии факторов окружающей среды на риск аутизма. Кроме того, в 2013 году были сделаны первые шаги на пути к эффективному лечению и излечению от аутизма с использованием моделей на животных.

От генетики к нейронным функциям

Две научных статьи, опубликованных в прошлом году, анализировали обширные базы данных по участкам ДНК, кодирующим белки, у людей с аутизмом и участников из контрольной группы. Исследования были направлены на поиск маленьких участков, которые были утрачены (делеция) или внедрены (инсерсия) в их геномы (1, 2).

Обе работы выявили многочисленные различия в обеих группах геномов, но у людей с аутизмом генетических изменений было больше. Анализ делеции указывает на высокую частоту маленьких делеций в генах, которые контролируют цитоскелет и аутофагию. (Аутофагия — это процесс, с помощью которых клетки избавляются от поврежденных белков и органелл, таких как митохондрии). Теперь задача в том, чтобы выяснить, как именно аномальная аутофагия может влиять на формирование и функции нейронных сетей, которые контролируют человеческое поведение.

Эти исследования также показали высокую частоту делеций и инсерсий в генах, про которые известно, что их экспрессия (синтез закодированных ими белков) происходит в головном мозге. Эти данные соответствуют существующему научному консенсусу о том, что виды поведения, характерные для аутизма, являются результатом нарушений в функционировании мозга.

Важно не просто понять, какие гены связаны с аутизмом, но и в каких местах они действуют в первую очередь, и как именно они влияют на клеточные функции. Еще две научные статьи, опубликованные в конце 2013 года, посвящены именно этому важному вопросу. В них исследователи использовали всесторонний анализ паттернов экспрессии генов при развитии человеческого мозга. Исследователи изучали экспрессию так называемых генов высокого риска аутизма, а также других генов, связанных с меньшей вероятностью этого расстройства (3, 4).

Результаты обоих исследований указывают на то, что эти гены контролируют несколько нейронных путей, вовлеченных в раннее развитие коры головного мозга и в формирование синапсов, соединений нейронов. Эти результаты предполагают, что мутации в этих генах имеют наиболее значительные последствия для функционирования возбудительных нейронов, которые выделяют нейротрансмиттер глютамат. Изменения функционирования нейронов в поверхностных слоях коры головного мозга, а также тех, которые связывают различные участки головного мозга, похоже, наиболее важны для проявления поведенческих симптомов, характерных для аутизма.

Эти работы не определили все участки мозга, которые важны для развития аутизма. Тем не менее, их результаты побуждают других ученых сосредоточить свои усилия на понимании того, как мутации в этих генах меняют цитоскелет и аутофагию в тех нейронах, чья связь с этим расстройством была выявлена с помощью коэксрессивного анализа.

На настоящий момент работы генетиков смогли успешно выявить целый ряд вариаций копирования (дупликаций или делеций участков хромосом) и генетических мутаций, которые связаны с высокой вероятностью развития аутизма. Однако мы не должны забывать о более распространенных вариациях низкого риска в человеческом геноме, которые, определенно, вносят очень значительный вклад в появление аутизма.

В 2013 году была опубликована провокативная статья, которая предполагает, что возможный путь модулирования этого риска связан с ферментами, участвующими в раскрытии ДНК, которые называются топоизомеразами (5). Эта статья демонстрирует, что блокирование топоизомераз избирательно подавляет экспрессию крупных генов, и что значительная часть этих генов в мозгу — это гены высокого риска аутизма. Последствия этого открытия для области аутизма на данный момент являются лишь спекулятивными, но можно предположить, что у людей с этим расстройством может быть мутация в экспрессии или активности топоизомеразы.

Мужской риск, женская защита

Одна из загадок аутизма состоит в том, почему он гораздо чаще встречается у мальчиком, чем у девочек. В 2013 году были опубликованы результаты важного исследования риска аутизма среди примерно 10 000 пар разнояйцевых близнецов, в котором сравнивался риск аутизма для близнеца мужского и женского пола (6).
Исследование показало, что при аутизме у мальчика, вероятность аутизма у близнеца женского пола была гораздо ниже, чем для близнеца мужского пола при аутизме у девочки. Результаты предполагают, что женщины обладают более сильными защитными механизмами против проявлений аутизма, чем мужчины. Эти результаты соответствуют предыдущим исследованиям, которые показали, что в среднем аутизм у женщин вызван более тяжелыми мутациями, чем аутизм у мужчин.

Новый генетический инструмент

Значительные усилия ученых, изучающих аутизм, в последние годы были направлены на анализ влияния генов риска аутизма на модели с использованием животных, особенно мышей. Однако хотя их мозг включает многие структуры, аналогичные структурам человеческого мозга, области их мозга, связанные с когнитивным поведением, намного меньше развиты, чем эти области у людей, а их репертуар поведений и социального взаимодействия довольно беден.

В 2013 году ученым удалось переработать технологию CRISPR, которая использует РНК-белковый комплекс для повышения бактериального сопротивления вирусным инфекциям (7, 8). Новая разработка сделала возможным внедрять конкретную генную мутацию в организм любого вида, включая других приматов и позвоночных, полезных для анализа на химические препараты, например, полосатых данио.

Пока трудно сказать, какой вид животных окажется наиболее полезным для исследований аутизма, но открытие и разработка такого инструмента означает, что мы теперь можем изучать генетику аутизма практически на любом виде животных, а также на отдельных нейронах, полученных из стволовых клеток людей с аутизмом.

