АВА

Русскоязычный поведенческий аналитик о перспективах развития поведенческого подхода к коррекции аутизма в России

shapovalovaВ декабре 2013 года в Москве прошла первая российская конференция, посвященная прикладному анализу поведения (ABA) — научному подходу, который доказал свою эффективность коррекции поведения, в том числе и для помощи людям с аутизмом. О сути поведенческого анализа и его распространении в России рассказывает организатор прошедшей конференции — Ольга Шаповалова, сертифицированный поведенческий аналитик.

Не могли бы вы немного рассказать о себе: вашем образовании и опыте работы?

Я закончила Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, там я училась на степень магистра по специальности «прикладной анализ поведения» факультета психологии. До этого я училась в России, в московском Гуманитарном университете имени Дашковой, где моя специальность была «семейная психология», в Америке этот диплом пересчитали как бакалавра по психологии. Если говорить об образовании, то я продолжаю его все время — хожу на конференции, езжу на различные семинары.

Что касается работы, то я начала работать по специальности еще во время учебы. В качестве практической работы от института я работала в школе для детей с диагнозом «аутизм». Это очень известная и хорошая школа ABC Inc., в которой я осталась работать и после университета. Сначала я работала как терапист, а потом, получив диплом, как консультант. Затем я перешла в другую компанию — IABA, где я работала уже с взрослыми клиентами с разными диагнозами и сложностями.

В 2010 году я открыла собственную компанию. Это было связано с тем, что у меня все чаще появлялись русскоговорящие клиенты, их становилось все больше и больше. В результате, я открыла свою компанию для помощи русскоговорящим клиентам. Все прошло очень успешно и пришлось уйти с работы, но мы в очень хороших отношениях со всеми моими бывшими начальниками и сослуживцами.

Вы один из немногих русскоязычных преподавателей, занимающихся дистанционным обучением прикладному анализу поведения. Насколько сложно было разработать такой курс для российских студентов?

Поначалу, с первым потоком, я училась очень многому и у них. Они мне много дали именно с точки зрения того, как лучше преподавать. Ведь я всю модель обучения взяла из своего института в Калифорнии, которая мне лично была очень близка. Мне понравилось, как этот университет подготавливает именно к самостоятельной работе. Конечно, нам было проще, так как у нас было больше литературы для самостоятельной подготовки, а у моих студентов русскоязычной литературы не было.

Как бы вы оценили перспективы развития АВА в России? Не возникает ли идеологического конфликта между «западным» поведенческим подходом и отечественными подходами в психологии и педагогике?

Мое личное мнение и научно доказанный факт состоит в том, что законы поведения везде работают одинаково. Сложности на уровне менталитета иногда связаны с тем, что в России мне часто приходится разъяснять то, что в Америке мне никогда не приходится объяснять ни родителям, ни другим специалистам. Мне не просто приходилось это объяснять — я никак не могла взять в толк, как может быть непонятно, что ребенка надо хвалить и так далее.

Вы можете привести какой-нибудь яркий пример?

Что касается русскоговорящих клиентов (не обязательно живущих именно в России), я столкнулась с тем, что часто они (не все, разумеется, но большинство) спрашивали меня: «А когда мы будем наказывать? А как же сделать, чтобы он понял? Как его заставить?» А я все время объясняю, что мы должны работать не с помощью наказаний и ограничений, а так, чтобы это было легко, радостно и спокойно, что можно добиться, чтобы человек обучался навыкам и менял свое поведение только с помощью поощрений. И в этот момент большинство людей оказываются в тупике. Они спрашивают: «Как же это сделать? Как же можно не наказывать?»

Года два назад я приезжала в Москву на довольно продолжительное время, и я разговаривала с разными людьми — таксистами, родственниками — и спрашивала их про наказания. И все отвечали: «А как же без наказаний? Надо обязательно его наказать как следует! Надо придумать такую технологию, как наказывать!»

