Аутизм

события/новости

Американка Джослин Грей, мама четырех детей с особенностями развития, двое из которых имеют расстройство аутистического спектра, просит рассказать всем детям без исключения десять следующих фактов.

1. АУТИЗМ НЕЛЬЗЯ ОПРЕДЕЛИТЬ ПО ТОМУ, КАК ЧЕЛОВЕК ВЫГЛЯДИТ. Аутисты выглядят так же, как и любые другие люди. Аутизм означает, что мозг у человека работает иначе.

2. У ВСЕХ ЛЮДЕЙ МОЗГ РАБОТАЕТ ПО-РАЗНОМУ. У каждого человека мозг работает немножко по-своему. Наверняка в вашем классе есть ребята, которые лучше всех читают, но с математикой проблемы. Возможно, вы знаете девочку, которая хорошо рисует, но неважно читает. Или мальчика, который очень хорош в спорте, но боится говорить у доски. У каждого что-то получается лучше, а над чем-то нужно больше работать. Некоторые отличия мозга означают, что у ребенка аутизм. Как и все остальные ребята, дети с аутизмом могут делать что-то очень хорошо, а в чем-то у них есть трудности.

3. ПОЧЕМУ ОНИ ВЕДУТ СЕБЯ ТАК СТРАННО? Хотя нельзя определить аутизм по внешнему виду, иногда вы можете заметить, что ребенок с аутизмом делает что-то необычное: вращается на месте, трясет руками, подпрыгивает, раскачивается взад и вперед. Такие повторяющиеся движения называются «стимы». Дети с аутизмом делают это, потому что такие движения помогают им почувствовать себя лучше, расслабиться, повеселиться или отвлечься от шума вокруг.

4. ВСЕ БЫВАЮТ СТРАННЫМИ. Стимы могут показаться странным поначалу, если вы к ним не привыкли, но ведь многие люди делают «странные» вещи. Даже люди без аутизма, бывает, задумываются и начинают грызть ногти, жевать карандаши, постукивать ногами, напевать под нос. Все дело в том, что к такому поведению мы больше привыкли. У детей и взрослых с аутизмом могут быть и другие «странности». Например, некоторые могут говорить сами с собой, быть слишком привередливы в еде, носить только определенную одежду, любить книги только одного автора и никакие другие. А у вас какие есть «странности»? Ничего, если они у вас есть, мы все разные. Только подумайте, как скучно будет жить в мире, где все одинаковые!

5. МНОГИЕ ЛЮДИ ГОВОРЯТ РУКАМИ. Люди с аутизмом часто трясут руками. (Не все, кто трясет руками – аутисты, и не все дети с аутизмом так делают). Чаще всего движения кистей рук означают восторг. А как еще люди могут говорить с помощью рук? Мы показываем большие пальцы, когда что-то одобряем. Вы поднимаете руку в классе, учитель поймет, что вы хотите, чтобы вас спросили. Глухие люди разговаривают с помощью жестового языка.

6. У ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ МОГУТ БЫТЬ ПРОБЛЕМЫ С ВЫРАЖЕНИЯМИ ЛИЦ. Иногда дети с аутизмом не могут понять, что вы чувствуете, потому что они не могут различать выражения лица. Кроме того, их собственное лицо может выражать совсем не то, что они чувствуют. Иногда кажется, что у вашего друга с аутизмом вообще нет выражения на лице, но это просто значит, что он о чем-то задумался. Если вам трудно понять, что он чувствует, то надо просто спросить!

