АВА и аутизм

Поведенческий аналитик о составлении индивидуальной программы и выборе целей обучения для детей и взрослых с выраженными когнитивными нарушениями

Источник: Different Roads to Learning

Мы начали программу прикладного анализа поведения (ПАП) для Лили шесть месяцев назад. И за все это время она не овладела ни одним целевым навыком из своей программы. Ни одним. Я сидела и смотрела на собственное озадаченное лицо в отражении на компьютерном экране с ее графиками. Что я делаю не так? Почему она ничему не учится? Почему прикладной анализ поведения меня подвел?

До Лили я работала только по программам раннего вмешательства с дошкольниками. У этих детей были сильно ограничены или вообще отсутствовали какие-либо базовые навыки. Но каждый из них реагировал на ПАП как в сказке. Графики освоения навыков были потрясающими – 0% в самом начале и уверенное повышение до 80-100%. Это повторялось снова и снова, как терапевтические часы. Именно благодаря работе в сфере раннего вмешательства я «подсела» на прикладной анализ поведения и была уверена, что он подходит всем и каждому. Каждый раз, когда родители были в восторге от прогресса малыша за 30 дней терапии, я убежденно говорила: «Это наука!» Я была полна уверенности в своей нише.

Однако графики Лили были настоящим кошмаром. Они напоминали зубы динозавра с проблемами прикуса, и они никогда не поднимались выше 50%. «Определение частей тела», «Совмещение одинаковых изображений», «Сортировка предметов по цвету», «Просьбы» – все эти самые стандартные программы, к которым я так привыкла, просто не работали.

Я перепробовала все – вводила и убирала безошибочное обучение, меняла стратегии подсказок, работала в разной обстановке и разное время дня. Каждый новый подход приводил к тем же низким и неустойчивым результатам. Она не могла называть предметы. Она не могла находить предметы по инструкции. Она не могла имитировать. У нее был один жест, который она придумала сама, чтобы показать, что она чего-то хочет, но окружающие должны были сами догадываться, что именно. Ее папка с данными была черным пятном в моем послужном списке.

Я думала о том, чтобы запросить супервизию или вообще передать случай другому поведенческому аналитику. Тут явно нужен был кто-то более опытный, кто больше знал о работе с невербальными детьми, владел какими-то хитрыми приемами, о которых я не догадывалась. Прежде чем позвонить коллеге, я решила последний раз просмотреть ее папку.

Лили было 10 лет, и она была полностью невербальна. Она не пользовалась туалетом. В медицинском заключении говорилось, что ее познавательные функции соответствуют 6-месячному ребенку и вряд ли уже изменятся. И только тут до меня дошло.

Моя программа была ей вообще не нужна. Не нужна ей была «Имитация действий с предметами». Не нужно ей было достигнуть критерия мастерства по навыку «Определение части изображения». Конечно, такие навыки были бы не лишними, но они не были самыми актуальными.

Этой девочке нужно было научиться самостоятельно мыться. Ей нужно было научиться готовить себе перекус. Ей было нужно чистить зубы, застилать кровать и самостоятельно пользоваться туалетом. Когда она станет взрослой и встанет вопрос о том, где и в каких условиях она будет жить дальше, никого не будет волновать, может ли она расположить модели автобусов по размеру.

Я почувствовала себя глупо и очень на себя разозлилась. Я потратила несколько месяцев пытаясь вдолбить ей названия частей тела, в то время как у нее был такой огромный дефицит в навыках для повседневной жизни. Я поняла, почему нас, поведенческих аналитиков, порою критикуют за ригидность и одержимость процентами.

Я отменила всю ее программу. Я купила тест «Оценка функциональных жизненных навыков» (AFLS) и начала тестирование на той же неделе. Ее баллы были очень низкими, но нам было с чего начать. Мы написали 10 программ на функциональные навыки и начали обучать каждому навыку с помощью «обратной цепочки». Мы полагались на «мышечную память» и ежедневные повторения, так как она не могла понять визуальные подсказки с картинками. Мы работали в будни и на выходных, повторяя последовательности действий каждый день до достижения независимости.

Прошло 30 дней, пока она освоила свою первую программу: «Приготовить перекус». Она могла найти полку, где лежали сырные шарики, открыть крышку банки, высыпать немного шариков в миску, закрыть крышку, поставить банку на место, принести миску на стол, сесть и съесть шарики. Полностью самостоятельно и без единой подсказки. Когда терапистка позвонила и рассказала мне об этом, я прослезилась.

В конечном итоге, прикладной анализ поведения меня не подводил. Меня подвело то, что я забыла о, возможно, самом важном аспекте этой науки – о том, что она создана быть «прикладной». После работы с Лили я уже больше не делала вид, что существует какой-то секретной рецепт «Программы ПАП для любого ребенка». Теперь каждый раз я составляю новый рецепт с нуля. Я больше не задаюсь вопросом, может ли ребенок описать функции 10 общественных профессий за 60 секунд. Вместо этого я спрашиваю себя: «С какими серьезными, функциональными ограничениями он сталкивается каждый день?»

источник http://outfund.ru/najdi-krasnyj-ili-naden-kurtku-vybor-celej-terapii/

Как родители детей с поведенческими проблемами могут использовать одно из универсальных психологических правил

Автор: Тамеика Мидоус / Tameika Meadows
Источник: I Love ABA

 

Принцип Премака: Если вероятность поведения В выше, чем вероятность поведения А, то поведение А станет более вероятным, если В последует за ним. (Данный закон был сформулирован психологом Дэвидом Премаком, также известен как «теория относительности в подкреплении»).