То есть существует склонность к наказаниям в самой культуре?

Да, именно в культуре есть такая склонность. Потому что в Америке, по крайней мере, в Калифорнии (в других штатах картина может быть иной), существует «пропаганда» позитивного отношения к детям. Точно также как есть пропаганда здорового образа жизни, есть пропаганда того, что к детям нужно относиться позитивно. В повседневном языке все время используется слово «поощрение», оно давно вошло в обиход, все время можно услышать: «Вы используете позитивное поощрение?»

Находясь в Москве, вы посетили один из первых в России классов для детей с аутизмом на основе АВА, каковы ваши впечатления о нем?

Мне очень понравилось. В первую очередь, потому что я увидела документацию в очень хорошем состоянии. Когда я работала в похожей школе для детей с аутизмом, там были детки, у каждого из которых была своя программа и свои задачи. И мой опыт показывает, что если не вести эту документацию, то мы начинаем просто теряться.

Всем ли людям с аутизмом может помочь АВА?

АВА, прикладной анализ поведения — это целая наука о поведении. А поведение есть у каждого без исключения. Это вообще никак не связано с диагнозами, сложностями или чем-то еще. Если у кого-то есть поведение, и его надо как-то менять, то понятно, что эта прекрасная наука может в этом помочь.

То есть, поведенческий подход может помочь не каждому аутисту, а вообще каждому человеку, было бы поведение?

Мы не работаем с аутизмом, мы не меняем диагноз, мы изменяем только поведение. И конференция в Москве, которую я провела, она для того, чтобы люди перестали рассматривать поведенческий анализ только как «работу с аутизмом».

Если вернуться к аутизму, то если аутист, например, вербальный и с высоким интеллектом, то ему тоже может помочь АВА?

Конечно! Другими словами, нет никаких ограничений.

И взрослым тоже? Ведь часто говорят, что АВА — это, в первую очередь, для маленького ребенка?

Есть статистические исследования, которые говорят о том, что если мы хотим, чтобы человек пошел в обычную школу, чтобы у него все наилучшим образом сложилось в жизни, то чем раньше мы начнем применять поведенческий анализ, тем лучше. Но в предыдущей компании, где я работала, все мои клиенты были взрослыми: не только с диагнозом «аутизм», но и с шизофренией, навязчивыми состояниями, умственной отсталостью.

Я работала с клиентом, которому было 20 лет. У него был диагноз «аутизм». Он очень высокофункциональный — он вербальный, и он мог до какой-то степени адаптироваться. С ним никогда не занимались по поведенческим программам, но он был все время в коррекционных классах общеобразовательной школы, а у нас в школах человек учится в школе до 21, иногда даже до 22 лет, если у него стоит диагноз.

В школе скорректировали некоторые из его поведений, и он был вполне адаптирован, но у него совсем не было друзей, не было никакого общения. Осталось нежелательное поведение, которое заключалось в том, что когда он начинал нервничать, то он начинал тратить деньги, и он мог начать воровать, мог легко запомнить номер чей-то карточки в магазине, другими словами, поведение было весьма серьезным.

Мы начали с ним работать, я написала ему программу и протоколы, родители очень активно с ним работали. Всего я с ним проработала три года, он пошел в технический колледж, где учат чинить различные электроприборы. У него появились друзья, появились ребята, с которыми он общался и куда-то ходил, и я сказала, что все: мы дошли до его самого благоприятного исхода, потому что он учится, и у него есть друзья, что человеку в таком возрасте и нужно. И диагноз его с него сняли.

Недавно я встретила его родителей, и они мне сообщили, что у него есть девушка. И я им сказала: «Все, вот теперь я полностью уверена, что у человека сформированы все социальные навыки!» И он живет с этой девушкой, при том, что у нее есть ребенок, и он участвует в его воспитании. Это тот случай, когда можно с уверенностью сказать, что мы сделали правильную работу, но это была напряженная работа по протоколам на протяжении трех лет.