7. ОТ ЧЕГО ВЫ ФАНАТЕЕТЕ? Некоторые люди с аутизмом, особенно с разновидностью аутизма, которая называется синдром Аспергера, очень сильно интересуются какой-то одной темой или предметом. Очень, очень сильно интересуются. Их любимой темой может быть определенная видеоигра, лего, какое-то животное, метеорология или Древний Египет. Однако бывает, что и люди без аутизма очень сильно чем-то интересуются. Все мы знаем людей, которые «одержимы» своей любимой спортивной командой, например. Не обязательно быть аутистом, чтобы очень сильно увлекаться Гарри Поттером, Звездными войнами или спортом. Иногда дети с аутизмом забываются и не говорят ни о чем кроме своей любимой темы, но в таком случае всегда можно сказать: «Давай поговорим о чем-нибудь другом?»

8. ОБЪЯСНЯЙТЕ ПРАВИЛА! Дети с аутизмом тоже хотят играть! Им трудно спросить, можно ли поиграть с вами, они могут не понимать, во что вы играете или как присоединиться к игре. Спросите друга с аутизмом, хочет ли он поиграть с вами, и будет лучше, если вы сразу объясните правила игры.

9. У МНОГИХ ВЗРОСЛЫХ ТОЖЕ ЕСТЬ АУТИЗМ. Не только у детей бывает аутизм. У многих взрослых он тоже есть. Иногда в одной и той же семье есть несколько случаев аутизма – это как цвет волос, цвет глаз или другие отличия мозга, например, синдром дефицита внимания. Как и дети с аутизмом, многие взрослые с такими отличиями нуждаются в постоянной помощи, в то время как другие могут обходиться без нее.

10. ЛЮДИ С АУТИЗМОМ ИНДИВИДУАЛЬНЫ. Все дети в вашем классе разные, и все люди с аутизмом тоже отличаются друг от друга. Вы можете встретить рыжего мальчика, который очень любит Трансформеры, но вы не будете думать, что все рыжие любят Трансформеры. То же самое относится и к аутизму. Не все люди с аутизмом любят одно и то же, имеют одинаковые таланты и трудности. Они индивидуальны, точно так же, как и все люди вокруг.

 

http://www.maminklub.lv/rebionok/chto-vazhno-rasskazat-obychnym-detiam-pro-autizm-597735/

У мышей невозможность прервать связи между нейронами порождает аутизм

У многих людей, страдающих аутизмом и другими нарушениями развития мозга, различные части мозга недостаточно хорошо сообщаются друг с другом. Ученые впервые обнаружили, как возникает снижение функциональной связанности частей мозга. В исследовании, опубликованном в онлайн-журнале Nature Neuroscience, ученые изЕвропейской лаборатории молекулярной биологии в Монтеротондо (Италия), из Итальянского технологического института и из Римского института Ла Сапиенца, доказали, что такое расстройство может быть вызвано тем, что клетки, называемые микроглиями, не могут установить точные связи между нейронами.

«Мы доказали, что недостаточность микроглий в период развития мозга может иметь значительные и далеко идущие последствия для взаимосвязи нейронов в мозге и поведение человека, — говорит Корнелиус Гросс (Cornelius Gross), которые возглавляет исследование. – Это приводит к снижению связанности мозга, снижению социальных навыков, проявлению циклического поведения – все эти качества являются синдромами аутизма».

Результаты исследования указывают на то, что посредством образования дополнительных связей в развивающемся мозге микроглия делает оставшиеся связи сильнее, как если бы существовали высокоскоростные оптические кабели, передающие сигналы между областями мозга. Но если эти клетки не справляются со своей работой в критически важной стадии развития, между областями мозга остаются лишь слабые связи, что, в свою очередь, сказывается на поведении на протяжении всей жизни.

Ян Чжан (Yang Zhan), проводящий исследование в лаборатории Гросса после защиты докторской, анализировал прочность связей между различными областями мозга мышей, у которых с помощью генной инженерии в период их развития снизили количество микроглий. Сотрудничая с Лабораторией Алессандро Гоцци (Alessandro Gozzi) Итальянского технологического института и Лабораторией Давиде Рагоццино (Davide Ragozzino) Университета Ла Сапиенца, ученые из Европейской лаборатории молекулярной биологии дополнили этот подход высокочувствительной фМРТ (функциональной магнитно-резонансной томографией) мозга мышей, используя разработанную в Итальянском институте новаторскую технологию, которая позволила ученым получить детальную 3D карту функциональных связей мозга.

Команда обнаружила, что мыши с меньшим количеством микроглий обладали более слабыми связями между нейронами, и взаимное влияние различных областей мозга также было снижено. Когда Роза Паоличелли (Rosa Paolicelli), соискатель из лаборатории Гросса, изучила поведение мышей, она обнаружила, что мыши с меньшим количеством микроглий и сниженным сообщением между областями мозга вели себя так, как будто имели расстройство аутичного спектра.

«Это наиболее подходящее время для изучения микроглий, — подводит итог Гросс. – Они могут играть очень важную роль при образовании связей в нашем мозге».

 

http://nauka21vek.ru/archives/56109

Что говорят исследования об отсутствии речи при аутизме и возможных путях помощи

Примерно 25% людей с аутизмом говорят очень мало или не говорят совсем. Поколение назад эта цифра составляла 50%. Большинство исследователей согласны с тем, что это снижение объясняется двумя причинами. Во-первых, стали чаще диагностироваться менее тяжелые формы аутизма. Во-вторых, были разработаны поведенческие программы раннего вмешательства, которые помогают большему числу детей развивать речь по сравнению с прошлым.

«Главная история успеха раннего вмешательства с помощью поведенческой терапии — это то, что оно способствует языковому развитию, — говорит Хелен Тэгер-Фласберг, директор Программы исследований аутизма и нарушений развития при Бостонском университете, США. — Тем не менее, все равно существуют люди, которым рано поставили диагноз, у которых был доступ к высококачественной терапии, но у них все равно не развилась устная речь».

Это может прозвучать парадоксально, но большинство современных исследователей считают, что для лучшего понимания и лечения этой подгруппы невербальных людей с аутизмом, данная область исследований должна изучать не производство речи. Растущее число исследований предполагают, что такие, казалось бы, не связанные с речью вопросы, как моторные навыки и способность к разделенному вниманию, могут играть решающую роль.

Задержке речи посвящена львиная доля исследований, поскольку, как правило, это первый заметный и самый тревожащий признак аутизма. «Родители, педиатры, психологи — все мы сосредоточены на произнесении слов», — говорит Джо МакКлири, лектор по нейробиологии развития в Университете Бирмингема, Великобритания.

Однако факторы, которые обычно считают не связанными с речью и коммуникацией, такие как память и проблемы с моторикой, также могут играть важную роль, считает МакКлири. Если младенец не может координировать движения, например, лепетать, одновременно отстукивая ритм по столу или стулу, что, по одной из версий, способствует речевому развитию, то это может означать блокировку речи [1].

«Скорее всего, причины, по которым они не говорят, связаны с целым рядом различных скрытых механизмов, — говорит Тэгер-Фласберг. — Как только мы поймем их немного лучше, мы сможем направить методы терапии на специфические проблемы, которые мы выявили у различных детей».

 

Определение молчания

На данный момент дети с аутизмом, которые говорят лишь несколько слов или не говорят совсем, получали так мало исследовательского внимания, что основные вопросы еще не разрешены. «У нас нет четкого определения того, что значит быть минимально вербальным», — говорит Конни Казари, профессор человеческого развития и психологии в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса, США.

Без четкого определения трудно сравнить данные различных исследований. Например, в разных исследованиях минимально вербальными считаются дети, которые используют от 5 до 30 функциональных слов.

«Большинство таких детей не являются действительно невербальными, то есть не произносящими никаких слов и звуков», — говорит Казари. Скорее, они говорят отдельные слова, например, «мама» и «папа», они могут говорить даже несколько фраз, как правило, это полностью заученные фразы, которые они повторяют снова и снова, не обращая внимания на контекст.

Количество слов — не единственный способ определить, является ли ребенок минимально вербальными. Если ребенок не говорит в возрасте двух или трех лет, его скорее можно назвать довербальным, то есть, имеющим задержку речи. Однако если ребенок не говорит в 6 или 7 лет, особенно после многочасовой поведенческой терапии, то вероятность, что он когда-либо научится говорить, намного меньше.

Ранее был опубликован анализ данных, полученных среди 535 детей с аутизмом, участвующих в «Simons Simplex Collection», базе данных по аутизму, основанной родительской организацией фонда SFARI. Эти дети не говорили фраз из двух слов в возрасте четырех лет, однако 70% из этих детей достигли этого уровня к возрасту 8 лет, и почти половина этих детей свободно говорили к этому возрасту [2].

«Мы обнаружили, что гораздо больше детей начинают говорить фразовой речью, чем считалось ранее», — говорит руководитель исследования, Эрика Уодка, нейропсихолог из Центра аутизма и смежных расстройств при Институте Кеннеди Кригера в Балтиморе, США.

Уодка и ее команда обнаружили, что дети с низким уровнем социальных нарушений и высоким уровнем невербального интеллекта с наибольшей вероятностью научатся говорить.

«Я считаю, что наше исследование указывает на то, что в планировании вмешательств нужно обязательно учитывать цели по социальному развитию», — говорит Уодка. Другими словами терапия для развития речи должна фокусировать не просто на способности произносить слова, а на мотивации их использовать.

Уровень интеллекта также остается противоречивым вопросом. Многие минимально вербальные дети имеют интеллектуальную инвалидность, но Казари говорит, что она встречала и детей с аутизмом, которые совсем не могут говорить, но могут свободно читать.

«Степень нарушений интеллекта может быть сложно определить, — говорит Нэнси Брэди, профессор исследований и нарушений речи, языка и слуха при Университете Канзаса, США. — Если они не говорят, то, возможно, мы занижаем их результаты и предполагаем, что их нарушения гораздо сильнее, чем есть на самом деле».

Для решения этой проблемы Брэди работает над созданием Шкалы сложности коммуникации для оценки невербальной коммуникации. Например, этот тест оценивает, использует ли ребенок жесты, чтобы попросить открыть прозрачный пластиковый контейнер с игрушкой [3].

«Теперь мы смотрим на то, что они могут делать, а не на то, что они делать не могут, — говорит Брэди. — Это позволяет нам ставить более реалистичные краткосрочные цели». Например, терапевты могут работать над тем, чтобы сделать жесты ребенка более понятными и помочь родителям интерпретировать их в качестве промежуточного варианта, в то же время продолжая работать над развитием устной речи.

 

Испытания методов лечения

Дети могут использовать и невербальную коммуникацию, для которой существует масса методов, включая карточки, изображающие различные предметы и понятия (система коммуникации обменом изображениями или PECS), печать на планшете или помощь вспомогательного устройства для генерации речи, которое можно запрограммировать произносить слова, когда ребенок нажимает на определенные кнопки.

«Существует множество родителей, которые отказываются пользоваться какой-нибудь вспомогательной системой коммуникации, потому что они боятся, что тогда из ребенок так и не начнет говорить», — говорит Казари.

Однако в действительности все наоборот. Казари располагает пока неопубликованными данными, которые демонстрируют, что если минимально вербальные дети также используют устройство для генерации речи в самом начале терапии, то через шесть месяцев они произносят больше социальных коммуникативных слов и фраз, чем те дети, которые получили доступ к устройству позднее. Не понятно почему, но «похоже, устройство развивает их собственную способность говорить», считает Казари.

В то же время пока очень мало известно о том, какие именно виды терапии являются наилучшими для развития устной речи у минимально вербальных детей. «Мы не имеем представления о том, как эти методы будут воздействовать на детей, — говорит МакКлири. — Чем больше информации по этому вопросу мы соберем, тем лучше».

Существует несколько обнадеживающих исследований. Тэгер-Фласберг и ее коллеги планируют рандомизированные исследования тренинга аудиторно-моторного отображения. Это терапия, в которой комбинируются ритмичные движения руками с распеванием слов. Этот метод уже доказал свою эффективность для реабилитации людей, утративших способность к речи после инсульта, и уже завершилось пилотное исследование, которое показало, что эта терапия также может помочь при аутизме [4].

Другой метод, который может оказаться особенно полезным для минимально вербальных детей, называется JASPER. Этот метод делает акцент на развитие разделенного внимания и игровых навыков, которые предшествуют устной речи и могут быть важным условием для ее развития.

«Большинство детей следят взглядом за своими родителями, они следят взглядом за предметами, они показывают свои игрушки, они указывают на то, что их интересует, и они начинают делать все это еще до того, как говорят первые слова, — говорит Казари, автор этой терапии. — Так что я считаю, что обучение этим конкретным навыкам помогает восполнить эти пробелы и помогает детям быстрее обучаться языку».

Казари и ее коллеги обнаружили, что работа над этими навыками особенно полезна для детей с самыми низкими языковыми навыками [5], даже если у этих детей есть интеллектуальные нарушения [6].

По мнению Казари с наилучшими методами терапии почти каждый ребенок с аутизмом может научиться говорить. Но даже если некоторые из этих детей будут полагаться на невербальные и вспомогательные системы коммуникации в течение продолжительного времени, то это все равно можно считать успехом. По ее словам: «Каждый ребенок нуждается в доступе к средствам коммуникации».

 

Ссылки:

1. McCleery J.P. et al. Front. Integr. Neurosci. 7, 30 (2013)

2. Wodka E.L. et al. Pediatrics 131, e1128-1134 (2013)

3. Brady N.C. et al. Am. J. Speech Lang. Pathol. 21, 16-28 (2012)

4. Wan C.Y. et al. PLoS One 6, e25505 (2011)

5. Kasari C. et al. J. Consult. Clin. Psychol. 76, 125-137 (2008)

6. Goods K.S. et al. J. Autism Dev Disord. 43, 1050-1056 (2013)

 

http://outfund.ru/neverbalnyj-autizm-pora-issledovat-ne-tolko-na-slovax/

Жительнице Соликамска понадобилось полтора года, чтобы доказать городской администрации, что ее шестилетний сын-аутист тоже имеет право на образование.

Елене Лаврентьевой Соликамска пришлось через суд отстаивать право своего ребенка на обучение. Поскольку сыну Елены был поставлен диагноз «аутизм», шестилетний Саша нуждался в специализированном образовательном учреждении, которого в Соликамске просто не было. Матери приходилось возить ребенка в соседний город – Березники, чтобы дать ребенку шанс на образование и реабилитацию.

В течение полутора лет Соликамский городской суд принимал сторону городской администрации, отказывая матери в просьбе о создании в городе коррекционного центра для ребят – аутистов. Все это время Елена продолжала возить Сашу в березниковский детсад. Опротестовать решение городского суда было решено с помощью обращения в Пермский краевой суд, где интересы матери защищал юрист Пермского регионального правозащитного центра Денис Николаев.

В ходе судебного процесса Денису и Елене удалось убедить суд в своей правоте, в результате чего администрацию Соликамска обязали обеспечить дошкольное обучение ребенку-аутисту Саше. Решение уже вступило в законную силу.

Как отмечают специалисты Общества помощи аутичным детям, такие случаи – редки. В основном, просто потому, что матери не верят в благополучный исход и помощь со стороны. Чтобы отстоять право своего ребенка на обучение, Елене понадобилось полтора года, однако, ей это удалось. Специалисты правозащитного центра сообщают, что готовы помочь всем обратившимся к ним родственникам материалами выигранного судебного процесса.

http://news.mail.ru/inregions/volgaregion/59/society/16776293/

Изображение с сайта gurucity.ru Исследуя методы лечения, применяемые у детей с аутизмом и другими задержками развития, ученые из Института нарушений развития нервной системы калифорнийского Университета Дэвиса (UC Davis MIND Institute) обнаружили, что семьи с такими детьми часто обращаются к комплементарной альтернативной медицине (КАМ).

