Аутизм

события/новости

Перевод: Марина Лелюхина

Редактор: Елена Литвинова

Шарлотта Мур, автор популярной книги George & Sam: Two Boys, One Family, and Autism(«Джорж и Сэм: два мальчика, одна семья и аутизм»), живет в Великобритании, воспитывает двоих сыновей, страдающих аутизмом.

В своей известной книге Шарлотта Мур говорила о том, как влияет на жизнь наличие двух маленьких сыновей, страдающих аутизмом. Но как складывается ее жизнь сейчас, когда Джордж и Сэм перестали быть детьми? Репортаж подготовлен Элизабет Грис.

Шарлотта Мур со своим двадцатилетним сыном, Сэмом. Фото Клары Молден

6:30 утра, 25 февраля 2012 года.

Тихий старый дом начинают сотрясать непонятные толчки, приходящие откуда-то изнутри. Глухие удары, грохот и ворчание идут из соседней комнаты. Это означает только одно: Шарлотта Мур убирает все бьющиеся предметы из кухни. Она действует уверенно, давно заученными движениями, как опытный рабочий сцены, способный за несколько секунд поменять декорации. Она быстро меняет наши керамические тарелки с остатками ланча и бокалы на меламиновую тарелку с печеньем и пластиковый стакан с соком. «Сэм идет», — комментирует она свои действия.

Ее двадцатилетний сын, кажется, не в восторге от того, что на его территорию вторгся чужак. Он натягивает на нос ворот футболки, рывком садится и издает звук, средний между громким рыком и неодобрительным, угрожающим ворчанием. Это привлекательный печальный юноша, с тонкими чертами лица, но его руки покрыты следами от царапин, а ладони все красные от укусов.

Мы продолжаем разговор. Через какое-то время он, видимо, решает, что опасность миновала, и высвобождает лицо из-под футболки, чтобы приняться за печенье. Через какое-то время он подскакивает и начинает бродить туда-сюда, без видимой причины. Причина скоро обнаруживается – он изучает кладовку, где кто-то забыл коробку с бытовой химией. Шарлотта скорее кидается запереть дверь, выхватывая на ходу связку ключей, которую она всегда носит на поясе. Возможность вылить все подвернувшиеся под руку жидкости в раковину дарит Сэму ни с чем несравнимое удовольствие. Также он очень любит звук бьющегося стекла, особенно если это он его бьет.

В этом доме все двери заперты. Все журналы лежат в специальных коробках, так как Сэм любит их рвать. Изодранный свежий номер журнала «Spectator» красноречиво говорит о том, что бывает, когда Сэму удается добраться до них.

И все-таки сейчас эта семья переживает не самый худший период. Их жизнь обустроена. У Сэма есть персональный помощник, который ходит с ним гулять, в кафе и даже ездит на поезде. С юношей работает музыкальный терапевт и логопед.

«Кажется, кризис взросления миновал», — говорит его мама. «Он стал увереннее в себе, и я с радостью отмечаю, что он стал реже проявлять деструктивное поведение, и проще сходиться с другими людьми. Но он все еще нуждается в помощи, и всегда будет нуждаться».

Неиссякаемый оптимизм – главная черта, помогающая ей растить двоих, таких разных, сыновей-аутистов, Джорджа и Сэма, и младшего сына — Джейка, у которого нет никаких нарушений. Она не тратит ни минуты на жалость к себе, просто потому что у нее нет этой минуты.

Она скептически смотрит на возможность дородовой диагностики аутизма. Шарлотта считает, что такой тест принесет не больше пользы, чем предсказание цвета волос будущего ребенка. «Я не хочу преуменьшать существующие проблемы», — говорит Шарлотта, — «но я никогда не видела их корень именно в аутизме. Я никогда не считала аутизм трагедией, и никогда не буду считать. Трагедия случилась в семье моего приятеля, чья дочь получила серьезное повреждение мозга в результате врачебной ошибки. Джордж и Сэм не жертвы родовой гипоксии. Они родились с аутизмом. Это совсем другое».

В то время, когда весь мир ее сыновей, кажется наполненным лишь криком и самоповреждением, она, конечно, хотела бы иметь в арсенале безопасное средство облегчить их страдания, но с ее точки зрения это не означает «избавиться от аутизма».

«Джордж выглядит таким ранимым, когда занимается своей очередной картиной. Это огромное полу абстрактное полотно, и он кажется полностью поглощен тем, как перетекают друг в друга цвета: синий, розовый, серый… Как можно представить его другим?» — спрашивает она. «А вы слышали, как Сэм тарабанит по клавишам синтезатора и музыкально повизгивает в такт? В этом весь он».

В углу гостиной стоит видавшее виды пианино, на котором он играл до этого. «Я покажу вам, как он любит свое пианино», — говорит Шарлотта, открывая крышку. Некоторые клавиши вырваны, другие – безнадежно расстроены. Чем выше звук, тем больше клавиш уцелело. Высокие, звонкие ноты ему не нравятся.

Может быть, кому-то эти юноши покажутся посланцами злых сил, терроризирующими весь дом, но она видит в своих аутичных детях простоту и невинность жителей другой, альтернативной реальности. Их свежий и оригинальный взгляд на жизнь часто приводит Шарлотту в восторг.

Им не свойственна ревность, злость, алчность. «Сэм может ударить кого-то, но только если он загнан в угол. У него нет желания навредить», — говорит она. Иногда жизнь с сыновьями ощущается тяжким бременем, но часто кажется благословением. Качество их жизни на сегодняшний день позволяет мне с уверенностью сказать, что они чувствуют себя так же счастливо, как и другие юноши в их возрасте.

Джорджу 22. Это мечтательный, чудаковатый юноша, больше всего напоминающий юродивого времен Средневековья. У него полностью отсутствует практическая жилка, и в бытовых вопросах он полностью беспомощен, но во время жизни в интернате (residential college) ему удалось освоиться в обществе. Сэм – отшельник, не знающий преград и условностей, погруженный в себя, брат дикаря из Аверона (Виктор из Аверона – ребенок, по всей видимости, проживший всю жизнь в лесу, без общения с людьми. Он был найден в 1797 году. История Виктора, попыток привить ему социальные навыки и сблизить с людьми, позволила ряду исследователей и авторов предположить, что у мальчика был аутизм – прим. переводчика), кажется более близким к миру духов, чем к миру людей.

«Если они окажутся на необитаемом острове», — говорит их мама, — «Сэм, безусловно, выживет, и прекрасно адаптируется, но Джордж не продержится и пяти минут. Они также отличаются друг от друга, как оба отличаются от Джейка».

Рукава фуфайки Сэма оторваны, он предпочитает держать руки открытыми. Дни и ночи он проводит за рисованием. Рисуя, юноша с такой силой вдавливает карандаш в бумагу, что на столе остаются следы.