Принцип Премака – это стратегия прикладного анализа поведения (ПАП), которую часто называют «бабушкино правило». Прозвище связано с тем, как некоторые бабушки (большие эксперты по детскому поведению) говорят своим внукам: «Сначала овощи, потом шоколадный торт». Ребенок видит вкусный торт и доедает зеленый горошек, чтобы добраться до торта. То, что делает в данном примере бабушка, поведенческие аналитики называют «принцип Премака».

Специалисты также называют данную технику «Сейчас/Потом», «Если/То» или «Высокая вероятность/Низкая вероятность». Кто угодно может использовать принцип Премака для того, чтобы добиться сотрудничества или повысить вероятность определенного поведения. Вы можете использовать принцип Премака в тех случаях, когда вы хотите, чтобы ребенок что-то сделал, но ему этого делать не хочется. Например, если он не хочет доедать горошек, убирать игрушки, пить молоко, надевать шапку и так далее.

Проще говоря, согласно принципу Премака: вам будет проще сделать то, что вам не хочется делать, если сразу после этого вы сможете сделать что-то приятное.

Для того, чтобы использовать принцип Премака, вам нужно сначала объяснить ребенку, каким будет его поощрение. Так, если поведение В – «есть шоколадный торт», а поведение А – «есть горошек», то вы должны сказать: «Если хочешь кусочек торта, нужно доесть горошек». Заметьте, что здесь используется слово «если». Другой аспект принципа Премака – доступ к награде должен зависеть от выполнения задачи. Так, если ребенок откажется есть горошек, то он не получит торт. Все просто. Ребенок сохраняет контроль над тем, будет ли он зарабатывать награду или потеряет ее.

Меня часто спрашивают: «Почему так важно, о чем я скажу вначале?» Вам нужно вначале описать поведение с высокой вероятностью, чтобы ребенок сосредоточился на том, что он может получить, а не на том, что ему нужно сделать. Постарайтесь удержать внимание ребенка на награде. Если вы сначала скажете о том, что ему нужно сделать, то ребенок слышит требование. Если же вы сначала упоминаете предмет или занятие, которые послужат наградой, то вам будет гораздо проще добиться сотрудничества с ребенком.

Для некоторых детей не имеет значения, если вы сначала озвучите требование, в то же время с некоторыми детьми обязательно нужно сначала упомянуть награду. Если я работаю с детьми, у которых в прошлом возникали проблемы с чужими требованиями, я всегда слежу за тем, чтобы сначала сказать о награде.

Многие родители и специалисты привыкают выдвигать требования, ребенок начинает сопротивляться или протестовать, и только после этого родители или специалисты напоминают ребенку, что он может потерять, если откажется. Это распространенная ошибка. Как правило, она приводит к эскалации ситуации и конфликту. Например:

Мама: «Шон, уберись в своей комнате».

Шон: «Нет / Не хочу / Потом уберусь».

Мама: «Если не начнешь убираться прямо сейчас, то никаких видеоигр вечером».

На чем сосредоточено внимание ребенка? На нежелательном занятии (уборке комнаты), и на том, что он может потерять (видеоигры). После такого диалога ребенок, как правило, начинает все больше и больше сопротивляться требованиям, может даже стать агрессивным, а родители начинают все больше расстраиваться и злиться.

Поэтому очень важно понять принцип Премака, чтобы избежать ситуации, когда вы заранее планируете собственное поражение. Полезный совет: Когда планируете начать предложение с «Если» или «Сейчас», остановитесь и подумайте: «Я уже сообщила о доступном поощрении?» Если нет, то зачем ребенку напрягаться? Что он получит в результате сотрудничества?

Не акцентируйте то, что ребенок может потерять. Нам всем не нравится что-то делать только ради того, чтобы избежать негативных последствий. Мы все предпочитаем что-то делать, чтобы получить что-то хорошее.

Насколько это возможно следите за тем, как вы формулируете свои требования. Не создавайте заранее ситуаций, в которых ребенок откажется от сотрудничества. Каждый раз, когда вы озвучиваете какое-то требование, то есть возможность, что его выполнят или проигнорируют. Если мы будем осторожны с требованиями, то мы поможем ребенку быть успешным и чаще получать поощрение.

Вот несколько примеров правильного применения принципа Премака. (Помните, что если у ребенка есть проблемы с выполнением требований, то сначала нужно упоминать о награде):

«Мы почитаем книжку, когда ты примешь ванну».

«У тебя будет перерыв 10 минут, когда сам решишь 5 примеров по математике».

«Сначала ты поспишь, а потом мы пойдем в парк!»

«Сегодня можешь посмотреть 2 фильма, если съешь свой обед в школе».

«Кто хочет мороженое? (Ребенок поднимает руку). Хорошо, поторопись и помой посуду, а потом мы будем есть мороженое!»

(Для детей, плохо понимающих речь, можно использовать визуальные подсказки «Сейчас-потом»).

источник http://outfund.ru/babushkino-pravilo-dlya-motivacii-rebenka/

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Наш проект

Instagram Feed

Something is wrong. Response takes too long or there is JS error. Press Ctrl+Shift+J or Cmd+Shift+J on a Mac.

Реклама