Часто можно услышать, что АВА — слишком механистический и бездушный подход, поскольку он ориентирован только на поведение. А как же личность, отношения?

Это часто можно услышать от людей, которые незнакомы с теорией и методологией поведенческого анализа. Да, мы работаем только с поведением. Мы не затрагиваем личность и не пытаемся ничего поменять в ней, это точно. Но при этом внутренние состояния: мысли, чувства, переживания, они тоже могут рассматриваться как поведения, и их тоже можно менять. Если к нам обращается клиент, которого мучают навязчивые мысли, то мы эти мысли рассматриваем как поведение, и мы изучаем контекст, в котором они появляются, то есть смотрим, что в этот момент происходит вокруг него. Мы меняем этот контекст, и мысли тоже меняются. Именно это и приводит людей к идее о том, что это бездушный подход.

Однако наша задача в том, чтобы жизнь клиента стала как можно лучше. Мы это называем «жизнь с как можно меньшими ограничениями». В АВА все четко разложено по полочкам, это помогает нам в работе, конечная цель которой в том, чтобы клиент смог быть полноценным членом общества.

Если вернуться к обучению в области поведенческого анализа, то кто может стать поведенческим аналитиком?

В первую очередь, это люди, которые имеют высшее образование, потому что для такой подготовки нужна база, на которую можно будет наложить эти знания. Также желательно, если это будут люди, которые любят, чтобы все было четко и понятно. Может даже есть какой-то особый тип характера, которым отличаются люди этой специальности. Очень важно, чтобы была развита логика.

У вас не будет вопроса про терапистов? Это наболевший вопрос, так как сейчас прикладной анализ поведения становится очень популярным, и родители, возможно, не обладая достаточной информацией, часто сталкиваются с некачественной терапией. Мое личное мнение, основанное на моих наблюдениях и опыте работы — терапистом может быть любой человек. Ему не нужна дополнительная подготовка. Это может быть человек любого возраста, главное, чтобы этот человек, во-первых, любил детей и хотел работать с ними, а во-вторых, следовал инструкциям и мог их точно выполнять. Обучение тераписта — это задача консультанта, который разрабатывает программы, эта подготовка тераписта — часть работы консультанта. Родителям, которые никак не могут найти тераписта, я говорю: «У вас же есть соседи, у соседей есть дети, есть знакомые, спрашивайте всех, кто сейчас ищет работу». После этого аналитик предоставляет тренинг: если нужно один, либо два, три, четыре.

Сколько раз сталкивалась с тем, что родители пытаются найти подготовленного тераписта. Конечно, хорошо, когда есть специальное образование, но начинать можно и с теми ресурсами, которые есть вокруг. Странно слышать, что возникают проблемы с поиском терапистов. У нас в Калифорнии дается объявление и приходят люди, которых учат, что делать уже на местах, по конкретным протоколам.
Сами родители могут быть терапистами своего ребенка?

Знаете, нельзя сказать, что «никто не может» или «все могут». Это зависит от ситуации. Кто-то может переключаться со своей роли родителя на роль тераписта или консультанта, а кто-то нет. Однако с теми клиентами, с которыми я работала, через какое-то время все равно все родители приходили к тому, что им должен кто-то помогать, потому что одному сложно справиться, тяжело разделить эти свои роли. Я видела успешные случаи, когда люди, грубо говоря, переодевались в другую кофточку и становились другим человеком, но терапистов должно быть несколько для успешности обучения.

В любом случае, без поддержки родителей любая программа может оказаться неуспешной, потому что все-таки родители больше всего времени проводят с ребенком. Понятно, что есть и другие критерии, которые могут как-то этому способствовать, включая тяжесть диагноза и так далее. Но по большому счету, наибольшие изменения происходят тогда, когда все в окружении ребенка действуют в одном ключе.

