взрослые аутисты

обложкаВ 2015 году вышла книга «Вместе к самостоятельной жизни». Книга является методическим пособием по организации обучения самостоятельному проживанию людей с ментальной инвалидностью и раскрывает организационные, содержательные и методические аспекты обучения людей с тяжёлыми нарушениями развития самостоятельному проживанию в условиях обычного социального окружения.

Содержание пособия включает описательную часть и приложения (примеры документов, наглядный дидактический материал и др.) для использования в процессе организации обучения и сопровождаемого проживания.

Пособие разработано на основе результатов десятилетнего опыта работы Отделения учебного проживания Центра лечебной педагогики и дифференцированного обучения Псковской области.

Книга предназначена для специалистов, работающих с детьми и взрослыми с нарушениями интеллекта, расстройствами аутистического спектра, тяжёлыми и множественными нарушениями развития, для родителей, имеющих детей и взрослых людей с ментальной инвалидностью, для преподавателей и студентов вузов.

Книга была издана в 2014 году издательством ГБОУ ДПО «Псковский областной институт повышения квалификации работников образования» и напечатана в 2015 благодаря помощи Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации «Перспективы».

Тираж был ограниченным и книга быстро разошлась. В связи с многочисленными обращениями специалистов и родителей публикуем пособие в электронном формате. Желающие могут скачать её здесь.

источник http://clp.pskov.ru/

О проблемах самоорганизации при аутизме и путях их решения

Автор: Лиза Джо Руди / Lisa Jo Rudy
Источник: Autism.about.com

 

ed01

 

Представьте, что вы исполнительный директор, который отвечает за проект. Ваша работа состоит в том, чтобы думать о конечных целях, а также о задачах, которые необходимо выполнить, чтобы этих целей достигнуть. Кроме того, вам нужно работать со всеми членами команды, чтобы определить временные рамки и запустить план действий. Вы отвечаете за наличие оборудования и штата для реализации проекта, а также за то, чтобы весь процесс работы шел плавно — без нарушений запланированных сроков и в соответствии с бюджетом.

Если что-то пошло не так (кто-то заболел, поставка запоздала, нужно больше ресурсов, чем запланировано, и так далее), то вам нужно будет разбираться с проблемами.

Для того, чтобы справиться с такой работой, вам будет нужно:

— Понимать и артикулировать как конечные цели, так и отдельные шаги на пути к поставленным целям.

— Правильно определять временные сроки для выполнения того или иного шага.

— Управлять людьми и процессами, которые участвуют в достижении целей.

— Предугадывать и своевременно реагировать на незапланированные события.

— Спокойно и обдуманно подходить к проблемам и препятствиям.

— Проявлять гибкость и менять процесс, людей или временные сроки, понимая, что в реальной жизни нужно ожидать неожиданного.

Удивительно, но всего этого мы ожидаем и от наших детей, когда говорим им «поработайте над этим докладом вместе и представьте его через три недели» в школе, или «организуйте с ребятами продажу печенья на школьной ярмарке».

Еще более удивителен тот факт, что к средним классам школы большинство детей вполне способны справиться с такими сложными, многосторонними и требующими сотрудничества проектами. Результаты могут быть далеко не идеальными, но дети уже понимают, что нужно делать для успеха.

Дети помладше могут справиться с управлением более простыми проектами, такими как «собери портфель», «уберись в своей комнате» и «одевайся гулять». В каждом таком случае они представляют себе как конечную цель, так и конкретные шаги, которые необходимы для уборки, мытья рук или накрывания на стол, и они могут составить мысленный план из этих шагов и следовать ему.

Это значит, что у этих детей сформировались (или продолжают формироваться) навыки, которые называют «исполнительные функции» — способность планировать свои действия в соответствии с общей целью, реагировать на изменения в планах и выделять самое важное для достижения цели.

Почему у людей с аутизмом так много проблем с исполнительными функциями?

Расстройства аутистического спектра характеризуются определенными способностями и трудностями. У большинства (хотя и не у всех) людей с аутизмом есть следующие особенности:

— Они отлично фокусируют внимание на отдельных деталях, но им трудно увидеть картину в целом и понять, какие именно детали важны для общей картины, а какие нет.

— Они отлично следуют расписанию и привычной рутине, но у них возникают трудности, когда нужно проявить гибкость и отреагировать на изменения в планах или режиме.

— Они могут понимать и следовать четким правилам, но нарушения или вариации в привычных правилах сильно их расстраивают.

— Им очень сложно поддерживать внимание и мотивацию, чтобы делать что-то им не интересное.

— Им трудно дается переход от одного занятия к другому.

— Им трудно донести до окружающих свои потребности и желания.

— Они могут не имитировать поведение других людей, если им не говорят об этом напрямую (например, не будут оглядываться вокруг, чтобы заметить, что все уже собираются, и начать делать то же самое).

— У них возникают трудности с «рабочей памятью» (способностью анализировать и использовать различную информацию и ожидания в данный момент времени).

— Им проще работать с конкретными предметами и ожиданиями, а не с абстрактными идеями.

— У них есть трудности с «моделью психического» (пониманием того, что знают и чувствуют другие люди, а также пониманием себя самих).

Глядя на этот список можно заметить, что эти качества напрямую конфликтуют с качествами, которые нужны для хороших исполнительных функций. Если ты не видишь картину в целом, не можешь проявить гибкость в решении проблем и плохо понимаешь других людей, ты вряд ли сможешь хорошо управлять проектом. Тебе также будет сложно планировать и следовать множеству маленьких шагов в один момент времени, особенно если эти шаги абстрактные (например, тебе нужно думать о времени, а не строить модель).

Развитие исполнительных функций и адаптация к их дефициту

У некоторых людей с аутизмом никогда не будет хороших навыков исполнительных функций. Тем не менее, всегда можно улучшить эти навыки или попытаться «обойти» эти проблемы, чтобы лучше справляться с комплексными повседневными задачами.

Развитие навыков исполнительных функций

Вот несколько методик, которые помогают улучшить и укрепить исполнительные функции:

Прямые инструкции: Некоторым аспектам исполнительных функций можно обучать с помощью обычных инструкций и многократных повторений одних и тех же заданий. Например, таким образом можно научить каждый раз составлять план шагов, прежде чем что-то делать, выполнять определенные действия в первую очередь, использовать такие инструменты как календарь, выполнять одни и те же задачи в определенное время суток или определенный день недели и так далее.

Большинство людей учатся таким навыкам сами, без прямого обучения. Однако другим людям, в том числе людям с аутизмом, могут понадобится целенаправленные инструкции по самым простым приемам планирования и управления своим временем.

Проигрывание по ролям: Что вы будете делать, если столкнетесь с задачей, для решения которой нужно выполнить множество шагов? Проигрывание по ролям и проговаривание таких задач может стать хорошей практикой для многих аутичных людей и помогает им продумывать логику своих действий и планировать.

Создание ситуаций для практики: Дома или в школе можно создать ситуации для практики исполнительных функций, которые будут не слишком сложны и не вызовут стресса. Обычные задачи, такие как постирать, высушить, сложить и убрать одежду, требуют планирования и реализации множества шагов, управления временем и упорства в достижении цели.

Создание социальных историй про гибкость: Что я буду делать, если во время выполнения какой-то задачи возникнет неожиданная проблема? (Например, у меня кончился стиральный порошок, я забыл корзину для белья, стиральная машина не работает и так далее?) Социальные истории, особенно написанные вместе, могут ответить на такие вопросы, и это поможет уменьшить тревожность в непредвиденных ситуациях. (Также смотрите «Как помогать людям с аутизмом с помощью социальных историй»).

Адаптация к проблемам с исполнительными функциями

Какие-то исполнительные функции можно и нужно развивать, но, скорее всего, эти навыки останутся сложными для людей с аутизмом. Именно поэтому важно использовать методы, позволяющие «приспособиться» к жизни с такими проблемами:

Приложения для управления временем. Будильники, списки дел, визуальные таймеры и другие инструменты могут помочь аутичным людям не отвлекаться, даже если им сложно думать о времени.

Визуальные расписания и напоминания. Какие шаги нужны для того, чтобы постирать одежду? Сделайте фотографии каждого шага, расположите их в нужной последовательности, распечатайте и повесьте рядом со стиральной машиной, чтобы не забыть, что делать дальше. (Также смотрите «Визуальные расписания для детей с аутизмом» и «Навык составления списков дел»).

Разбивайте на маленькие шаги. Вместо «собирайся в школу» делите каждую задачу на конкретные шаги, например, «почисти зубы», «переоденься в школьную форму» и так далее.

Используйте пряник, а не кнут. На неудачу сразу же обращают внимание, ну, или после нее остаются естественные последствия в виде грязного или мокрого белья. Но когда все сделано правильно, этого никто не замечает. Запланируйте небольшую, но ощутимую награду за каждую завершенную задачу.

Помощь приятеля. Тем, кто легко отвлекается, трудно сохранять сосредоточенность на той или иной задаче. Для успеха можно использовать «помощь приятеля» — того, кто легко поддерживает сосредоточенность, и может регулярно напоминать, что следует делать сейчас.

Упрощение процесса. Да, наверное, следует сортировать белье перед стиркой, а потом желательно аккуратно его сложить. Но если вы все постираете вместе, а чистое нижнее белье будете просто сваливать в корзину, то в процессе станет на два шага меньше, а к основной цели вы все равно придете (чистое нижнее белье).

источник http://outfund.ru

 

Американка Синтия Ким открыла магазин товаров для «стимминга» взрослых людей с расстройствами аутистического спектра (РАС)

 

 

Полтора года назад Синтия Ким, женщина из США, у которой диагностирован синдром Аспергера (форма аутизма), открыла Интернет-магазин для аутичных людей от аутичных людей — Stimtastic. Ее небольшой бизнес успел стать популярным в сообществе аутизма, его основная тема — самостимуляции при аутизме или «стимминг», а его девиз: «Потому что стимминг — это то, что мы делаем».

Для аутичных людей любого возраста характерны так называемые самостимуляции или стереотипии — непроизвольные однообразные движения или действия, которые не служат какой-то конкретной цели, но позволяют получить специфические сенсорные ощущения. Типичные самостимуляции — тряска кистями рук, раскачивание туловища, постукивание по предметам, «мычание» под нос, манипуляции с определенным предметом, перебирание пальцами перед глазами.

В сообществе аутизма такие движения обозначают жаргонным словом «стимы» или «стимминг» (сокращение от термина «самостимуляция»), это же слово используют как глагол — «стимить» или «стимиться». Часто «стимы» связаны с особенностями восприятия информации от органов чувств при аутизме, из-за которых человек может искать определенные ощущения.

Вопрос о том, что делать со «стимами» часто вызывает противоречия. Многие родители и некоторые специалисты считают, что от любых самостимуляций при аутизме нужно срочно избавиться, так как они являются видимым проявлением неврологических отличий человека и привлекают к нему негативное внимание окружающих.

Однако многие взрослые с РАС, которые могут говорить о своем опыте, считают, что «стимы» помогают им успокоиться и являются для них естественным способом саморегуляции. У многих таких взрослых есть неприятные воспоминания о том, как их одергивали, хватали за руки или делали замечания при появлении стимминга, что приводило лишь к переживаниям и проблемам с самооценкой. Теперь некоторые из них стараются открыто говорить о стимминге и не скрывать его, чтобы противостоять болезненному прошлому.

Многие современные специалисты занимают умеренную позицию в отношении самостимуляций при аутизме. Они признают, что даже при желании «избавиться» от самостимулирующего поведения чрезвычайно сложно, и обычно у детей с РАС есть куда более насущные проблемы, над которыми нужно работать, чем потряхивание кистями рук. Они предлагают корректировать только те виды самостимуляций, которые опасны для самого аутичного человека или окружающих, либо являются серьезным препятствием для образования. Даже в этом случае, речь идет скорее о более безопасной или уместной замене поведения. Например, если ребенок с РАС жует и грызет случайные несъедобные предметы, можно научить его пользоваться специальным кулоном для жевания.

Интернет-магазины с различными «сенсорными» игрушками для самостимуляций, например, теми же кулонами для жевания, существуют давно. Однако в основном в них представлены товары для детей, и часто их дизайн совершенно неуместен для подростков и взрослых. Особенность магазина Stimtastic в том, что он специализируется именно на товарах, которые могут подойти аутичным взрослым, при этом эти товары выбираются такими же аутичными людьми, которые понимают их опыт.

«Очень многие компании, которые работают с аутичным сообществом, сосредоточены только на родителях/детях или для них характерен патологизирующий тон, — говорит Синтия Ким. — Моя цель в том, чтобы взрослые и подростки, которые стимят, могли приобретать нужные им товары, не чувствуя дискомфорта или неуважения».

Магазин предлагает браслеты, кольца и другие украшения, которые можно легко перебирать и теребить в руках, кулоны для жевания, «стим-игрушки» для манипуляции руками или вращения, утяжеленные предметы, которые можно положить на колени.

Клиентами магазина становятся не только аутичные люди, но и люди с сенсорными проблемами без аутизма, СДВГ, диспраксией и другими особенностями, при которых тоже нередки самостимуляции.

Работа компании основана на пяти принципах:

Доступность: Стим-игрушки и украшения должны быть доступны, так что магазин старается по возможности гарантировать невысокие цены.

Репрезентация: В качестве моделей и в демонстрации товаров участвуют только аутичные люди. Дизайн оригинальных товаров для магазина заказывается только аутичным художникам.

Инклюзия: Украшения не делятся на мужские и женские. Магазин указывает только размеры каждого предмета, а покупатели сами решают, какой стиль им подходит.

Социальная ответственность: 10% с продаж магазина возвращаются аутичному сообществу в качестве пожертвований в благотворительные организации, помогающие аутичным людям, либо в качестве адресной помощи аутичным людям в трудной ситуации.

Принятие: Магазин рассматривает стимминг как неотъемлемую часть жизни аутичных людей и гарантирует, что описания на сайте будут отражать эту позицию, что сделает покупки более безопасными и приятными.

По мнению Синтии Ким, многие люди с аутизмом приучились подавлять стимы в публичных местах, часто испытывая от этого стресс. Подобные товары позволяют им «стимить» менее заметным образом, и сам факт того, что теперь можно делать это в различных ситуациях является освобождающим для многих.

Одна из покупательниц магазина, Тесса, пишет, что когда она приобрела в магазине колье для жевания, ее одноклассники в школе проявили к нему интерес, причем скорее положительный. «Это очень странно, потому что все детство я училась прятать стимминг, и мне то и дело говорили, что если другие его увидят, то это их расстроит, — пишет она. — Но теперь, когда я стала более открытой насчет стимминга, люди скорее интересуются тем, что я делаю, а вовсе не расстраиваются».

Помимо услуг магазина сайт компании предлагает блог «Как стимить» и приглашает всех желающих добавлять туда посты, стать моделью для товаров или присылать видео собственного стимминга.

На данный момент все товары магазина были лично отобраны и протестированы аутичными людьми. В дальнейшем компания планирует запустить собственную линию «стим-игрушек», над созданием которых будут работать аутичные люди.

источник

http://outfund.ru/

 

Молодая аутичная женщина о своем опыте

Автор: Тэйлор Орнс / Taylor Orns

taylor01

Как взрослый человек с аутизмом, я знаю, что такое истерика из-за сенсорной перегрузки. Это не шутки. Это выворачивает мои эмоции и весь день идет насмарку.

Для меня истерика от сенсорной перегрузки означает, что мой мозг получает СЛИШКОМ много сенсорных сообщений. Мой мозг функционирует не так как ваш мозг. Он распознает информацию, которая мне нужна, но он также захватывает много информации, которая мне не нужна. Эта ненужная мне информация, которая попадает в мозг и запускает истерику.

Меня провоцирует сильный шум. Меня провоцируют мигающие огни. Меня провоцирует открытый огонь и/или свечи. И тогда вся без исключения информация накапливается в моем мозгу и застревает в той части мозга, которая помогает нам оставаться спокойными (я называю это моей «контрольной панелью»). Затем, в самый неожиданный момент, начинается срыв.

Перед истерикой я тут же чувствую, что что-то не так. Затем я внезапно испытываю сильный стресс и вся напрягаюсь. Меня настолько захватывают напряжение и стресс, что иногда, когда я отвечаю в такие моменты, я кажусь злой, раздраженной и немного невежливой, но это нечто, что я не могу контролировать. Затем, у меня словно комок в горле застревает, и я чувствую, что мой пульс подскакивает до 100 ударов в секунду, потом я понимаю, что на глаза навернулись слезы, и я знаю, что у меня вот-вот начнется истерика. Так что я стараюсь в этот момент уйти в другую комнату, и там все и происходит. Я начинаю плакать и распадаюсь на части. Иногда я плачу, иногда рыдаю, но я не причиняю вреда себе или окружающим, хотя некоторые аутичные люди могут это делать.

Если у меня истерика в общественном месте, например, в ресторане (именно там произошла моя последняя истерика), на вечеринке или в магазине, то даже когда истерика начинается, я мало что могу сделать и мне некуда пойти. Если я в хорошо знакомом мне месте, я обычно знаю, куда идти.

После того как я могу перестать плакать и истерика почти закончилась, я обычно делаю что-то, что помогает мне отвлечься от того, что только что произошло. Если я буду думать об этом, все станет только хуже. Так что где-то в 60% случаев я начинаю играть в игры на своем телефоне, и это помогает. В остальных 40% я играю с пластилином, кинестетическим песком или жвачкой для рук, и это помогает. Я также смотрю фильм или смешную телепередачу, которая мне нравится. После того как я отвлеклась от истерики и совершенно успокоилась, я просто продолжаю заниматься своими делами — спокойно, собранно и счастливо.

Истерики — это совсем не весело. Жизнь с аутизмом часто оказывается совсем невеселой. Но, в конечном итоге, я могу поделиться своим опытом и помочь людям лучше меня понять. А значит, это того стоит.

источник http://outfund.ru/

 

Ученик второго класса харьковской гимназии Тимур – один из тех «неудобных» детей, на которых раньше махала рукой и медицина, и система образования.

На вид Тимур — обычный восьмилетний ребёнок. Худенький мальчик в джинсах и футболке. Только в глаза не сразу заглянешь. Просто не смотрит. Другое дело — если ему интересно.

- Покажешь, что сфотографировала? — Внимательно осмотрев меня, наконец-то обращается Тимур. Глаза у него карие.

Мальчик учится во втором классе харьковской частной гимназии. Как и все дети, ходит на уроки. Только его соседка по парте — мама. Она помогает сыну быть внимательным и общаться в классе. Тимур — «неудобный» для обычной учёбы. У него аутизм.

Фото: Анна Соколова

«Да, особенный. Жалеть теперь себя?»

Родители заметили особенности, когда ребёнку было полтора года. Он совсем не смотрел в глаза, не отзывался на своё имя и перестал говорить даже те слова, которые уже выучил. Пошли к врачам.

— У меня уже тогда был список из двадцати пунктов, почему я думаю, что у него аутизм, — вспоминает мама Тимура Виктория Магерамова. — Но после сотни пустых глаз докторов мы стали искать выход сами.

Обычно доктор говорит, что у ребёнка задержка психического развития. Так до пяти-восьми лет. Потом начинаются проблемы в детском саду и школе. Тогда могут предложить отдать ребёнка в интернат.

Родители Тимура ждать не стали — обложились литературой, «как студенты». Их предположения подтвердили анализы в генетическом центре.

— Какое-то время даже моя мама удивлялась, почему мы не бьёмся в истериках. Да, особенный. Жалеть теперь себя? — спокойна мама Тимура. — Его маленькие успехи — уже победа. И нас они не могут не радовать.

Родители заинтересовались биомедицинским лечением. Из рациона ребёнка исключили продукты, содержащие глютен и казеин — пшеницу, ячмень, овсянку и молоко. Тимура начали водить на поведенческую терапию в местный фонд для детей с аутизмом «Цветы жизни». Там с ним занимались педагоги-дефектологи и логопеды. Заговорил мальчик в четыре года. Как и все дети, научился читать и писать. Иногда задаёт вопросы и шутит, что для аутистов редкость.

Нашлась гимназия, согласившаяся принять Тимура на обучение. Там почти в каждом классе есть «неудобный» ребёнок — с аутизмом, гиперактивностью, задержкой развития или просто психологической травмой. В харьковском «Очаге» они учатся вместе с обычными детьми, но по индивидуальной программе.

Фото: Анна Соколова

«Нужно уроки толерантности ввести»

— Хочу английский, — говорит Тимур.

— Но сейчас математика. Давай готовиться, — спокойно отвечает Виктория. Мальчик послушно садится за парту. Мама рядом.

На уроке проверяют домашнее задание. Тимуру скучно — он теребит футболку, переворачивает страницы учебника, обнимает маму, облокачивается на парту.

— Можно ответить у доски, — подсказывает Виктория.

— Да! — сразу же тянет руку Тимур.

Ждёт, пока его вызовут, не торопясь подходит к доске и пишет сразу несколько правильных ответов. Учительница его останавливает — и другим нужно ответить.

В дневнике у Тимура — 10 и 11. На уроках и дома он делает то же, что все дети. Только не общается с ними. Не интересно. Одноклассники его не обижают — знают, что особенный. Когда на перемене он подходит к ребятам с планшетом, отвечают, во что играют.

— Это же просто культура — принимать человека, который на тебя не похож. Кто-то левша, у кого-то глаза разного цвета, а кто-то — с аутизмом. Нужно уроки толерантности ввести, — рассуждает Виктория.

Следующий урок — английский. Последнее время этот предмет нравится Тимуру больше всего.

— Твой любимый урок?

— Да, — отвечает Тимур, но уже на меня не смотрит. Он занят — повторяет слова, заданные на дом.

Учительница английского Лариса Тризна считает, что мальчик делает успехи:

— Я впервые работаю с таким ребёнком. Могу сказать, что Тимуру полезно быть в классе, он успевает. Да и дети на него адекватно реагируют.

В классе Тимур может выкрикнуть или сделать резкое движение. Одноклассники как будто не замечают этого. Да и присутствие мамы мальчика их не смущает — ведут себя естественно.

Фото: Анна Соколова

«У нас с ним другие задания»

Виктория сидит с сыном на уроках с первого класса. Вот уже год ей помогает Наталья Степанова, педагог с тридцатилетним стажем. Она и раньше занималась с «трудными» детьми. Признаётся, что с Тимуром подружилась не сразу:

— Какое-то время меня вообще не было в его жизни. Он мог не заметить меня в коридоре — не интересно было. Однажды он просто поднял глаза и стал меня рассматривать. Так и установилось доверие.

Только после этого ребёнок с аутизмом пойдёт на контакт и станет учиться, уверена Наталья. С Тимуром она занимается ещё и дополнительно. Но это не обычные уроки.

— Вот раздел орфографии мы, например, пропустили. У Тимура орфографическая зоркость — хорошо запоминает, как правильно слова писать и знаки ставить. У нас с ним другие задания. Первый месяц учёбы на парте не было ничего. Затем я стала добавлять предметы. Аутисты склонны к привычной обстановке и повторяющимся действиям. Я же стараюсь их прерывать, — поясняет педагог, передвигая журнал на край стола.

Тимур тут же раздражается:

— Не делай так! Вот так нужно, — кладёт журнал на место.

Наталья объясняет, что сейчас здесь будут лежать его тетради, и надо освободить место. Тимур нехотя уступает.

Как любой непоседа, начинает торговаться — сначала поиграет на планшете, потом порешает примеры. Наталья категорична. После неудачных попыток уговорить женщина повышает голос. Тимур успокаивается и садится делать математику. На моё удивление Наталья отвечает:

— Он должен учиться понимать тон, как и все дети. Вот уже получается.

По словам педагога, для Тимура уже большой успех то, что он говорит о себе не от третьего, а от первого лица. Решив примеры, он говорит:

— Включи чайник.

— Зачем? — и так всё поняв, переспрашивает Наталья.

— Я хочу чай.

Пока греется чайник, учительница предлагает сделать зарядку. Тимур оживлённо повторяет движения.

— Раз, два, три, четыре, пять, Хомка хочет сильным стать, — потягивается, проговаривая стих про хомячка.

Так же оживлённо Тимур отвечает, если спросить его о книгах. Читать он любит даже больше, чем делать английский. Любимая книга — «Мышонок Пик». Сейчас заканчивает «Волшебную кисточку».

— Про страшных зверей, которые водятся в горах. Про гепарда, медведя и волка, — рассказывает Тимур, уже сам заглядывая мне в глаза.

Фото: Анна Соколова

«Есть интеллект — можно социализировать»

— До 2000 года аутизма как диагноза не существовало. Вместо него ставили раннюю детскую шизофрению. А там симптоматика широка. И у нас с вами, если покопаться, можно найти, — смеётся психолог гимназии «Очаг» Игорь Дзюбенко.

Он здесь за главного. Когда родители приводят «неудобного» ребёнка, психолог за ним наблюдает и предлагает индивидуальную программу обучения . В любом случае — среди обычных детей. По такой системе гимназия работает уже семь лет.

— Сейчас в классификации медицинских заболеваний аутизма нет. Это тип личности. Конечно, к нему нужен особый подход, — говорит Дзюбенко.

Психолог считает, что, если с таким ребёнком заниматься, к двадцати годам он станет вполне самостоятельным. И приводит в пример выпускников — двоих студентов харьковских ВУЗов, которых поначалу считали сложными аутистами.

То, что особенные дети учатся вместе с обычными, иногда возмущает родителей вторых, делится психолог. На что он отвечает всегда одинаково:

- В любом коллективе должен присутствовать «неудобный» человек. Ему хорошо, потому что социализируется. Остальным — потому что толерантности учатся.

«Социализированный аутист» — так сам себя называет 32-летний Юрий Тихий. От остальных он только немного отличается движениями и речью. А вообще Юрий — кандидат физико-математических наук. Родился в Киеве, жил с родителями. Когда решил съехать, просто нашёл дополнительную работу. Кроме науки, занимается программированием.

В детстве его считали «странным», только и всего. Было сложно общаться со сверстниками, заводить друзей.

— Мне повезло со школой — там не «травили». Методом проб я понял, что в обществе можно делать, а что нельзя, — вспоминает Юрий. Теперь у него есть и друзья, и коллеги.

О том, что это называется аутизмом, он узнал в 28 лет. Тогда познакомился с психологом, которая ему и рассказала.

- Есть интеллект — можно социализировать, — уверен Юрий. Сейчас он занимается с детьми с аутизмом. Вспоминая свои ощущения, отвечает на вопросы взрослых.

Недооценивать таких детей — самая большая ошибка родителей и педагогов, считает Юрий. Он вспоминает, что именно это замыкало его в себе ещё больше.

***

Тимур тоже в себе, но наружу выходит. Если приглашать. Когда прощаемся, берёт меня за руку и отводит к кустарнику.

— Красивый? — Показывает на лист. Такой же большой, как и карие глаза мальчика.

Наступив случайно на ногу, сразу интересуется, смогу ли вытереть. И только потом:

— Извини. Извини, ладно?

источник: http://society.lb.ua/education/2016/05/20/335646_timur_vihod_naruzhu.html

 

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Наш проект

Instagram Feed

Something is wrong. Response takes too long or there is JS error. Press Ctrl+Shift+J or Cmd+Shift+J on a Mac.

Реклама

Подключить интернет домашний в Харькове от Укртелеком - Тариф легкий старт за 1 грн/мес + wi-fi | купить паспорт гражданина россии