«Он совершенствует свое мастерство», — говорит Шарлотта. «Долгое время он рисовал только круги с маленькими кружками внутри, они были похожи на женские груди. Он рисовал их повсюду – на стенах, мебели, экране телевизора. Забавно, когда у тебя весь дом в женских грудях. Мне правда кажется, что они скорее обозначали дверцы стиральной машинки и сушилки – особую страсть Сэма. А, может, это были часы».

«Кому-то может не понравиться, что все в доме покрыто рисунками, но не мне. Мое представление о прекрасном сильно изменилось. На стенах этого дома остались следы предыдущих поколений жильцов, так почему бы не прибавить к ним каракули Сэма?»

На следующей неделе будет опубликована еще одна глава из книги Шарлотты о взрослении ее сыновей, Джорджа и Сэма. В ней она еще раз подчеркивает, что только непоколебимое спокойствие и чувство юмора помогли ей пережить все кризисы, сотрясавшие ее дома, пока мальчики взрослели. Это не спасало от уныния, но только благодаря спокойствию и чувству юмора она каждый раз находила в себе силы жить дальше.

В одной из глав своей книги Шарлотта описывает, как ей пришлось выставить потерявшего над собой контроль Сэма в сад, до тех пор, пока он не возьмет себя в руки. «Он ударил в окно, как это показывают в мультфильмах. В стекле образовалась дыра, а на нем не царапины. Потом он просунул руку, подцепил щеколду, с рычанием ворвался в кухню и сшиб меня с ног. Я ничего не могла сделать, только терпеть, пока он кусал меня и бил ногами». Она признает, что в таких инцидентах «нет ничего приятного», но она никогда не боялась.

Книга о Джордже и Сэме была впервые опубликована в 2004 году и приобрела большую известность, несмотря на то, что поступила в продажу гораздо позже, чем вышли в печать первые восторженные отзывы. Писатель Ник Хорнби, воспитывающий аутичного сына, назвал работу Шарлотты Мур первой книгой, которая показала аутизм таким, какой он на самом деле есть.

Но что случилось с этими странными мальчиками, и их ангелом-хранителем, младшим братом, за семь лет, которые прошли с момента последнего интервью? Что случилось с Хэнкокс, их любимым, многострадальным домом, построенным еще в эпоху Тюдоров в Восточном Сaссексе. По всем законам дом должен был сгореть еще год назад. В прошлом Сэм был одержим тем, что бросал все в огонь. Он сунул в камин диванную подушку, поджег ее, и сунул в мусорную корзину. Джейк поднял тревогу.

И Шарлотта, детский писатель, автор летописи пяти поколений жителей Хэнкокс, их семейного гнезда, чья литературная деятельность всегда была на втором месте, после ее главной работы – объединять всех членов ее маленькой семьи. Мать-одиночка, чей брак рухнул, во многом, под гнетом того напряжения, которое несет воспитание двух аутичных сыновей. Женщина, которая всегда начеку, которая до конца жизни на страже спокойствия своих сыновей. Не потеряла ли она еще рассудок?

Все слава Богу, сказала бы я. Шарлотта назвала главу своей новой книги «Почему плохо быть аутистом?». Джейк, ее младший сын, после того как мать объяснила, что если найдется способ диагностировать аутизм до рождения, мать может принять решение прервать беременность, среагировал неожиданно. «Зачем кто-то может захотеть сделать такое», — спросил он изумленно.

«Для Джейка», — говорит его мать, — «основное преимущество, которое дает жизнь с двумя аутичными братьями, это способность понимать и принимать всех в этом мире. Он просто не понимает нетерпимости в любой форме».

Джейк ходит в местную школу в Баттле. Когда к нему приходят друзья, он никогда не дает понять, что стесняется своих братьев. И никогда не ворчит, когда они портят его вещи. Интересно, что двое его лучших друзей, ровесники братьев, им 16 и 19 лет.

Взросление Джорджа и Сэма не во всем было таким страшным, как она рассказывает. Кое в чем им очень повезло, например в том, что ни один из мальчиков, кажется, не испытывает необходимости в сексуальных контактах и следовательно не сталкивается с соответствующими проблемами.

Она говорит, что их равнодушие к сексу делает ее жизнь проще, «но это только лишний раз подчеркивает, как они отличаются, и всегда будут отличаться от других людей». Я полагаю, однажды, Джордж может захотеть каких-то отношений с противоположным полом, но совершенно не тороплю этот момент. Без этих проблем моя жизнь значительно проще. Что касается Сэма, не думаю, что когда-нибудь он захочет чего-то подобного, но за годы жизни с мальчиками, я поняла, что ничего и никогда нельзя предполагать наверняка. Жизнь такая непредсказуемая.

Несмотря на то, с каким удовольствием читается книга, нельзя не заметить знак вопроса, висящий над будущим этой семьи. Джордж последний год может прожить в кэмпхилл-общине «Маунт», основанной последователями Рудольфа Штайнера недалеко от Уодхерст, в Восточном Сассексе. Ему там хорошо, но что будет потом? Скорее всего, ему останутся только домашние программы.

После «адского лета», когда Сэм, наконец, адаптировался после возвращения из ставшей родной школы-интерната, он уже может проводить не меньше трех дней в сопровождении своего персонального помощника, Саймона Бэшфорда (известного под кодовым именем Бэш). Два дня он проводит в центре дневного пребывания для аутистов Сассекса в Баттле. Программа на выходные дни целиком ложится на плечи матери. И снова рвущий душу вопрос: что потом?

Обеспечить досуг для аутичного ребенка гораздо проще, чем для взрослого. Им приходится бороться за каждую возможность, и доплачивать за то, что не удалось получить. Но, как правило, Мурам удается попасть на бюджетные места.

У Шарлотты есть партнер, Саймон, который принимает большое участие в жизни мальчиков, ей помогают родственники, но ежедневное благополучие ее маленькой семьи по-прежнему, в основном, зависит от ее собственного здоровья и способности бороться за своих детей. «Разница между мной и моими друзьями состоит в том, что мои дети никогда не перестанут нуждаться в моей опеке», — говорит она.

В идеальном мире, она бы хотела, чтобы ее дети продолжали всю жизнь жить под одной крышей, где-нибудь в сельской глуши, в просторном доме (с хорошей звукоизоляцией), недалеко от родного гнезда.

«За ними будет ухаживать целый штат помощников, но я буду контролировать процесс. Вся их жизнь будет наполнена интересными и здоровыми занятиями. Мне придется смириться с тем фактом, что для них вредно связывать всю жизнь со мной. На ближайшие несколько лет я ставлю себе цель дистанцироваться от них по возможности».