Поскольку основными и пожизненными проявлениями расстройств аутистического спектра являются недостаточная социализация, повторяющиеся (стереотипные) мысли и поведение, и, часто, интеллектуальная недостаточность, то медикаментозного лечения, одобренного FDA, не существует.

В поисках методов, которые бы могли помочь их детям, родители могут обращаться к нетрадиционным подходам, например, психосоматическим концепциям с их медитациями/молитвами, гомеопатии, пробиотикам, альтернативным диетам или более инвазивным практикам: введение витамина В12 в инъекциях, иммуноглобулина внутривенно, хелатная терапия – некоторые их которых связаны со значительным риском.

Исследование, проведенное под руководством Робин Хансен (Robin Hansen), директора Центра для достижений при задержках развития института MIND и руководителя детского отделения поведенческого развития, опубликовано в Journal of Behavioral and Developmental Pediatrics.

По словам Хансен, жители Северной Калифорнии, принимавшие участие в этом исследовании, обращаются к КАМ отнюдь не из-за недостатка или недоступности традиционной помощи, как предполагалось авторами другого исследования. Чаще методы КАМ используются в дополнение к общепринятым.

Причина или причины большинства нарушений развития нервной системы неизвестны и лечения для таких состояний нет. У многих детей наблюдается широкий спектр сопутствующих симптомов (раздражительность, гиперактивность, желудочно-кишечные нарушения, расстройства сна), которые могут быть не связаны напрямую с их состоянием, но очень утяжеляют жизнь больных и их семей.

В исследовании приняли участие около 600 детей в возрасте от 2 до 5 лет с аутизмом (453 человека) и задержками развития (125 человек), зарегистрированные в крупном экологическом исследовании «Риск детского аутизма из-за генетических и экологических нарушений».

Методы КАМ чаще использовались у детей с аутизмом, чем при других задержках развития (40% и 30% соответственно). Около 7% детей с аутизмом находились на безглютеновой/бесказеиновой диете, особенно дети, у которых часто возникали проблемы с ЖКТ. К радости авторов, большинство родителей выбирали методы КАМ с низким риском. Тем не менее небольшое, но статистически значимое количество – около 9% — родителей обратились к альтернативным методикам, считающимся потенциально опасными, инвазивными или недоказанно эффективными: лечение противогрибковыми препаратами, хелатирование, инъекции витамина В12.

По мнению Роджера Скотта Акинса (Roger Scott Akins) ведущего автора, постдокторанта в Институте MIND, в настоящее время возглавляющего детское отделение развития нервной системы Военно-морского медицинского центра в Портсмуте, Вирджиния, педиатры и другие врачи должны спрашивать родителей детей с аутизмом и задержками развития о применяемых методах, отнесенных к КАМ, в контексте ухода за детьми и занимать более активную позицию, помогая им выбрать вариант лечения, исходя из имеющейся информации о преимуществах и рисках.

Ирва Херц-Пиччиотто (Irva Hertz-Picciotto), профессор общественного здравоохранения и глава исследования CHARGE, считает, что описываемое исследование подчеркивает необходимость идентификации эффективных методов лечения и тщательной проверки их безопасности.

 

http://remedium.ru/news/detail.php?ID=60652

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Семинары для родителей

Группа-Здоровья

Реклама

Паровые пылесосы и пароочистители
ufa.holodilnik.ru
Бумажные салфетки цветные, белые, черные. Огромный выбор,низкие цены
oil-pack.ru
25х2м1ф
stali-urala.ru