Не могли бы вы рассказать подробнее об объединении русскоговорящих поведенческих аналитиков. Как возникла такая идея, и какие цели ставит перед собой объединение?

Объединение пока неформальное, оно будет объединять специалистов, которые хотят практиковать без использования наказаний — это ключевой момент. Это специалисты, которые хорошо подготовлены теоретически, и которые уже во время учебы проявили свои практические знания. Плюс к тому, у каждого должна быть серьезная подготовка по этике. В Америке мне повезло работать в очень хороших организациях, но я сталкивалась и со специалистами, работавшими в других местах, я наблюдала иную философию компаний. И я поняла, что крайне важно, чтобы специалист был не только подготовлен теоретически и практически, но и чтобы он следовал всем этическим правилам поведенческого аналитика. А это, в первую очередь, значит делать только то, что хорошо для клиента. Для меня очень важно, чтобы те, кто работает в этой области, не забывали о такой важной части, как этика.

источник http://outfund.ru/olga-shapovalova-izmenit-povedenie-mozhno-pri-pomoshhi-pooshhreniya-a-ne-nakazaniya/

естественные поощрения

В одной из наших предыдущих публикаций мы говорили о том, как правильно подобрать поощрение — (подробнее)  для ребенка. Натуральные (или естественные) поощрения имеют отношение к предметам или видам деятельности, которыми ребенок наслаждается от природы, с рождения. Не все поощрения необходимо покупать или создавать. Иногда достаточно просто понаблюдать за тем, чем ребенок занимается в свободное время, и использовать его природные интересы в качестве поощрения в тот момент, когда он демонстрирует соответствующее поведение. Каждый ребенок уникален, и один ребенок может наслаждаться теми видами деятельности, которые не понравятся другому ребенку. Кроме того, необходимо учитывать, что иногда поощрениям социального характера (таким как улыбка или похвала) ребенка с расстройством аутистического спектра первоначально необходимо обучить.

1. «Дай пять»
2. Улыбки
3. Шутки, юмор
4. Игры с водой (наливание, разбрызгивание, даже просто наблюдение)
5. Выдувание пузырей из жевательной резинки
6. Выдувание мыльных пузырей
7. Подражание ребенку
8. Похвала
9. Комплименты
10. Обращение к ребенку с просьбой о помощи
11. Аплодисменты
12. Жест «класс» (поднятый кверху большой палец руки)
13. Рисование / ручные поделки
14. Наклейки, звездочки и т.п.
15. Спокойная музыка, или любая другая музыка, которая включается по просьбе ребенка (если это уместно)
16. Предоставление ребенку возможности послушать музыку на плеере, Ipod и т.п.
17. Предоставление ребенку доступа к предпочитаемым видам деятельности (перемена, вставание на первое место в очереди и т.п.)
18. Игры с воздушными шарами
19. Разрешение ребенку повесить постер или плакат в своей комнате
20. Нанесение ребенку ароматизированного лосьона для рук, чтобы его руки также им пахли
21. Игры
22. Предоставление ребенку выбора ; позволение ему быть независимым (самостоятельно выбирать, где сидеть, в какую игру играть всей группой и т.п.)
23. Предоставление ребенку доступа к объектам, к которым у него нет постоянно доступа (карандаши, закладки, ластик, клей, пластилин, восковые зубы и т.п.)
24. Использование/введение жетонной системы поощрений
25. Создание «волшебного мешочка» с мелкими, недорогими предметами внутри. Позволяйте ребенку погрузить руку в волшебный мешочек и поиграть несколько минут с тем предметом, который он оттуда извлечет (содержимое мешочка также можно произвольно изменять, чтобы поддерживать у ребенка интерес к нему)
26. Нахождение в непосредственной близости от ребенка / внимание (мощное поощрение для некоторых детей)
27. Индивидуализированная похвала, адресованная ко всем участникам группы («Деррек так чисто убирает, он действительно молодец сегодня»)

* Помните о том, что поощрение должно быть:
— Немедленным, или наступать настолько быстро, насколько это возможно
— Полным энтузиазма
— Специфическим
— Предоставляться в сочетании со зрительным контактом

источник http://autism-aba.blogspot.com/2013/09/natural-reinforcer-list.html

ДОКЛАДЧИКИ:
Давид и Оксана Элсингер – родители 2 детей, у одного из которых аутизм. Стивену сейчас 8 лет. Он ходит в обычную школу, имеет черный пояс каратэ, играет на пианино и даже пишет свою музыку.
Давид закончил университет в штате Мичиган. Он работает координатором системы обучения E-Learning в организации Reach-Global в США. Давид прошел обучение по методике АВА.
Оксана закончила Национальный Технический Университет Украины КПИ. После диагноза сына, она прошла обучение по методике АВА. Оксана имеет опыт работы в центре для детей с аутизмом, она посетила множество тренингов и конференций по АВА, включая конференцию-тренинг международной ассоциации АВА, где она имела возможность поучиться у известных в области аутизма специалистов, таких как доктор Миллер, доктор Шрамм.

Сьюзан Уалли имеет образование магистра по специальному образованию детей с проблемами развития и бакалавра по арт-образованию и эрготерапии. Она участвовала в тренингах известных на западе докторов в области аутизма, таких как доктор Карбон, доктор Партигтон, доктор Твиг. На протяжении многих лет она работала с детьми с аутизмом в рамках школьных и частных программ. На данный момент она разрабатывает материалы для учителей с использованием методики АВА. У нее двое взрослых детей. Она любит заниматься спортом, шить и рисовать.

Программа конференции:

Вторник, 16 июля
9:00-9:30 — Регистрация участников
9:30-9:40 — Открытие конференции. Приветственное слово С.Ф.Глузмана Президента Ассоциации психиатров Украины
9:40-10:10 — Клинические проявления и причины возникновения аутизма.
Я.Б. Бикшаева, главный детский психиатр ГУОЗ г.Киева, к.мед.н.
10:10-11:00 — Жизнь с аутизмом. История одной семьи. Оксана Элсингер
11:00-12:00 — Просмотр видеоматериала «Основы коммуникации. История Дани» Оксана Элсингер
Перерыв — 15 мин
12:15-13:00 — История и основы прикладного анализа поведения. Давид Элсингер
13:00-14:00 — Анализ проблемного поведения. Функции поведения. Сьюзан Уалли
14:00-15:00 — Обед
15:00-15:45 — Система поощрений как эффективный инструмент в обучении ребенка с аутизмом. Давид Элсингер
15:45–17:00 — Создание позитивной обстановки для обучения ребенка, контроль над инструкцией, два способа обучения в АВА. Сьюзан Уалли
17:00–18:00 — Вопросы, ответы

Среда, 17 июля
9:00-9:30 — Диагностический инструментарий для оценки функционирования ребенка с расстройством из спектра аутизма. Я.Н. Василенко, практикующий медицинский психолог
9:30-10:30 — Выражение просьбы как основа коммуникации. Оксана Элсингер
10:30-11:30 — Вербальные операнты. Функциональная оценка коммуникативных способностей ребенка. Оксана Элсингер
Перерыв 15 мин
11:45-12:40 — Использование подсказок, методика обучения, недопускающая частых ошибок ребенка. Оксана Элсингер
12:45-13:30 — I-pad и touch-screen. Использование современной техники для обогащения коммуникации детей с аутизмом. Давид Элсингер
13:30-14:30 — Обед
14:30 -15:15 — Как помочь ребенку с пониманием речи. Оксана Элсингер
15:15-16:15 — Обучение вербальным оперантам. Улучшение коммуникативных способностей ребенка. Оксана Элсингер
16:15-17:00 — Как вести учет прогресса развития ребенка. Сьюзан Уалли
17:00–18:00 — Вопросы, ответы

Четверг, 18 июля
9:00-10:00 — Обучение важным жизненным навыкам. Как выбраться из памперсов. Оксана Элсингер
10:00- 11:00 — Обучение важным жизненным навыкам. Оксана Элсингер
Перерыв 15 мин
11:15 -12:15 — Развитие социальных навыков у ребенка. Социальные истории. Сьюзан Уалли
12:15-13:00 — Размышления отца на тему: «У моего ребенка аутизм». Давид Элсингер
13:00-14:30 — Обед
14:30 -15:15 — Расширение пищевого рациона у ребенка. Оксана Элсингер
15:15-16:15 — Практические идеи по восстановлению сенсорного восприятия у ребенка с аутизмом. Сьюзан Уалли и Оксана Элсингер
16:15-17:00 — Закрытие конференции

Конференция проводится по адресу:
г. Киев, ул. Фрунзе 103, большой конференц-зал
Киевской городской клинической психиатрической больницы №1

Участие в конференции бесплатное;
Проживанием и питанием организаторы конференции не обеспечивают;

Контактная информация:
Бикшаева Яна Борисовна — e-mail: iana_bikshaieva@bigmir.net;
тел.: +38 050 2234944,
Василенко Яна Николаевна — e-mail: vasilenkoyana@gmail.com;
тел.: +38 050 3573411,
Зигура Галина Владимировна — тел.: +38 050 2240587

источник:http://www.shodinki.com/news/konferencija_dlja_rodetej_detej_s_autizmom_prikladnoj_analiz_povedenija_ava/2013-07-13-89

Блог: Папа с аутёнком

Итак настал тот чудный миг и вы нашли человека, который позиционирует себя как АВА- терапист.

Вы, конечно же прочли хотя бы в минимальном объеме информацию о его обязанностях, о том как должен заключаться договор, о том за что и сколько вы должны платить

Но вот незадача: этот терапист не хочет подписывать договор в котором есть примерно такой пункт:

Видеосъемка: Стороны пришли к соглашению о том, что во ремя проведения работ Терапистом проводится видеозапись. Записанные данные могут быть использованы Нанимателем для повторного просмотра, публикации в общий доступ средствами сети Интернет или любым иным способом. При этом Нанимателю запрещается продажа или иное коммерческое использование видеозаписей.

И вот, вас просят или может даже от вас требуют убрать этот (или подобный этому) пункт из договора.

Уступать или нет?

Немного истории, или как у них:

Когда Ловаас только начинал, то АВА была одной из многочисленных методик на поле аутизма. Прошло совсем немного времени, и АВА стала «золотым стандартом». Естественно, кто-то решил подзаработать на новом тренде. Когда родителям в США стало понятно, что под маркой АВА продают непойми-что, то они забили тревогу. Отличная наука о реабилитации все больше наполнялась шарлатанами и людьми из серии «мимо проходил». Ситуация была плачевной

Выход был найден в обязательной сертификации. Сертификат могли получить отдельные люди и научные или реабилитационные заведения.

Если человек нарушает нормы ВСВА  у него отзывают сертификат. И после этого ни один здравомыслящий родитель не обратится к такому специалисту.

Более того, скоро ВСВА будет выдавать сертификаты не только супервизорам, но и просто рядовым терапистам. И это здорово — т.к. получить такой сертификат сможет гораздо больше людей (так, во всяком случае пока это выглядит) и в системе АВА будет гораздо больше порядка.

Немного практики или как у нас:

Давайте примем во внимание следующие вещи:
1) на территории РФ/Украины на данный момент нет ни одного гражданина, сертифицированного как ВСВА или ВСаВА.

2) я нанимаю на работу аналитика, значит я работодатель и отношения у нас по сути — трудовые а не гражданские (подтверждение: http://www.bonna.ru/agencies/formation-contracts.aspx)

исходя из 1:

1.1) если нанятый мной человек «накосячит» — то потом, когда я найду нормального аналитика — то при наличии видеозаписей он сможет быстрее исправить «косяки первого»

1.2) вступая в отношения с человеком, который не может подтвердить квалификацию ничем, кроме бумажки, напечатанной на принтере за 5 минут, как затем уберечь других от его неквалифицированных действий? Наличие видеозаписей — веский аргумент как в судебном так и в социальном (огласка через Ютуб) отношении. При отсутсвии сертификации —  это единственный метод хоть как-то повлиять на типа-аналитика, и хоть как-то приостановить поток людей, которые могут быть им обмануты.

2.1) ни один работодатель не примет на работу сотрудника в простой супермаркет на должность курьера за каких-то 5000р., если он откажется подписывать соглашение о том, что за ним будет вестись видеонаблюдение. Большинство НЕсертифицированных терапистов в РФ получают как хороший сертификант ВСВА в США. Так что я, как работодатель, не предъявляю никаких сверхъестественных требований

2.2) Я еще и папа, и несу непосредственную ответственность за морально-психологическое состояние ребенка. И я буду очень безответственным папой, если найму на работу аналитика на условии отказа от видеосъемок

Послевкусие:

  1. Уже сегодня назрела необходимость в каком-то сертификационном и решающем споры родителей и терапистов органе на територии ех-СНГ
  2. Во всем, как хотите чтобы с вами поступали люди — так и вы поступайте с ними (Библия). Этичное отношение родителей к тераписту никто не отменял
  3. Только уважая права родителей на видеосъемку и другие права мы хоть когда-нибуть приведем систему помощи к международным стандартам. Отступим от высоких норм сегодня – не надо удивляться своему бесправию завтра.

Статья отражает просто рассуждения с позиции банальной родительской логики.

С авторитетным мнением доктора наук ВСВА Анны Хисмятуллиной можна ознакомиться тут

источник: http://alexpancho.livejournal.com/8419.html

Аннотация к книге «Детский аутизм и АВА»

Аутизм — это расстройство, которое проявляется в аномальным поведении ребенка. Но именно поведение ребенка — единственный язык, система сложных кодов, через которые окружающие могут понять его намерения, желания, переживания. Внимательно наблюдая за поведением ребенка, тщательно определяя подкрепляющие факторы в окружающей среде, взрослые могут не только научиться понимать его, но и отвечать ему, используя язык АВА (Applied Behavior Analisis), или прикладного анализа поведения. Методы АВА помогут ребенку с аутизмом адаптироваться к реальности, повысить самоконтроль и обрести новые навыки — от бытовых до академических.
Книга Роберта Шрамма, признанного эксперта поведенческого анализа, — это прекрасная возможность узнать об уникальной силе АВА, с помощью которого родители смогут преодолеть проблемы общения и обучения детей с аутизмом и другими поведенческими сложностями.

СодерРоберт Шрамм - Детский аутизм и АВА обложка книгижание книги

Предисловие к русскому изданию
Обращение к читателям
Глава 1. Дорога к лучшему
Глава 2. Что означает диагноз «аутизм»
Глава 3. АВА — язык аутизма
Глава 4. Как распознать цели поведения ребенка
Глава 5. Как увеличить проявления положительного поведения
Глава 6. Как сократить проявления проблемного поведения
Глава 7. Инструменты обучения
Глава 8. Типы вербального поведения
Глава 9. Как повысить мотивацию ребенка
Глава 10. Обучение без ошибок
Глава 11. Вдохните жизнь в процесс обучения
Глава 12. Обучение ребенка функциональной речи
Глава 13. Основные техники анализа вербального поведения
Глава 14. Как понять, чему учить
Глава 15. Как победить аутизм
Адаптированный словарь понятий АВА

источник: http://www.labirint.ru/books/374195/

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Реклама