То, как именно ей удастся это осуществить, ее совсем не волнует. И никогда не волновало. На все вопросы о будущем она отвечает репликой своего сына, Джорджа. Когда однажды его попросили составить список покупок, он написал всего три слова: «Увижу, когда доберусь».

Новая выдержка из послесловия к книге Шарлотты Мур «Джордж и Сэм».

Когда люди спрашивают о взрослых аутистах, то, прежде всего, хотят узнать об их сексуальной жизни. Не готова говорить за всех, но в нашем случае все прошло гораздо легче, чем я опасалась. Для справки, ни Джордж, ни Сэм, никогда не проявляли сексуального интереса к кому бы то ни было. Оба мальчика полностью здоровы и физически развиты, но я могу предположить (хотя возможно и ошибаюсь), что ни один из них не связывает сексуальное влечение с телесным контактом с другим человеком.

В школе Святой Марии у Джорджа была подружка, прекрасная девочка, очень смышленая, она не страдала аутизмом. Общение с ней хорошо повлияло на его самооценку. Им нравилось танцевать вместе, ему льстило, что она его выделяет, но я уверена, что дальше они не продвинулись. В «Маунте» он немного увлекся аутичной девушкой, но в результате он просто старался чаще бывать в ее обществе, не более. Что касается Сэма, он никогда не показывал того, что видит различие между мужчиной и женщиной. «Кто такой дедушка, Сэм? – Тетя!» Джордж, изредка, может бросить взгляд на фото красивой девушки в журнале, Сэм с большим интересом будет рассматривать трактор.

 На удивление легко удалось дать им понять, что они могут заниматься онанизмом только в собственной спальне. В подростковом возрасте была пара инцидентов, когда они снимали штаны в публичных местах, но это было буквально пару раз. Но в целом научить их нормам сексуального поведения оказалось проще, чем обучить пользоваться туалетом. У Джорджа с этим до сих пор проблемы, а Сэм смывает в унитаз все, что попадется под руку: стаканчики от йогурта, свечи, резиновых уточек, а потом я трачу кучу сил, времени и денег, чтобы устранить последствия его активности. Их равнодушие к сексу не только подчеркивает их «инаковость», но и существенно упрощает мне жизнь.

При всех усилиях с моей стороны, они никогда не станут такими как все. Я так привыкла к нашей жизни, что иногда забываю, как она может выглядеть в глазах других. Насколько безумно смотрятся все эти замки на дверях, коробки с журналами, постоянно включенный на канале  CBeebies телевизор. Джордж жалуется, что у него болит нога, и я вижу, что вместо носка он надел лыжную перчатку. Сэм раздевается перед ванной, у меня схватывает дыхание, у него что, какое-то кожное заболевание? Но нет, он просто изрисовал себя с ног до головы фломастером. Я готовлю постель для Джорджа, и нахожу у него под подушкой сокровища – сломанный CD-диск, этикетку с банки Нуттеллы, распечатанный текст песни Мака Флэтвуда «Человек Мира», письмо от моей крестной. И это не считая брызгалки для мяса, приспособления для колки орехов, пластиковой формы для кекса, в виде кролика, и десятка пластиковых крышек. Эти богатства возникают всюду, где есть Сэм. В кастрюле на плите подгорают результаты кулинарных экспериментов Сэма: шоколадная паста, карри и изюм. Пульт от телевизора на краю дверного косяка, шесть ложек для одной миски с хлопьями, по всему дому можно увидеть доказательства того, как необычно Джордж смотрит на мир.

Чего хотят достичь в будущем сами мои сыновья? Сложно сказать. Сотрудники социальной службы обучены задавать соответствующие вопросы, чтобы вовлечь клиента в процесс работы с ним, но Джордж и Сэм, крепкие орешки. В обозримом будущем все решения по поводу их дальнейшей жизни, так или иначе, придется принимать мне.

Это огромная ответственность, которую я едва ли смогу кому-то доверить, т.к. всю жизнь я работаю над тем, чтобы понимать моих детей, так хорошо, как могу.

источник http://specialtranslations.ru/moore-adult-autistic-living/

http://www.facebook.com/groups/specialperevod/

Переводчик: Марина Лелюхина

Большинство подростков и молодых взрослых, которые обращаются в нашу организацию, в будущем хотят обрести максимальную независимость. Многие родители боятся, что их дети достигнут хотя бы относительной финансовой независимости, но не смогут воспользоваться новыми возможностями, из-за отсутствия необходимых навыков. И мы разделяем их беспокойство! Каждый человек, который ведет или планирует вести активную жизнь: ходить в кино, делать покупки, получать зарплату, должен уметь обращаться с деньгами.

Прежде чем начинать разговор, мы бы хотели уточнить, что арифметические навыки — это ДАЛЕКО не все, что должен освоить ребенок, чтобы научиться обращаться с деньгами. Разумеется, чтобы оплачивать услуги и делать покупки, нужно различать достоинство монет и купюр, уметь складывать сумму и считать сдачу, но это не все. Умение обращаться с деньгами подразумевает овладение довольно большим количеством навыков, примерный список которых, с нашими краткими комментариями, приводится ниже. Чтобы получить полное представление о том, какими из этих навыков ваш ребенок уже владеет, и определить его сильные стороны, обратитесь за консультацией к вашему эрготерапевту. Специалист подскажет, на что стоит обратить особое внимание, и с чего начать обучение .

1. Сенсорные навыки

Тактильное восприятие.

Хорошо развитое осязание поможет и при обращении с деньгами. К примеру, если вы пытаетесь найти в кармане или в сумке кошелек, вам на помощь приходит тактильная чувствительность. Благодаря способности кожи пальцев к тактильному распознаванию (tactile registration) вы сможете понять, что нащупали именно бумажник. Различить в бумажнике банкноты и монеты по текстуре и форме вы сможете благодаря тактильному различению (tactile discrimination) и стереогнозии ( умению различать предметы на ощупь по форме — прим. переводчика). Если ориентироваться на ощупь вашему ребенку пока сложно, он может опираться на визуальное восприятие, пока не разовьет тактильную чувствительность.

Обязательно скажите ребенку, что не нужно переживать, если продавец в магазине подгоняет его, пока он считает деньги. Если за ним собирается очередь, можно пропустить вперед других покупателей.

Игры и занятия, которые помогут развить тактильную чувствительность.

  • Предложите ребенку непрозрачный мешочек с монетками. Научите его находить на ощупь монетки определенного номинала. Начните с 10 копеек и пятирублевых монеток. Как только ребенок научится безошибочно находить 2 типа монет, добавляйте еще один. Очень важно! Для выполнения этого задания ребенку не обязательно иметь представление о ценности монет. Тренируйте это задание как отдельный навык.
  • Играйте в карточные игры. Умение тасовать и раздавать колоды карт самых разных размеров и форм поможет вашему ребенку быстрее управляться с купюрами.