Терапия на основе генетики

Мы ожидаем, что возможно будет использовать открытия генетики для разработки более эффективных и индивидуальных методов лечения аутизма. Две статьи, опубликованные в течение 2013 года, демонстрируют первые попытки опробовать такие методы лечения на клетках и моделях животных. В первом исследовании ученые использовали плюрипотентные стволовые клетки от людей с синдромом Фелана-Макдермида, чтобы создать из них нейроны, которые можно изучать и манипулировать ими в клеточной культуре (9).

Исследование показало, что эти нейроны имеют сниженную синаптическую трансмиссию активирующих или возбуждающих сигналов. Присутствие SHANK3 — важного гена, который отсутствует у людей с этим синдромом, восстанавливает сигнальные дефекты нейронов. Кроме того, контакт с инсулин-ассоциированным фактором роста IGF-1 частично восстанавливает возможности синаптической трансмиссии у нейронов людей с синдромом Фелана-Мадермида.

Удивительно, но IGF-1 не повышает экспрессию SHANK3 в этих нейронах, как можно было бы предположить, но подавляет ее. Остается загадкой, каким образом это вещество восстанавливает синаптическую трансмиссию в нейронах.

Вторая научная работа описывает неожиданно эффективный генетический терапевтический подход на основе вирусов для облегчения симптомов, характерных для синдрома Ретта, одного из расстройств аутистического спектра, на модели этого синдрома у мышей (10). Исследователи показали, что периферические инъекции вируса, экспрессирующего ген синдрома Ретта — MeCP2, в нейроны, приводит к резкому уменьшению наиболее тяжелых симптомов этого расстройства.

Результаты этого исследования также предполагают, что некоторые симптомы синдрома Ретта, такие как аномальная регуляция дыхания, будет очень трудно скорректировать с помощью этого подхода. Таким образом, это исследование предлагает новую, потрясающую возможность генной терапии пациентов с синдромом Ретта, но также указывает на то, что терапия будет иметь свои ограничения.

Ранняя диагностика и лечение

Главная цель всех научных исследований аутизма — расширить репертуар клинических инструментов, которые могут помочь людям с этим расстройством. Ранняя диагностика позволяет провести раннее вмешательство. Научная статья, опубликованная в ноябре 2013 года описывает характерный дефицит в контакте глазами среди детей в возрасте 2-6 месяцев, у которых впоследствии диагностируется аутизм (11).

Интересно, что контакт глазами у этих детей в возрасте двух месяцев был типичным, но впоследствии, по мере взросления ребенка, он не развивался нормально. Присутствие нормальных механизмов контакта глазами в 2 месяца предполагает, что раннее вмешательство должно сосредоточиться на сохранении этих механизмов, а также на разработке ранней поведенческой и лекарственной терапии.

Профилактика и вмешательства

Хотя генетические исследования значительно расширили наше понимание аутизма, роль взаимодействия генетических вариаций и факторов окружающей среды при аутизме до сих пор малопонятна. В 2013 году были опубликованы результаты важного исследования, основанного на данных Норвежской системы здравоохранения, в котором анализировалось влияние приема фолиевой кислоты во время беременности на последующий риск аутизма у ребенка (12).

Женщинам рекомендуется принимать добавки с фолиевой кислотой во время беременности, потому что это снижает риск расщепления позвоночника и других неврологических нарушений у ребенка. Результаты исследования предполагают, что прием добавки с фолиевой кислотой во время беременности также снижает риск аутизма у ребенка, пусть и в небольшой степени (12).

Наконец, использование генетических моделей на мышах позволило выявить дефициты в метаболизме холестерола при синдроме Ретта (13). Это исследование демонстрирует, что мутации в ферменте, ограничивающем уровень метаболизма холестерола, подавляют симптомы, связанные с синдромом Ретта, в моделях этого расстройства на мышах. Препараты класса статинов, понижающие уровень холестерола, также облегчают эти симптомы.

Таким образом, научные статьи прошлого года предложили сразу два новых терапевтических подхода к лечению синдрома Ретта: генетическую терапию и подавление синтеза холестерола (10).

Задача, стоящая в 2014 году — расширить наши знания о факторах риска, связанных с генетикой и окружающей средой, чтобы определить новые направления для разработки лекарственных и поведенческих методов лечения.

Ссылки

1: Poultney C.S. et al. Am. J. Hum. Genet. 93, 607-619 (2013) PubMed
2: Krumm N. et al. Am. J. Hum. Genet. 93, 595-606 (2013) PubMed
3: Willsey A.J. et al. Cell 155, 997-1007 (2013) PubMed
4: Parikshak N.N. et al. Cell 155, 1008-1021 (2013) PubMed
5: King I.F. et al. Nature 501, 58-62 (2013) PubMed
6: Robinson E.B. et al. Proc. Natl. Acad. Sci. USA 110, 5258-5262 (2013) PubMed
7: Cong L. et al. Science 339, 819-823 (2013) PubMed
8: Mali P. et al. Science 339, 823-826 (2013) PubMed
9: Shcheglovitov A. et al. Nature 503, 267-271 (2013) PubMed
10: Garg S.K. et al. J. Neurosci. 33, 13612-13620 (2013) PubMed
11: Jones W. and A. Klin Nature Epub ahead of print (2013) PubMed
12: Surén P. et al. JAMA 309, 570-577 (2013) PubMed
13: Buchovecky C.M. et al. Nat. Genet. 45, 1013-1020 (2013) PubMed

http://outfund.ru/obzor-nauchnyx-otkrytij-v-oblasti-autizma-v-2013-godu/

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Реклама