Аутизм

события/новости

В книге «Посмотри мне в глаза» Джон Элдер Робинсон рассказывает о детстве и взрослении с недиагностированным синдромом Аспергера — одной из форм аутизма

20110411bg_Robison04.JPG

По информации, полученной от российского издательства АСТ и редакции «прайм-ЕВРОЗНАК», с октября этого года в российских магазинах начнется продажа книги Джона Элдера Робинсона «Посмотри мне в глаза! Моя жизнь с синдромом Аспергера».

Синдром Аспергера — одна из форм аутизма, для которой характерны отсутствие интеллектуальных нарушений и серьезной задержки речи. Этот синдром относится к расстройствам аутистического спектра, но он был «официально» признан как диагностическая категория только в конце 90-х годов. Дети с синдромом Аспергера, как правило, могут обучаться по общеобразовательной школьной программе, но из-за отсутствия верного диагноза или недостатка знаний со стороны педагогов или родителей они часто сталкиваются с трудностями в образовании.

Хотя проблемы людей с этим синдромом меняются с течением времени, они остаются на всю жизнь, и без подходящей поддержки люди с этим расстройством могут испытывать серьезные проблемы с общением, трудоустройством и сохранением работы, страдать от эмоциональных проблем.

«Синдром Аспергера существовал всегда, и дети-аспергерианцы появлялись на свет всегда, просто внимание врачей он привлек сравнительно недавно. Когда я был маленьким, психиатры ошибочно принимали проявления синдрома Аспергера за депрессию, шизофрению или другие психические расстройства, и ставили неверные диагнозы», — рассказывает автор книги, американец Джон Элдер Робинсон.

Сам Робинсон получил верный диагноз лишь в сорок лет, когда он уже был отцом ребенка с синдромом Аспергера. До этого ему самому пришлось искать способы социализации путем проб и ошибок, сталкиваясь с непониманием и враждебностью окружающих, не имея возможности объяснить свои отличия от других людей.

Его детство пришлось на 1960-е гг., когда диагноз «синдром Аспергера» еще не существовал, и детям-аутистам не помогали интегрироваться в общество и не умели оказывать необходимую помощь. В детстве Робинсона считали сумасшедшим, странным и, возможно, будущим преступником. Его способности к технике не замечались и не получали должного развития.

Бросив школу, Робинсон через какое-то время смог найти себя в музыкальном бизнесе, где прославился как создатель уникальных звуковых эффектов и электроники, в том числе знаменитых «горящих гитар», ставших фирменным знаком легендарной группы Kiss. Позже Робисон стоял у истоков создания первых электронных игр всемирно известной марки «Мильтон Брэдли». Впоследствии он завел собственное дело — «Автосервис Робисона», компанию по ремонту редких и дорогих автомобилей.

Он также открыл мастерскую, в которой молодые люди с аутизмом могут обучаться автомеханике и приобретать профессиональные навыки. Одна из целей его жизни сейчас — помочь подросткам-аутистам преуспеть в образовании и трудоустройстве, не проходя через те испытания, которые пережил он сам. Кроме того, Робинсон выступает с лекциями для аутистов и их близких, пишет статьи, проводит семинары, тренинги и консультации, участвует в работе благотворительных организаций, которые занимаются вопросами аутизма.

Робинсон называет всех людей с синдромом Аспергера — «аспергерианцы». Его книга «Посмотри мне в глаза» рассказывает, каково быть аспергианцем среди обычных людей. Название книги связано с типичной трудностью людей в спектре аутизма — им бывает тяжело или даже болезненно смотреть в глаза другого человека во время разговора. Все детство и юность Робинсона сопровождали сердитые окрики: «Смотри мне в глаза!»

«Главная моя надежда — что эта книга раз и навсегда покажет: хотя мы, аспергерианцы, и кажемся живыми роботами, на самом деле мы способны чувствовать и переживать», — пишет Робинсон.

Кроме книги «Посмотри мне в глаза», его перу принадлежат еще две: «Как я воспитывал Медведика», которая рассказывает о детстве его сына — тоже аутиста, и «Будь иным: мои приключения с синдромом Аспергера, мои советы собратьям-аспергерианцам, отщепенцам, их семьям и учителям».

источник http://outfund.ru/

Взрослый человек с синдромом Аспергера о том, как перестать ненавидеть себя из-за своих отличий от окружающих

Автор: М. Келтер / M. Kelter
Источник: Invisible Strings

hope

Будучи ребенком в спектре аутизма, я ощущал постоянные требования быть как все и прятать свои отличия. Будучи взрослым в спектре аутизма, я теперь понимаю, что такие требования имеют свои последствия.

В детстве, если какие-то ваши особенности вызывают негативную реакцию у окружающих, особенно у родителей и учителей, это очень быстро делает вас несчастным и неуверенным в себе. За этим следует волна отвращения к себе и депрессии.

Те методы терапии, которые учат вас притворяться… чья цель научить вас делать вид, что вы как все: в конечном итоге, они обесценивают вас и причиняют больше вреда, чем пользы. Я вовсе не утверждаю, что терапия или поддержка не нужны, просто они более эффективны, если в их основе лежит уважение чужой личности и особенностей.

Я часто думаю об этом, когда родители пишут мне и спрашивают: «Мой ребенок ненавидит свои отличия и свой диагноз… как ему помочь?» К сожалению, на данный момент этот вопрос мне задают чаще всего.

Поскольку я могу говорить лишь за себя самого, то не знаю наилучшего ответа на этот вопрос. Но, по крайней мере, я могу подумать о собственном опыте и о том, какие слова могли бы помочь мне самому.

С учетом всего вышесказанного, вот список из десяти пунктов, которые я хотел бы услышать, когда был ребенком в спектре. Я не знаю, помогут ли они кому-нибудь еще понять, кто он такой, и каково его место в мире. Я могу поручиться лишь за то, что мне стало лучше только тогда, когда я научился нейтрализовать негативные послания из окружающего мира. (И, честно говоря, мне не помешало бы услышать все это пораньше и во взрослой жизни).

Десять пунктов, которые мне нужно было услышать:

1. Ты достигнешь целей социального/психического развития в свое время и по-своему… и здесь нет ничего плохого. Игнорируй всех, кто утверждает обратное.

2. Попытки быть «как все» сделают тебя несчастным. Если у тебяполучится вести себя «как все», то станет еще хуже. Ты другой. Исходи из этого.

3. Если будешь заставлять себя смотреть в глаза, то это не поможет установить контакт, а приведет еще к большему отчуждению.

4. Попытки выучить язык тела лишь усилят ощущение одиночества, а не наоборот.

5. Полоса препятствий «легкой беседы» всегда будет вызывать у тебя психическое истощение. Ты станешь гораздо счастливее, если научишься вежливо избегать ее.

6. Неловкость в социальных ситуациях — это твой радар. Тех людей, которые реагируют на нее отрицательно, нужно избегать. Когда люди относятся к ней с пониманием, то им можно доверять. Люби свою неловкость и пользуйся ею.

7. Если ты стыдишься себя, то ты усвоил взгляды не тех людей. Если ты в мире с собой, то ты живешь на собственных условиях.

8. Если социально адаптированные люди вызывают у тебя неприязнь, то ты пытаешься быть кем-то другим. Когда ты воспринимаешь социально адаптированных людей с принятием и сочувствием, то ты живешь на собственных условиях.

9. Многие враждебно относятся к отличиям, но это ничего. Главное, чтобы нужные люди ценили отличия. Избегай первых. Окружай себя вторыми.

10. Ты не справишься один. Попытаешься… и потеряешь всякую надежду на помощь и близость с другими. Но хорошие люди существуют. Их поиск того стоит.

 

источник http://outfund.ru

 

В рамках поддержки «Обозревателем» фотовыставки, посвященной детям с аутизмом, которая стартовала в центре Киева 20 сентября, мы расскажем истории 16 малышей, которые стали ее героями.

Фотовыставка, как и наши рассказы, призваны показать, что маленькие украинцы с аутизмом являются хоть и особенными, но очень позитивными детками. Кроме того, родители смогут узнать и понять, как развивается эта болезнь.

Нестер Венцковский, 5,5 лет

Мальчик очень долго не отзывался на свое имя. Родители Нестера сначала грешили на его слух, как это делают все родители детей с аутизмом. Однако смущало одно — парень хорошо слышал, что в соседней комнате включили мультики и прекрасно реагировал на это.

В тот же время заставить его сделать то, что просят родители, было почти нереально. Приходилось брать его за руку и показывать, отводить, объяснять. Однако и в таких обстоятельствах Нестер не воспринимал информацию, а вырывался и устраивал истерики.

Он забыл даже те слова, которые знал до болезни, и сейчас вообще не разговаривает.

Любил игры в одиночестве, даже когда у него было много детей.

Не одевался самостоятельно, в быту был совсем беспомощным, несамостоятельным.

Начало занятий:

Реагирует и понимает, когда к нему обращаются.

Знает буквы, может переписывать целые слова и выражения из книг, телевизора или других предметов, которые его окружают.

Стал самостоятельным в быту.

Андрей, отец Нестера: «Очень хочу, чтобы сын заговорил. Это едва ли не единственная наша проблема сейчас, всем остальным он уже почти не отличается от обычных детей. Однако ввиду отсутствия речи он, как совершенно беспомощен младенец, не может объяснить, чего хочет. Нам бы очень хотелось получать от него эту обратную связь».

источник http://gigamir.net/

Автор: Александр Наумов

В своём предыдущем исследовании ученые предположили, что электроэнцефалограмма (ЭЭГ) может быть эффективной для диагностики аутизма. Также было определено, что у детей с аутизмом сенсорные чувства (такие как слух, осязание и зрение) развиваются горазда медленнее, по сравнению со здоровыми детьми.

«Несмотря на достигнутые успехи, мы все еще не разработали эффективную классификацию аутизма, которая смогла бы более детально охарактеризовать болезнь и определить правильный план лечения. Аутизм диагностируется на основе поведенческих характеристик и симптомов. Эти оценки могут быть весьма субъективными и требуют огромный клинический опыт со стороны врача. Мы должны разработать более объективные методы диагностики для данной болезни», — утверждает руководитель исследования, Sophie Molholm.

Данное исследование было предназначено для определения, как именно меняется сенсорная обработка данных при аутизме. 43 больных с аутизмом в возрасте от 6 до 17 лет были включены в исследования. Испытуемые должны были нажать на кнопку сразу же после того, как они увидят и услышат предложенные примеры со стороны исследователей. У всех участников проводилась непрерывная ЭЭГ с помощью 70 наложенных электродов на голову, чтобы определить изменения в головном мозгу при обработке внешних стимулов.

Скорость, с которой испытуемые обрабатывали слуховые сигналы сильно коррелировала с тяжестью симптомов: чем больше времени требовалось для обработки слуховых сигналов, тем серьезнее были симптомы аутизма у этого больного. Однако, ученые не смогли определить связь между визуальной обработкой данных и тяжестью аутизма.

«Это первый шаг в разработке новых биомаркеров, определяющих тяжесть течения аутизма. ЭЭГ может быть полезной для оценки эффективности методов лечения аутизма. Кроме того, ЭЭГ может помочь диагностировать болезнь на ранних стадиях развития», — добавляют ученые.

ПОДРОБНЕЕ В НАУЧНОЙ СТАТЬЕ:

Brandwein, Alice B; Foxe, John J; Butler, John S; Frey, Hans-Peter; Bates, Juliana C et al. (2014) Neurophysiological Indices of Atypical Auditory Processing and Multisensory Integration are Associated with Symptom Severity in Autism. // Journal of autism and developmental disorders

источник http://medicalinsider.ru/news/

Поведенческий момент – это использование серий инструкций с высокой вероятностью выполнения с целью увеличить уровень выполнения инструкций с более низкой вероятностью выполнения (Ray, Skinner & Watson, 1999).

Поведенческий момент является одним из понятий Прикладного анализа поведения, и по сути он означает создание или построение удачного момента для осуществления ребенком требуемого от него действия, посредством первоначального предоставления ему простейших инструкций, вероятность выполнения которых очень высока. Другими словами, этот инструмент предполагает подход к ребенку не с теми требованиями, выполнения которых в настоящий момент хочет специалист, а с требованиями, которые ребенок, скорее всего, с удовольствием согласится выполнить.


Это похоже на одно из тех простых, очевидных действий, которое каждый из нас умет выполнять, не так ли? Не совсем так.

Специалисты в своей практике часто наблюдают следующую картину: родители или сопровождающий персонал подходят к аутичному ребенку и «выдают» ему целый ряд требований, ни одно из которых не предполагает занятие предпочитаемым или интересным для этого ребенка видом деятельности. