аутизм

Сегодня, 14 июня, в музейной студии Национального заповедника «Хортица» прошла презентация детской книги «Белоснежка» для маленьких аутистов.

Особенность книги состоит в том, что это иллюстрированная сказка, текст которой является упрощенным и сопровождается пиктограммами международной системы символов PCS (picture communicational symbols). Таким образом, ребенок может понять значение слова через образы и овладеть чтением.

Такое издание и методика обучения чтению полезны всем детям, которые только начинают читать, изучают украинский язык или имеют особенности развития и восприятия текста: дислексия, задержка психического развития, расстройства спектра аутизма и тому подобное.

Стоит отметить, что книга в скором времени появится на прилавках книжных магазинов Запорожья. Также ее можно заказать на сайте «Dyvo toys», цена составляет 210 гривен.

Анастасия Кандыбей

источник http://verge.zp

 

Рекомендации родителям девочек с аутизмом предподросткового и подросткового возраста

Источник: Aboutkidshealth.ca

 

menstruation01

 

У девочек с расстройством аутистического спектра месячные начинаются тогда же, когда и у девочек с типичным развитием. Однако девочке с аутизмом потребуется много дополнительной помощи и поддержки, чтобы адаптироваться к этому периоду в жизни. Физические изменения, связанные с половым созреванием, могут обострить сенсорные проблемы, характерные для аутизма. Кроме того, девочке с аутизмом может быть сложно понять, что такое менструация, и этот период может напугать ее, вызвать поведенческие проблемы и трудности с гигиеной.

Подготовка девочки к менструальному циклу

Начинайте говорить о менструации заранее.

Очень важно начать объяснять девочке, что такое менструальный цикл, до ее первой менструации. Девочке с особенностями развития может быть сложно понять эту концепцию, поэтому важно начать обсуждать с ней эту тему как можно раньше. Кроме того, одного разговора будет недостаточно. Нужно будет объяснить все девочке как минимум несколько раз.

Лучше всего начать объяснения за 1-2 года до того, когда, по вашим оценкам, у девочки начнутся менструации. Это даст ей время на то, чтобы понять, что это такое, и привыкнуть к этой концепции. Воспользуйтесь этим периодом, чтобы девочка смогла усвоить слова, связанные с менструацией, и смогла попрактиковаться в использовании гигиенических средств для менструации. Начало менструаций — это сложный переходный период, и он не должен стать сюрпризом.

Используйте социальную историю для того, чтобы объяснить концепцию менструации.

Вы можете подготовить социальную историю — рассказ с картинками, чтобы познакомить девочку с тем, что такое месячные, как часто они у нее будут, и что нужно делать во время менструации. Пример социальной истории про менструацию: «Мои история про менструацию».

Сходите в магазин за средствами гигиены.

Вы можете сходить в магазин вместе с девочкой и показать ей различные виды прокладок в упаковках. Вы можете выбрать одну упаковку прокладок и принести ее домой. Откройте пачку, позвольте девочке посмотреть и ощупать прокладку, после этого покажите ей, как ею пользоваться. Прокладки могут вызывать сенсорные трудности у некоторых девочек с аутизмом. Лучше заранее попробовать разные типы прокладок до начала менструаций, чтобы определиться, какие средства гигиены лучше подойдут девочке.

Научите девочку пользоваться прокладками до того, как они ей понадобятся.

Пусть девочка время от времени носит прокладки, чтобы привыкнуть к этому. Научите девочку самостоятельно приклеивать прокладку, а также правильно ее выбрасывать (важно объяснить, что нельзя выбрасывать прокладку в унитаз, что ее нужно завернуть в туалетную бумагу и выбросить в мусорное ведро). Это обучение может занять много времени у некоторых девочек. Составьте список каждого, даже самого маленького шага по использованию прокладок, и учите девочку последовательно каждому шагу.

Используйте визуальное расписание, чтобы объяснить, как пользоваться прокладками.

Визуальное расписание из картинок, каждая из которых соответствует определенному шагу, может помочь девочке запомнить последовательность для использования прокладок. Например, изображения в расписании могут показывать следующие шаги: снять прокладку с нижнего белья, завернуть прокладку в туалетную бумагу, выбросить в ведро и так далее.

pad-visual

Создайте ритуал или традицию, связанную с менструацией

У многих народов есть специальный ритуал, связанный с первой менструацией, который символизирует, что теперь девочка становится женщиной. Девочкам с аутизмом может быть проще адаптироваться к менструациям, если в их жизни тоже будет какая-то традиция, которая свяжет этот период месяца с чем-то приятным и хорошим. В этом случае, у девочки будет повод радоваться наступлению месячных, и это может уменьшить беспокойство и отрицательные чувства, связанные с менструацией. Например, родители могут объяснить девочке, что в те дни, когда у нее менструация, она может: немного попозже лечь спать; дольше играть за компьютером, чем обычно; получить какое-то особое лакомство, которое не дают в другие дни. Выбор такой традиции зависит от предпочтений конкретной девочки и ее семьи.

Используйте приложение или календарь, чтобы подготовиться к началу следующей менструации.

У девочек-подростков менструации часто бывают нерегулярными, но если это не так, то есть много специальных приложений для определения начала менструаций, которые могут подсказать девочке, когда ей ожидать месячных. Такие приложения и календарь могут помочь девочке подготовиться.

При необходимости помогите девочке справиться с предменструальным синдромом (ПМС)

Поговорите с девочкой или используйте социальную историю о ПМС. Подготовьте варианты того, что девочка может сделать, чтобы почувствовать себя лучше в этот период, и включите этот список в социальную историю.

Не забывайте о социальном протоколе, связанном с менструацией

Говорить о менструации нормально, но девочке с аутизмом может быть сложно понять, когда НЕ стоит этого делать. Начинайте учить этим границам как можно раньше. Как минимум, девочка должна понять, что не стоит объявлять о своих месячных во всеуслышание. Объясните девочке правила социального этикета.

Лекарственные препараты при проблемах с менструациями

Препараты против боли во время менструаций

При очень сильных спазмах во время менструаций врач может назначить обезболивающие препараты. Это могут быть нестероидные противовоспалительные препараты, которые обычно хорошо помогают в этом случае. Эти препараты лучше всего работают, если регулярно принимать их во время боли, а не только если боль становится слишком сильной. Наиболее часто из данного класса препаратов назначается ибупрофен.

При нарушениях коммуникации у девочки, она не всегда может сообщить о боли родителям. Если во время менструации девочка становится сама на себя не похожа, если у нее резко ухудшаются поведенческие проблемы или появляется странное поведение, то причиной могут быть боли в результате спазмов. В этом случае прием обезболивающего препарата должен улучшить поведение.

Если обычные обезболивающие, продающиеся без рецепта, не помогают, то необходимо обязательно поговорить с врачом. Возможно, что врач решит назначить более сильные рецептурные обезболивающие.
Гормональные таблетки, в том числе «противозачаточные», могут применяться для уменьшения боли и других нежелательных симптомов во время менструации. Такие препараты часто применяются при особенно болезненных менструациях, когда обезболивающие препараты не помогают. Подобные препараты могут приниматься только при консультации и по назначению врача.

Препараты для подавления или полного прекращения менструации

При серьезных нарушениях развития у девочек родители могут обращаться к врачам с вопросами о том, можно ли полностью подавить менструацию. Это возможно, но прием препаратов с этой целью связан с серьезным риском побочных эффектов.

Прежде чем принимать подобное решение нужно обязательно дождаться первой менструации девочки. Очень часто страхи родителей оказываются беспочвенными, и девочка без всякого труда адаптируется к началу менструального цикла.

Для регуляции или подавления менструаций, а также уменьшения менструальной боли и менструальных выделений используются те же препараты, что и для гормональной контрацепции. К этим препаратам относятся противозачаточные таблетки, пластыри, инъекции или импланты. Каждый из этих препаратов имеет свои преимущества и свои риски для здоровья.

Противозачаточные таблетки нужно принимать каждый день за исключением перерыва, который делается раз в месяц. Именно в те дни, когда девочка прекращает прием таблеток, у нее будет менструация. Также эти таблетки можно принимать постоянно, что полностью прекращает менструации, либо девочка может делать перерыв в приеме не раз в месяц, а раз в 2-4 месяца.

При приеме противозачаточных таблеток или применении противозачаточного пластыря менструации становятся легче, короче, более регулярными и менее болезненными. Также эти средства помогают нормализовать настроение и предотвратить перепады настроения. Гормональные таблетки и пластырь также уменьшают риск рака матки и яичников.

Однако противозачаточные таблетки и пластырь могут привести к нежелательным побочным эффектам. К легким побочным эффектам относятся головные боли, изменения настроения, боли в груди или ногах, нарушения пищеварения, небольшие вагинальные кровотечения время от времени. Различные медицинские заболевания могут быть противопоказаниями для подобных препаратов.

Другим вариантом являются гормональные противозачаточные инъекции (Депо-Провера). Эти инъекции делаются один раз в три месяца. Депо-Провера может сделать менструации легче, короче и менее болезненными. Через год применения Депо-Проверы менструации могут полностью прекратиться. Однако Депо-Провера может привести к нежелательным побочным эффектам, в том числе к головной боли, изменениям настроения, увеличению веса, небольшим вагинальным кровотечениям время от времени. При длительном применении Депо-Провера может вызвать остеопороз — уменьшение плотности костей и их хрупкость. Перед началом гормональной терапии врач должен провести тест плотности костей, дополнительный тест нужно провести после начала приема препарата, чтобы убедиться, что он не вредит костям девочки.

Другое гормональное средство, которое может регулировать менструацию — это внутриматочная спираль (ВМС) с прогестероном («Мирена»). Это устройство, которое помещается врачом внутрь матки. Для этого, скорее всего, придется сделать девочке общий наркоз или дать ей седативные средства, чтобы она была спокойна во время процедуры. Каждый день ВМС освобождает небольшое количество гормона. ВМС может оставаться в матке на протяжении пяти лет.

Гормональная ВМС может сделать менструации легче и менее болезненными. К побочным эффектам ВМС можно отнести головные боли, перепады настроения, увеличение веса, небольшие вагинальные кровотечения время от времени.

В мире множество женщин используют эти гормональные средства в качестве контрацепции и не испытывают при этом каких-либо медицинских проблем. Однако до сих пор мало известно о том, к каким последствиям может привести пожизненный прием гормональной контрацепции. В редких случаях продолжительный прием таких препаратов может привести к остеопорозу, тромбозу или сердечным заболеваниям.

Так что применение лекарственных средств для регуляции менструации — это очень серьезное решение со своими рисками, и семья должна принимать во внимание различные факторы, в том числе общее состояние здоровья девочки, семейную ситуацию, степень инвалидности девочки, ее способность принимать дополнительные препараты, возможности ее родителей. Главное, чтобы это решение было наилучшим для сохранения качества жизни девочки.

источник http://outfund.ru/kak-pomoch-devochke-s-autizmom-adaptirovatsya-k-nachalu-menstruacij/

SNzm5xLc1EY20170607170448.Вот слово «воспитывать» мне тут как-то не клеится. Кто кого воспитывает еще. Растить – может быть. Помогать расти – ближе. Особенно когда речь про особенных. Да, это очень по-другому по сравнению с обычными детьми. Я могу сравнить, и вижу разницу. Но она совсем не в том, что особого растить – это тяжело, грустно, ужасно и жалко. Просто такой ребенок требует больше осознанности родителей, больше терпения, больше принятия, больше внимания.

С обычным ребенком все понятно. Мы сами такими были, мы многое понимаем. Когда он болеет, он покажет, где именно болит. А с особым не так. Часто он извивается всем телом по кровати и ты практически плачешь от бессилия. А потом включаешь интуицию – потому что других вариантов у тебя нет. И понимаешь, что болит голова. Не знаю даже откуда ты это понимаешь. Просто знаешь и все.

Да, с аутичными детками есть свои нюансы. Они, например, часто не любят прикосновений. До четырех лет обнять нашего старшего сына было невозможно. Потому что объятия для них – болезненны. Физически. Это сейчас мы можем валяться в кровати целый день и чесать ему спинку. Он еще и не даст уйти от обнимашек. А несколько лет назад даже когда ему было очень больно, он отпихивал нас. И невозможность прикоснуться и попытаться помочь – она ранит. Очень сильно.

Возможность зарегистрироваться в Марафоне Женственности 3.0
А потом отслеживаешь, что ему это не надо сейчас. Значит, это надо мне. Это я хочу его обнять, насладиться теплом его тела. Согреть. Или согреться. Но для него мое наслаждение – мука. Стоит ли так издеваться над ребенком?

Да, сейчас все иначе. Прожив многие вещи, наш сын сейчас словно пытается наверстать всю ту телесность, которая ему была нужна всегда. Но которая раньше причиняла боль. Сейчас он сам просит, требует объятий, покачиваний. Как будто ему не семь лет, а годик.

То, что легко давалось с младшим, — горшок, речь, одежда и многое другое – было причиной долгих мучений со старшим. Занимало гораздо больше времени, требовало больше терпения. Плохо это или хорошо? Просто по-другому. А для такой сумасшедшей мамаши, какой я была тогда, — это было отличным уроком.

Это меняет финансовое состояние семьи. Чтобы заниматься реабилитацией в нашей стране, нужны большие деньги. Когда-то это стало стимулом для моего мужа больше работать. Точнее, больше зарабатывать, но в то же время больше времени проводить с нами. Одновременно. До этого такой ребус не решался никак.

Я знаю одну семью, в которой родилась девочка с ДЦП. У нас есть практика того, что родителям сразу предлагается ребенка оставить в роддоме, чтобы не мучиться. Но ее папа, на тот момент слесарь, настоял. Ребенка забрали.

Посчитав, сколько стоят массажи, иппотерапии и прочее, папа пришел в ужас. Нужно десять его зарплат только на ребенка – плюс ипотека и остальные члены семьи. И открыл свой бизнес. Сейчас он очень успешен. И даже помогает одному детскому дому с детишками с ДЦП. И он знает, что богатство не пришло бы в их дом, если бы они тогда испугались и бросили своего ребенка.

Да, это сильно меняет отношения между супругами. Потому что проблема висит у них над головой и в любой момент рухнет.

Женщины часто не умеют проживать боль. И закрывают свое сердце. Становятся героическими мамами – делают все как надо – диета, занятия. Полностью выматываются, забывают о себе, о муже. И не дают ему шанса стать сопричастным. Почти все восстановленные дети, которых я видела, растут в другой реальности. Где папа и мама – единая команда, поддерживают друг друга и помогают. И главная роль в этом – женщины. Когда она не закрывается от боли и не убегает. А смотрит ей в лицо.

Я по себе помню это состояние, когда для меня мир рухнул, и что-то надо делать. А муж не помогает тут и тут, с этим не согласен. Еще его убеждать приходится… Пока однажды у меня не случилась истерика. Она сама случилась, я просто не могла держать это в себе. И мы рыдали вдвоем. Вместе. Та ночь сплотила нас. Мы увидели боль друг друга. И стали единым целым.

Особые детки имеют еще одну особенность. Они с младшими братьями и сестрами способны проживать какие-то моменты, которые были упущены. Например, кризис трех лет Матвея обострил то, что было недопрожито Данилом. И у нас одно время в доме было сразу два нехочухи. Или период беременности. Сейчас у Данила особые отношения с животом. Он его слушает. И улыбается. Словно нормализуется еще одно поврежденное звено в его жизни

Да, с ними больше хлопот. Если младшему можно сказать: «Идем на море» и через пять минут он будет стоять одетый и с машинами в руках, то с Даней все иначе. Предупредить за полчаса. Постепенно помочь одеться. И самое страшное – выход из дома. Не всегда это дается легко. А когда-то это казалось самым ужасным в мире, потому что сопровождалось постоянным ором.

Но потом понимаешь, что для него каждый раз там – неизвестность. Которая пугает. А дома – островок стабильности. Паровозы, мама, еда. И хотя он очень любит и море, и песок, — выйти страшно.

Больше приходится думать над тем, чем кормить, когда кормить, как кормить. Как уложить, как успокоить, как отвлечь, как заинтересовать. Да, это требует больше воображения. И терпения. Оно не всегда есть. Иногда – от бессилия – в сердце появляются не самые приятные чувства и мысли. Ключевое слово – бессилие. На самом деле мы мало что решаем, мало что можем. Мы можем только довериться Богу. И стать его руками помощи. Сделать все, что от нас зависит, а дальше – Он решает. Это непросто. Но полезно. В любой ситуации.

Когда люди узнают, что у тебя особый малыш, чаще всего – жалеют. Но ни одной маме особенка такая жалость не поможет. Она может либо положить на лопатки так, что мама сама поверит в то, что она жертва. Либо она будет раздражать и вызывать неприятные эмоции.

И почему жалость? Почему мы считаем их хуже, чем другие? У меня не повернется язык назвать Ника Вуйчича инвалидом или человеком, достойным жалости. Или Темпл Грэндин. У этих людей другой путь. Другое восприятие. Свои особенности. И без своих особенностей они никогда не стали бы тем, кем стали.

Да, смириться сложно. Сложнее всего – перестать строить ожидания. Не программировать судьбу детей. Зато очень полезный навык в будущем. Благодаря старшему сыну, я задумалась о целесообразности детских садов, школ и институтов. Если бы не он – я бы наверняка отдавала детей в сад в два-три года, потом в школу. Потому что так правильно, все так делают.

Особые дети приходят для того, чтобы изменить наш разум. Я в этом уверена. Чтобы мы научились слушать свою интуицию, видеть перед собой не тела, а души. Любить, наконец. Любить обычного пупсика легко, особенно если он вундеркинд. Хвастать им везде.

А когда ребенок особый – это другая ситуация. Многих таких детей мы просто не видим. Они заперты в квартирах или интернатах. К сожалению.

Наша жизнь не приспособлена к тому, чтобы особые жили обычной жизнью. У них отдельные школы, закрытые лечебницы. Колясочникам – особенно взрослым – по улицам не погулять. И люди не готовы видеть таких людей вокруг себя. К сожалению, пока это так.

Для сравнения – в Италии аутисты учатся в обычных школах. К каждому приставлен свой личный педагог, который помогает ребенку освоить материал. А ДЦП-шки гуляют. Потому что родители могут спустить коляску из дома и проехать по улицам. Настолько здесь уже это привычно, что на них никто не оборачивается. Люди улыбаются малышам с синдромом Дауна, машут им руками. Как любому обычному ребенку. Это уже измененный разум общества.

Зато у нас есть преимущества. В нашей стране аутисту не выжить. Поэтому нужно его вытаскивать на максимум. Мотивация. Если не вытащишь – он пропадет. Он не сможет, как в Америке, ходить с карточками и табличкой «Я аутист». Ему дорога только в интернат. Поэтому у нас родители делают максимум возможного. И даже больше. Когда они действительно этого хотят.

Но на самом деле не об этом хочется сказать. Особые дети пробуждают в нас то, что в нас глубоко скрыто. Мудрость, интуицию, разум, любовь. Не все готовы принять такие откровения. Не все готовы развивать это, потому как это непростая работа, кто-то не выдерживает.

Но среди тех, кто остался и не превратился в страдающего родителя неполноценного ребенка, — люди удивительные. У них другой взгляд. Более светлый и осознанный. Они лучше понимают себя – научились на ребенке понимать и принимать. Они разумнее, мудрее, спокойнее. И они верят в Господа. Не от бессилия своего и отчаяния. А из благодарности за поддержку на пути.

Мне бы очень хотелось, чтобы у нас для особых детей было больше возможностей. Чтобы из «ребенка с ограниченными возможностями» они превращались в «ребенка, нуждающегося в дополнительном образовании». Чтобы большее число родителей вместе с ними смогли пройти эти уроки. И измениться. Изменить свое сердце раз и навсегда.

С особым ребенком вы никогда не будете прежними, вам придется меняться. Меняться быстрее и глубже, чем с обычными детьми. Но эти перемены – особенные. Глубинные. Душевные. Настоящие.

Не бойтесь таких уроков, сейчас на землю приходит все больше особенных детей. Наверняка, чтобы таким образом открыть наши заколоченные и замороженные сердца.

Ольга Валяева

источник http://mediasema.ru/news=3395


 

Во Вроцлаве организована международная конференция «Аутизм без насилия».

Foto: pixabay.com

Людям с аутизмом необходимо помогать, но это следует делать спокойно, без агрессии и осуждения. За это выступают участники вроцлавской конференции «Аутизм без насилия».

Причины аутизма не до конца известны, а эффективного лекарства по-прежнему нет. Кроме того, аутизм – это не болезнь, а определенное «отличие», говорят специалисты. По словам Иоанны Лавицкой, главы польского неправительственного фонда «Prodeste», организовавшего конференцию по данной проблематике, помощь людям с аутизмом должна быть подобрана в соответствии с их нуждами:

«Прежде всего, не стоит осуждать и оценивать. Если у вас нет тесного контакта с людьми с аутизмом в вашем кругу, то наверняка вы их можете встретить на улице, в автобусе, в трамвае, в магазине. Такой человек может привлекать внимание своим, быть может, нетипичным поведением».

На вроцлавскую конференцию «Аутизм без насилия» приехали несколько сотен ученых и терапевтов из Польши, Швеции, Нидерландов, Финляндии и Германии.

источник http://www.radiopolsha.pl/6/136/Artykul/311300

 

Новый анализ существующих исследований показал, что соотношение мальчиков и девочек с аутизмом составляет 3 к 1

Источник: Spectrum News

 

MaleFemale01

Известно, что аутизм чаще встречается у мальчиков, чем у девочек. Новый опубликованный анализ огромной массы данных показал, что реальное соотношение мальчиков и девочек с аутизмом — 3 к 1, а не 4 к 1, как считалось ранее.

Новые данные говорят о том, что девочкам с аутизмом чаще ставят неверные диагнозы, их позже диагностируют или не диагностируют вообще.

«Это исследование предоставило нам самые твердые эмпирические доказательства недостаточной диагностики аутизма среди девочек, — говорит Франческа Хаппе, профессор когнитивной нейронауки в Королевском колледже Лондона, которая не принимала участия в данном исследовании. — это на самом деле очень важная новость».

В большинстве современных источников соотношение мальчиков и девочек с аутизмом составляет 4 к 1. Новый анализ основан на данных 54 исследований о распространенности аутизма, проведенных в разных странах мира. Всего в этих исследованиях принимали участие 14 миллионов человек, из них 53 712 детей с аутизмом. В целом, эти исследования показали, что на одну девочку с аутизмом приходится 4,2 мальчика с аутизмом.

Тем не менее, если исследователи не собирали данные путем интервью с родителями, изучения медицинских и школьных записей, а сами проводили клиническую оценку детей, то соотношение составляло 3,25 мальчика на каждую девочку.

Эти данные играют большую роль в дальнейших исследованиях аутизма, говорит ведущий исследователь, Уильям Мэнди, лектор клинической психологии в Университетском колледже Лондона. «Многие теории об аутизме строятся с учетом того, что это состояние, которому мужчины подвержены в гораздо большей степени, чем женщины, — говорит Манди. — Так что я считаю, что очень важно прояснить реальную картину». Результаты исследования были опубликованы 4 апреля в журнале «Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry».

Кто ищет, тот всегда найдет

Мэнди и его коллеги изучили исследования с пяти континентов, проведенные с 1992 по 2011 год. Во всех случаях диагноз «аутизм» был основан на критериях четвертого издания «Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам» (DSM), которое, главным образом, используется в США, или на критериях десятого издания «Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем» Всемирной организации здравоохранения. (На данный момент была принята пятая редакция DSM, но крупных исследований распространенности аутизма на ее основе пока не проводилось).

В анализе использовалась более тщательная методология, чем в предыдущих исследованиях по соотношению полов при аутизме. Например, учитывался размер выборки в исследовании и различия в характеристиках исследований, например, как именно был поставлен диагноз.

В 34 исследованиях применялось «пассивное выявление случаев», то есть исследователи выявляли детей с аутизмом по записям в медицинских или школьных документах, либо с помощью телефонных опросов родителей, у которых спрашивали, был ли поставлен диагноз их ребенку. В 20 исследованиях применялось «активное выявление случаев», то есть исследователи сами обследовали детей.

В пассивных исследованиях соотношение мальчиков и девочек составляло 4,6 к 1, в то время как в активных исследованиях — 3,25 к 1. «Это ключевая разница, выявленная данным исследованием», — говорит Мэнди. Эксперты считают, что активные исследования помогают получить более верное соотношение по полу.

«Эти результаты предполагают, что если мы будем активно заниматься скринингом аутизма, то мы выявим больше девочек», — говорит Марисела Гуерта, профессор психологии в Медицинском колледже Уэйлла Корнелла в Ню-Йорке, которая не участвовала в данном исследовании.

Девочек с аутизмом могут упускать, потому что врачи и другие специалисты считают, что аутизм в основном встречается у мальчиков. Также возможно, что девочки лучше, чем мальчики, маскируют свои проявления аутизма.

Предвзятая диагностика

Анализ показал, что в исследованиях, в которых было много детей с интеллектуальными нарушениями, соотношение мальчиков и девочек с аутизмом было лишь 3,1 к 1. В исследованиях, в которых было много детей с более высоким интеллектом на одну девочку с аутизмом приходилось около шести мальчиков. Возможно, девочки с аутизмом и нормальным уровнем интеллекта могут маскировать свои проявления аутизма, другое возможное объяснение — аутизм в принципе тяжелее проявляется у девочек.

Некоторые исследователи считают, что соотношение мальчиков и девочек с аутизмом может быть даже меньше, чем 3 к 1. Даже при активном обследовании ученые могут упускать некоторых девочек с аутизмом, потому что стандартизированные тесты рассчитаны на мальчиков. «Поскольку большинство исследований и клинических описаний посвящены исключительно мальчикам, наши диагностические критерии аутизма определенно предвзяты в пользу мужского пола», — говорит Хаппе.

Несколько исследований предполагают, что может существовать так называемая женская форма аутизма. У девочек с аутизмом в среднем не так сильно выражены ограниченные интересы и у них меньше повторяющегося поведения, чем у мальчиков. Однако изменить диагностические критерии, чтобы улучшить диагностику среди девочек не так-то просто. «Это очень сложный вопрос, — говорит Мэнди. — Если вы измените критерии, не изменится ли само явление?»

Возможно, решение проблемы будет найдено в ближайшем будущем. Мэнди проводит исследование о том, как «камуфляж» симптомов аутизма влияет на диагностику среди девочек. Исследования также показывают, что соотношение мужчин и женщин с низкими результатами тестов на социальное взаимодействие и другие черты аутизма примерно 2 к 1. Хаппе исследует, почему некоторые девочки не подходят под существующие диагностические критерии, и в чем их отличие от мальчиков со схожими результатами обследования.

Ссылки:

Оригинал исследования: Loomes R. et al. J. Am. Acad. Child Adolesc. Psychiatry Epub before print (2017).

Пропавшие девочки: аутизм у женщин

«Холодное сердце» как метафора аутизма у девочек

Каковы особенности аутизма у женщин и девочек

«Машенька» — фильм о молодой женщине с аутизмом

источник http://outfund.ru/autizm-vstrechaetsya-u-devochek-gorazdo-chashhe-chem-schitalos-ranee/

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Наш проект

Реклама