Визуальное восприятие.

Не потеряться в огромном мире денег, ребенок прежде всего должен научиться отличать монеты от купюр, различать монеты, похожие по форме, но разного достоинства, и отличать деньги от других объектов в кошельке: квитанций, кредитных карточек и т.д.

Игры и занятия, помогающие развить визуальное восприятие.

  • Дайте ребенку кучку монет. Покажите одну и предложите найти такую же.
  • Если он будет вытаскивать монетки наугад, напомните, что нужно внимательно посмотреть на образец.
  • Предложите рассортировать кучку мелочи. Начните с сортировки 2 разных видов монет, например по 1 копейке и по 5 рублей. Постепенно добавляйте монеты другого достоинства и увеличивайте их количество.Очень важно! Для выполнения этого задания ребенку не обязательно иметь представление о ценности монет. Тренируйте его как отдельный навык.

2. Базовое представление о деньгах

Самое главное, что ребенок должен знать о деньгах, это то, что на них можно обменивать товары и услуги.

Игры и занятия:

  • Поиграйте в парк развлечений. Выдайте ребенку ограниченное количество билетиков или фишек, и предложите обменять их на участие в аттракционах и играх. Со временем замените фишки настоящими деньгами.
  • Сыграйте в настольную игру по типу монополии, в которой нужно пользоваться игрушечными деньгами.

Понимание ценности предметов.

Что дороже, что дешевле. Прежде чем углубляться в математические понятия на примере денег, убедитесь, что ребенок в общем понимает, что стоит дороже, а что дешевле. Например, что стоит дороже, карандаш, или компьютер?

Игры и задания.

  • Покупки онлайн — сравнивайте товары в интернет-магазинах, пытаясь угадать, какой из них дороже.
  • Поиграйте с ребенком в магазин или кафе. В игре используйте предметы, которые он обычно просит приобрести.

3.Арифметические навыки.

Наша главная цель — помочь ребенку стать максимально независимым. Поэтому не слишком напирайте на необходимость довести умение складывать и вычитать до совершенства. Не так много людей ходят в магазин, вооружившись карандашом и бумагой, чтобы подсчитывать стоимость покупок. Покажите ребенку, как пользоваться калькулятором как отдельным устройством, или найдите его в мобильном телефоне — прекрасная альтернатива мучительным подсчетам.

Сортируйте монеты и купюры по номиналу, пока ребенок не запомнит точно какова ценность каждой.

Сложение/вычитание: Умение складывать (общую сумму покупок) и вычитать ( рассчитывать сдачу) — это ключевые навыки, осваивать их нужно на конкретных примерах. Например, попросите ребенка сложить из монет и купюр определенную сумму.

Налоги: объясните ребенку понятие и научите высчитывать налог, используя калькулятор или специальное приложение на телефоне ( в нашей стране другая система налогообложения, поэтому умение рассчитывать налоги нельзя отнести к необходимым социальным навыкам — прим. переводчика).


Чаевые: расскажите, когда принято давать чаевые, и объясните, как их рассчитывать, используя приложение на телефоне, или калькулятор ( обычно чаевые составляют 10% от суммы заказа — прим. Переводчика).

Игры и задания, которые помогут закрепить арифметические навыки:

  • Сортировка монет по номиналу.
  • Монополия, или другая игра с игрушечными деньгами.
  • Игра в магазин . Позаботьтесь о наличии сдачи.

Больше идей вы найдете по ссылке: http://www.autismlink-alw.org/essential-skills—learning-dollars–cents.html ( Особые переводы переведут эту заметку в ближайшее время — прим. Переводчика).

4. Организационные навыки.

Наконец, ваш ребенок готов использовать полученные навыки в естественной среде. Чтобы поход в супермаркет, кафе или кинотеатр завершился успешно, ребенок должен понимать, зачем он туда идет, и как следует подготовиться.

Составьте список.

Перед тем, как идти за покупками, многие из нас составляют списки, замечательный способ структурировать свой поход в магазин. Список поможет нерешительному покупателю быстрее определиться с выбором, и удержит импульсивного от необдуманных покупок. Для детей, которым трудно писать, мы советуем использовать специальное приложение для мобильного телефона ( Autism Speaks рекомендует вот этоhttp://autisticapp.blogspot.com/2012/02/shopping-list-review.html ) а для тех, кому проще ориентироваться по картинкам, можно составить список в рисунках или карточках ( или использовать другое приложение от Autism Speaks http://www.autismspeaks.org/autism-apps/shopping-list-generator). Также можно научить ребенка ориентироваться по отделам в магазине.

Последовательность действий. Перед тем, как отправиться в магазин, кино, или банк, разработайте план действий. Например : 1. проверить список покупок 2. собрать покупки 3. сосчитать общую стоимость, чтобы убедиться, что у меня достаточно денег 4 пройти на кассу и расплатиться.

Умение планировать бюджет, расставлять приоритеты и принимать решения — важнейший навык для тех молодых взрослых, кто будет в какой-то степени контролировать собственные финансы. Например, как вам такая дилемма: дома кончилось молоко, а мне так хочется этот браслет.

5. Социальные навыки.

На начальных этапах освоения навыков, необходимых для похода в магазин, заказа еды в кафе, или похода в кино, вам на помощь придут социальные истории. Чтобы потренировать умение планировать покупки, укладываться в бюджет и правильно вести себя в магазинах, вы также можете применить моделинг и ролевые игры.

Дополнительные советы.

1. Относитесь с уважением к сенсорным проблемам ребенка. Если ему пока трудно посещать шумные супермаркеты, научите его делать покупки по интернету.

2. Подкрепляйте каждый случай проявления желательного поведения и правильную реакцию в процессе обучения.

3. Практикуйтесь везде, где только можете. Включите обучение в вашу повседневную жизнь.

4. В будущем, чтобы оградить ребенка от трудностей с оплатой покупок, научите его пользоваться кредитной картой с ограниченным лимитом. Кредитная карта пригодится и в случае чрезвычайной ситуации. Если это возможно, научите ребенка пользоваться онлайн — банкингом. За дебетовыми картами будущее.

источник http://specialtranslations.ru/money/

http://www.facebook.com/groups/specialperevod/

Русскоязычный поведенческий аналитик о перспективах развития поведенческого подхода к коррекции аутизма в России

shapovalovaВ декабре 2013 года в Москве прошла первая российская конференция, посвященная прикладному анализу поведения (ABA) — научному подходу, который доказал свою эффективность коррекции поведения, в том числе и для помощи людям с аутизмом. О сути поведенческого анализа и его распространении в России рассказывает организатор прошедшей конференции — Ольга Шаповалова, сертифицированный поведенческий аналитик.

Не могли бы вы немного рассказать о себе: вашем образовании и опыте работы?

Я закончила Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, там я училась на степень магистра по специальности «прикладной анализ поведения» факультета психологии. До этого я училась в России, в московском Гуманитарном университете имени Дашковой, где моя специальность была «семейная психология», в Америке этот диплом пересчитали как бакалавра по психологии. Если говорить об образовании, то я продолжаю его все время — хожу на конференции, езжу на различные семинары.

Что касается работы, то я начала работать по специальности еще во время учебы. В качестве практической работы от института я работала в школе для детей с диагнозом «аутизм». Это очень известная и хорошая школа ABC Inc., в которой я осталась работать и после университета. Сначала я работала как терапист, а потом, получив диплом, как консультант. Затем я перешла в другую компанию — IABA, где я работала уже с взрослыми клиентами с разными диагнозами и сложностями.

В 2010 году я открыла собственную компанию. Это было связано с тем, что у меня все чаще появлялись русскоговорящие клиенты, их становилось все больше и больше. В результате, я открыла свою компанию для помощи русскоговорящим клиентам. Все прошло очень успешно и пришлось уйти с работы, но мы в очень хороших отношениях со всеми моими бывшими начальниками и сослуживцами.

Вы один из немногих русскоязычных преподавателей, занимающихся дистанционным обучением прикладному анализу поведения. Насколько сложно было разработать такой курс для российских студентов?

Поначалу, с первым потоком, я училась очень многому и у них. Они мне много дали именно с точки зрения того, как лучше преподавать. Ведь я всю модель обучения взяла из своего института в Калифорнии, которая мне лично была очень близка. Мне понравилось, как этот университет подготавливает именно к самостоятельной работе. Конечно, нам было проще, так как у нас было больше литературы для самостоятельной подготовки, а у моих студентов русскоязычной литературы не было.

Как бы вы оценили перспективы развития АВА в России? Не возникает ли идеологического конфликта между «западным» поведенческим подходом и отечественными подходами в психологии и педагогике?

Мое личное мнение и научно доказанный факт состоит в том, что законы поведения везде работают одинаково. Сложности на уровне менталитета иногда связаны с тем, что в России мне часто приходится разъяснять то, что в Америке мне никогда не приходится объяснять ни родителям, ни другим специалистам. Мне не просто приходилось это объяснять — я никак не могла взять в толк, как может быть непонятно, что ребенка надо хвалить и так далее.

Вы можете привести какой-нибудь яркий пример?

Что касается русскоговорящих клиентов (не обязательно живущих именно в России), я столкнулась с тем, что часто они (не все, разумеется, но большинство) спрашивали меня: «А когда мы будем наказывать? А как же сделать, чтобы он понял? Как его заставить?» А я все время объясняю, что мы должны работать не с помощью наказаний и ограничений, а так, чтобы это было легко, радостно и спокойно, что можно добиться, чтобы человек обучался навыкам и менял свое поведение только с помощью поощрений. И в этот момент большинство людей оказываются в тупике. Они спрашивают: «Как же это сделать? Как же можно не наказывать?»

Года два назад я приезжала в Москву на довольно продолжительное время, и я разговаривала с разными людьми — таксистами, родственниками — и спрашивала их про наказания. И все отвечали: «А как же без наказаний? Надо обязательно его наказать как следует! Надо придумать такую технологию, как наказывать!»

То есть существует склонность к наказаниям в самой культуре?

Да, именно в культуре есть такая склонность. Потому что в Америке, по крайней мере, в Калифорнии (в других штатах картина может быть иной), существует «пропаганда» позитивного отношения к детям. Точно также как есть пропаганда здорового образа жизни, есть пропаганда того, что к детям нужно относиться позитивно. В повседневном языке все время используется слово «поощрение», оно давно вошло в обиход, все время можно услышать: «Вы используете позитивное поощрение?»

Находясь в Москве, вы посетили один из первых в России классов для детей с аутизмом на основе АВА, каковы ваши впечатления о нем?

Мне очень понравилось. В первую очередь, потому что я увидела документацию в очень хорошем состоянии. Когда я работала в похожей школе для детей с аутизмом, там были детки, у каждого из которых была своя программа и свои задачи. И мой опыт показывает, что если не вести эту документацию, то мы начинаем просто теряться.

Всем ли людям с аутизмом может помочь АВА?

АВА, прикладной анализ поведения — это целая наука о поведении. А поведение есть у каждого без исключения. Это вообще никак не связано с диагнозами, сложностями или чем-то еще. Если у кого-то есть поведение, и его надо как-то менять, то понятно, что эта прекрасная наука может в этом помочь.

То есть, поведенческий подход может помочь не каждому аутисту, а вообще каждому человеку, было бы поведение?

Мы не работаем с аутизмом, мы не меняем диагноз, мы изменяем только поведение. И конференция в Москве, которую я провела, она для того, чтобы люди перестали рассматривать поведенческий анализ только как «работу с аутизмом».

Если вернуться к аутизму, то если аутист, например, вербальный и с высоким интеллектом, то ему тоже может помочь АВА?

Конечно! Другими словами, нет никаких ограничений.

И взрослым тоже? Ведь часто говорят, что АВА — это, в первую очередь, для маленького ребенка?

Есть статистические исследования, которые говорят о том, что если мы хотим, чтобы человек пошел в обычную школу, чтобы у него все наилучшим образом сложилось в жизни, то чем раньше мы начнем применять поведенческий анализ, тем лучше. Но в предыдущей компании, где я работала, все мои клиенты были взрослыми: не только с диагнозом «аутизм», но и с шизофренией, навязчивыми состояниями, умственной отсталостью.

Я работала с клиентом, которому было 20 лет. У него был диагноз «аутизм». Он очень высокофункциональный — он вербальный, и он мог до какой-то степени адаптироваться. С ним никогда не занимались по поведенческим программам, но он был все время в коррекционных классах общеобразовательной школы, а у нас в школах человек учится в школе до 21, иногда даже до 22 лет, если у него стоит диагноз.

В школе скорректировали некоторые из его поведений, и он был вполне адаптирован, но у него совсем не было друзей, не было никакого общения. Осталось нежелательное поведение, которое заключалось в том, что когда он начинал нервничать, то он начинал тратить деньги, и он мог начать воровать, мог легко запомнить номер чей-то карточки в магазине, другими словами, поведение было весьма серьезным.

Мы начали с ним работать, я написала ему программу и протоколы, родители очень активно с ним работали. Всего я с ним проработала три года, он пошел в технический колледж, где учат чинить различные электроприборы. У него появились друзья, появились ребята, с которыми он общался и куда-то ходил, и я сказала, что все: мы дошли до его самого благоприятного исхода, потому что он учится, и у него есть друзья, что человеку в таком возрасте и нужно. И диагноз его с него сняли.

Недавно я встретила его родителей, и они мне сообщили, что у него есть девушка. И я им сказала: «Все, вот теперь я полностью уверена, что у человека сформированы все социальные навыки!» И он живет с этой девушкой, при том, что у нее есть ребенок, и он участвует в его воспитании. Это тот случай, когда можно с уверенностью сказать, что мы сделали правильную работу, но это была напряженная работа по протоколам на протяжении трех лет.

Часто можно услышать, что АВА — слишком механистический и бездушный подход, поскольку он ориентирован только на поведение. А как же личность, отношения?

Это часто можно услышать от людей, которые незнакомы с теорией и методологией поведенческого анализа. Да, мы работаем только с поведением. Мы не затрагиваем личность и не пытаемся ничего поменять в ней, это точно. Но при этом внутренние состояния: мысли, чувства, переживания, они тоже могут рассматриваться как поведения, и их тоже можно менять. Если к нам обращается клиент, которого мучают навязчивые мысли, то мы эти мысли рассматриваем как поведение, и мы изучаем контекст, в котором они появляются, то есть смотрим, что в этот момент происходит вокруг него. Мы меняем этот контекст, и мысли тоже меняются. Именно это и приводит людей к идее о том, что это бездушный подход.

Однако наша задача в том, чтобы жизнь клиента стала как можно лучше. Мы это называем «жизнь с как можно меньшими ограничениями». В АВА все четко разложено по полочкам, это помогает нам в работе, конечная цель которой в том, чтобы клиент смог быть полноценным членом общества.

Если вернуться к обучению в области поведенческого анализа, то кто может стать поведенческим аналитиком?

В первую очередь, это люди, которые имеют высшее образование, потому что для такой подготовки нужна база, на которую можно будет наложить эти знания. Также желательно, если это будут люди, которые любят, чтобы все было четко и понятно. Может даже есть какой-то особый тип характера, которым отличаются люди этой специальности. Очень важно, чтобы была развита логика.

У вас не будет вопроса про терапистов? Это наболевший вопрос, так как сейчас прикладной анализ поведения становится очень популярным, и родители, возможно, не обладая достаточной информацией, часто сталкиваются с некачественной терапией. Мое личное мнение, основанное на моих наблюдениях и опыте работы — терапистом может быть любой человек. Ему не нужна дополнительная подготовка. Это может быть человек любого возраста, главное, чтобы этот человек, во-первых, любил детей и хотел работать с ними, а во-вторых, следовал инструкциям и мог их точно выполнять. Обучение тераписта — это задача консультанта, который разрабатывает программы, эта подготовка тераписта — часть работы консультанта. Родителям, которые никак не могут найти тераписта, я говорю: «У вас же есть соседи, у соседей есть дети, есть знакомые, спрашивайте всех, кто сейчас ищет работу». После этого аналитик предоставляет тренинг: если нужно один, либо два, три, четыре.

Сколько раз сталкивалась с тем, что родители пытаются найти подготовленного тераписта. Конечно, хорошо, когда есть специальное образование, но начинать можно и с теми ресурсами, которые есть вокруг. Странно слышать, что возникают проблемы с поиском терапистов. У нас в Калифорнии дается объявление и приходят люди, которых учат, что делать уже на местах, по конкретным протоколам.
Сами родители могут быть терапистами своего ребенка?

Знаете, нельзя сказать, что «никто не может» или «все могут». Это зависит от ситуации. Кто-то может переключаться со своей роли родителя на роль тераписта или консультанта, а кто-то нет. Однако с теми клиентами, с которыми я работала, через какое-то время все равно все родители приходили к тому, что им должен кто-то помогать, потому что одному сложно справиться, тяжело разделить эти свои роли. Я видела успешные случаи, когда люди, грубо говоря, переодевались в другую кофточку и становились другим человеком, но терапистов должно быть несколько для успешности обучения.

В любом случае, без поддержки родителей любая программа может оказаться неуспешной, потому что все-таки родители больше всего времени проводят с ребенком. Понятно, что есть и другие критерии, которые могут как-то этому способствовать, включая тяжесть диагноза и так далее. Но по большому счету, наибольшие изменения происходят тогда, когда все в окружении ребенка действуют в одном ключе.

Не могли бы вы рассказать подробнее об объединении русскоговорящих поведенческих аналитиков. Как возникла такая идея, и какие цели ставит перед собой объединение?

Объединение пока неформальное, оно будет объединять специалистов, которые хотят практиковать без использования наказаний — это ключевой момент. Это специалисты, которые хорошо подготовлены теоретически, и которые уже во время учебы проявили свои практические знания. Плюс к тому, у каждого должна быть серьезная подготовка по этике. В Америке мне повезло работать в очень хороших организациях, но я сталкивалась и со специалистами, работавшими в других местах, я наблюдала иную философию компаний. И я поняла, что крайне важно, чтобы специалист был не только подготовлен теоретически и практически, но и чтобы он следовал всем этическим правилам поведенческого аналитика. А это, в первую очередь, значит делать только то, что хорошо для клиента. Для меня очень важно, чтобы те, кто работает в этой области, не забывали о такой важной части, как этика.

источник http://outfund.ru/olga-shapovalova-izmenit-povedenie-mozhno-pri-pomoshhi-pooshhreniya-a-ne-nakazaniya/

house puzzleПереводчик: Анастасия Козорез

Редактор: Марина Лелюхина
Оригинал: http://www.iloveaba.com/2011/11/hiring-aba-therapists-interview.html

Этот текст предназначен для родителей, которые уже нашли несколько кандидатов, готовых работать с ребенком по домашней программе ABA, и теперь им предстоит собеседование с потенциальными терапевтами. Если ваш ребенок получает ABA-сервис в школе, или через агентство, то скорее всего  вы не сможете существенно повлиять на выбор людей, которые будут с ним работать. В школе и в агентстве такие решения принимаются независимо, и как правило зависят от наличия кадров. Тем не менее, даже если вы имеете дело со школой, или агентством, допустимо попросить команду специалистов ABA о том, чтобы вы имели возможность дополнительно побеседовать с терапевтами, прежде чем они начнут работать с вашим ребенком.

Я надеюсь, что предложенные ниже советы помогут вам хотя бы минимально подготовиться к собеседованию с будущим поведенческим терапевтом вашего ребенка.

Я помогаю многим семьями искать и принимать на работу ABA-персонал, и разумеется принимаю участие в собеседованиях. После длительных наблюдений могу с уверенностью сказать, что большинство родителей крайне неуютно себя чувствуют находясь в роли «начальства». Но именно вы, родители, и являетесь главным руководителем команды специалистов, работающих с вашим ребенком. Даже если у вас есть куратор, который отслеживает работу по программе, основные решения, куда входят в том числе и решения о приеме на работу и увольнении персонала, принимают родители.

То, насколько серьезно вы подойдете к процессу собеседования с потенциальными членами вашей команды, существенно повлияет на успешность терапии в дальнейшем. Если вы хотите, чтобы с вашим ребенком работала команда компетентных и опытных специалистов, то нужно быть готовыми потратить время и силы на поиск и отбор, прежде чем принять кого-то на работу. Во время собеседования избегайте пустой болтовни и шуток, вы принимаете на работу сотрудника, а не болтаете с приятелем, вам нужно сосредоточиться, чтобы понять уровень профессионализма кандидата.

Однажды я работала с семьей, от которой постоянно уходили терапевты. Текучка кадров была такая, что новых терапевтов приходилось нанимать чуть ли не каждый месяц. Родители считали, что причина была в том, что их бывшие сотрудники оказались просто не готовы к работе с ребенком с особыми потребностями. Но реальная причина заключалась в том, что в комнате, где проходила терапия, были развешаны большие камеры наблюдения. В такой атмосфере терапевты чувствовали себя очень неуютно, и, как результат, вскоре оставляли работу. Нет ничего плохого в том, что родителям хотелось контролировать процесс, но все равно следует учитывать что видеокамеры могут сильно нервировать начинающих терапевтов. Этот случай научил меня тому, что даже самые доброжелательные семьи могут создать такие условия, в которых с ними никто не захочет сотрудничать.

Вот несколько советов относительно проведения  собеседования:

1.Прежде чем назначить встречу с потенциальным терапевтом, решите, какой график работы был бы для вас наиболее удобен, определитесь с минимальной и максимальной суммой почасовой оплаты, пропишите краткий список ежедневных обязанностей. К вам может прийти человек с небольшим опытом, которому предыдущие клиенты платили 15$ в час, и он будет рассчитывать получать у вас не меньше. С другой стороны, принимая на работу человека с большим опытом, работавшего в разных семьях, вы не можете быть на 100% уверены в его компетентности. Четко сформулируйте, чего именно вы ждете от вашего терапевта, запишите ваши пожелания и обсудите каждый пункт на собеседовании. Обсудите в том числе ваши пожелания относительно условий работы ( например, оговорите что будете вести видеозапись ). Не нужно устраивать терапевту ненужных сюрпризов после того, как он начал работу. Если вы хотите, чтобы после занятий он каждый раз уделял 30 минут вам, чтобы обсудить результаты, предупредите его заранее.

2. У некоторых родителей есть ошибочное представление о том, что ABA-терапевт это специалист «по всему», но это не так. Большинство терапевтов имеют право только на выполнение программы с вашим ребенком. Они не имеют полномочий писать программы, проводить функциональный анализ и треннинги персонала. В моей практике было довольно много случаев, когда родители нанимали на работу терапевта и быстро понимали, что их сотрудник обладает весьма ограниченным функционалом. Человек, который должен отслеживать выполнение программы называется куратором или консультантом, терапевт занимается непосредственным выполнением программы — проводит занятия с ребенком.

3. Запланируйте собеседование на то время, когда ребенок будет дома. понаблюдайте за тем, как терапевт и ребенок взаимодействуют. Если нет возможности познакомить их лично, покажите терапевту видеозаписи с ребенком. Даже у самых опытных терапевтов некоторые формы поведения могут вызывать сильный дискомфорт. Возможно ваш ребенок пускает слюни, когда задумывается, и это инстинктивно вызовет у терапевта чувство брезгливости. Именно такие моменты лучше прояснить прежде чем вы примите человека на работу. Важно, чтобы терапевту было комфортно работать с ребенком в любом состоянии. Ничего не скрывайте во время интервью. Если ваш ребенок бывает агрессивен, предупредите терапевта. Лучше «напугать» кандидата во время собеседования, чем создать ситуацию, когда терапевт резко откажется от работы с вами после непредвиденной ситуации на занятии.

4. Я считаю что важнейшими качествами, которые должен продемонстрировать ваш потенциальный кандидат, являются энергичность, готовность учиться и терпимость. Любому терапевту, даже самому опытному, будет нужно учиться, хотя бы просто изучать информацию о вашем ребенке. Если потенциальный терапевт плохо отзывается на ваши пожелания, не выглядит увлеченным своей работой, то скорее всего у него не будет и особой мотивации к учебе. По поводу терпимости, все мы знаем что у ребенка бывают хорошие и плохие дни. Если кандидат в терапевты капризен, слишком много спорит и грубит вам во время собеседования, то представьте что будет с ним во время неудачного занятия с ребенком и после него. Позитивное отношение и оптимизм — важнейшие качества для человека, который хочет связать свою работу с детьми с аутизмом. Несколько слов об энергичности. Я не имею в виду, что ваш терапевт должен постоянно подпрыгивать как мячик, но обратите внимание, не слишком ли усталым выглядит кандидат, не слишком ли тихо он разговаривает, не ведет ли он себя чересчур сдержанно.  Если человек хочет работать с малышами, он должен уметь «включить  клоуна» и оставить все свои проблемы за порогом. Если вы ведете собеседование, и не можете представить как ваш кандидат улыбается, хлопает в ладоши, кривляется, кричит «ура!», то едва ли из него получится идеальный ABA-терапевт.

5. Большинство известных мне семей в качестве терапевтов нанимают студентов и старшеклассников, имеющих минимальный опыт работы. Причина в низкой стоимости подобных услуг. Принимая на работу студента вам стоит включить в договор пункт, согласно которому человек обязуется отработать на вас какое-то время, скажем, один год. В пользу такого решения есть несколько причин: 1) Текучка кадров — стресс не только для родителей, но и для ребенка. Представьте только, насколько ему трудно постоянно привыкать к новым людям. 2) Как правило студенты чаще ищут временную работу, они менее надежны, и такой пункт сразу даст им понять что вы ищете серьезного сотрудника на длительный срок. 3) Подумайте о том, сколько времени и средств займет у вас подготовка нового терапевта. Едва ли, после всех временных и финансовых затрат, вы обрадуетесь, когда ваш терапевт бросит работу через пару месяцев.

6. Задавайте вопросы! Я присутствовала на многих собеседованиях, и часто родители ограничивались тем, что просто рассказывали об условиях и называли сумму оплаты. Разумнее поступали те, кто пытался узнать о человеке то, что не было отражено в резюме. Помимо базовой информации, вам стоит узнать о вашем терапевте подробнее. Вот несколько тем, которые можно затронуть:

• Почему вы выбрали эту работу?
• Что вы знаете об аутизме? Что вы знаете о ABA?
• Верите ли вы в то, что ребенок с аутизмом может полностью восстановиться? Почему да, или почему нет?
• Что вы будете делать, если ребенок вас укусит или ударит?
• Назовите свои сильные стороны.
• Почему мы должны нанять именно вас?
• Каких взглядов вы придерживаетесь в области специальной педагогики?
• Какую последнюю книгу об аутизме вы прочитали?
• Как вы относитесь к  видеозаписи занятий?
• Вы умеете менять подгузники? Вы сможете поменять подгузник ребенку старше 5 лет?
• Как вы относитесь к  выделениям, таким как сопли, рвота, моча, кровь и т.д.?
• Готовы ли вы обучать новых терапевтов в будущем?
• Готовы ли вы принимать участие в  тренингах, конференциях и т.д.?
• Что, по вашему мнению,  в основные обязанности терапевта?
• Какой вид деятельности вы предложите ребенку Х лет?
• Что вы будете делать, если ребенок вас сильно расстроит?
• Как вы справляетесь с истериками? Как вы справляетесь с кризисами?
• Назовите ваши любимые детские книги.
• Как вы видите отношения с нашей семьей?
• Какие рабочие отношения вас устраивают больше всего?
• Как вы думаете, какие личные черты наиболее важны для терапевта?
• Как бы вы описали ваш темперамент?
• Планируете ли вы когда-нибудь получать Сертификат? Почему да, или почему нет?

Вы заметили, что я не указала требований к опыту работы, оплате или специальному образованию. Поиск в интернете быстро поможет вам найти тонны информации о том, какое образование и какой опыт должен быть у ABA-терапевта, что именно он должен уметь. Но по моему мнению большинство семей не могут ни найти, ни позволить себе терапевта, идеально соответствующего этим стандартам. Спрос на опытных, квалифицированных ABA-терапевтов существенно превышает предложение. Если в вашем районе таких специалистов нет, вероятнее всего вам придется брать на работу людей без опыта и вкладывать время и средства в их обучение. Я ни в коем случае не призываю вас снизить планку, если вы готовы принять на работу только специалиста с 15-ти летним стажем работы и дипломом не ниже магистра — продолжайте поиски. Однако, я знаю по опыту, что очень трудно найти высококлассного специалиста, который располагал бы свободным временем, и чьи услуги стоили бы не слишком дорого. Именно поэтому, исходя из своей практики, я советую родителям, выбирая будущего терапевта, смотреть прежде всего не на наличие опыта и образования, а на то, что это за человек, насколько ему интересно учиться и нравится ли ему работать с детьми. Все эти факторы, в сочетании с возможностью и временем на учебу и приобретение опыта, могут превратить обычную няню или друга семьи в удивительного ABA-терапевта.

Ниже я привожу шаблон объявления, который можно использовать при поиске ABA-терапевтов. Не стесняйтесь его использовать.

Семья *** ищет веселых и энергичных ABA-тьюторов!

Опыт работы не требуется, мы будем рады посодействовать организации обучения в индивидуальном режиме.

Кто нам нужен: Мы ищем 1-3 поведенческих  терапевтов, для работы по домашней ABA-программе с нашей очаровательной 5-летней дочерью. АВА — это  Прикладной Поведенческий анализ,  или поведенческая терапия,наиболее успешный метод для работы с детьми с аутизмом. В ваши обязанности будут входить игры с нашей дочерью и помощь с ее обучением.

График: Вторая половина дня (с 15.00 до 18.30),  7 дней в неделю.

Требования к соискателям:

  • Желательно наличие степени бакалавра в области  психологии или педагогики
  • Вы должны быть готовы предоставить информацию об отсутствии судимости и/или отпечатки пальцев
  • Вы должны четко соблюдать график, и приходить на работу без опозданий.
  • Желательно наличие собственного транспортного средства(в России возможен вариант «проживание в том же районе» — прим. редактора).
  • Активная жизненная позиция.

Мы гарантируем:

  • Хорошие условия для работы и дружелюбную атмосферу.
  • Достойную оплату ( 11.5$ в час, с перспективой повышения)
  • Все необходимые пособия и материалы.
  • Услуги консультанта/куратора, который подготовит вас к работе.
  • Обаятельного и дружелюбного ребенка для обучения и игр.

Если Вы заинтересовались, пожалуйста, пришлите свое резюме вместе с небольшим  рассказом о себе. Опишите свой  опыт, что вы знаете об аутизме, и почему вы считаете, что справитесь с этой работой.

Источник http://specialtranslations.ru/aba-therapist-hiring/

http://www.facebook.com/groups/specialperevod/

Дети, страдающие от аутизма, крайне плохо справляются с задачами, которые требуют объединения информации, воспринимаемой одновременно при помощи ушей и глаз, что может объяснять их проблемы с обучением и интеграцией в общество, заявляют ученые в статье в Journal of Neuroscience.

«Мы вкладываем огромное количество сил в борьбу с аутизмом, однако ни одна из принимаемых мер сегодня не основывается на данных экспериментов. Если мы сможем исправить проблемы с работой этих органов в раннем детстве, то, может, нам удастся преодолеть те проблемы, которые аутисты испытывают при освоении языка и социальных норм», — заявил Марк Уоллас из университета Вандербильта в Нэшвилле (США).

Группа нейрофизиологов под руководством Уолласа пришла к такому выводу, сравнив различия в поведении, умственных способностях и работе мозга у 32 обычных детей со средним уровнем развития и 32 одаренных аутистов. В рамках эксперимента ученые просили своих подопечных сыграть в несколько компьютерных игр, которые оценивали их способности распознавать и запоминать звуки и картинки.

В одной из таких игр компьютер показывал изображение на экране и издавал звук, и участники опытов должны были определить, происходили ли эти события одновременно, или в разное время. Оказалось, что именно эта задача вызывала наибольшие проблемы у детей-аутистов.

Проследив за работой их мозга, Уоллас и его коллеги нашли возможную причину этого — скорость обработки информации в центрах слуха и зрения у них заметно отличалась, что не позволяло мозгу определить, происходили ли визуальные и звуковые события одновременно.

«Это похоже на просмотр фильма с плохо наложенным дубляжом, когда то, что мы видим на экране, не совпадает с тем, что мы слышим. Одно из классических представлений аутистов в нашей культуре — ребенок, закрывающий уши руками. Причиной этого, как мы показали, может быть то, что они пытаются бороться с этим эффектом, используя органы чувств «поочередно», — заключает Уоллас.
РИА Новости http://ria.ru/disabled_autism/20140115/989233030.html#ixzz2qUGaKQVc

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Семинары для родителей

Группа-Здоровья

Реклама

Паровые пылесосы и пароочистители
ufa.holodilnik.ru
Бумажные салфетки цветные, белые, черные. Огромный выбор,низкие цены
oil-pack.ru
25х2м1ф
stali-urala.ru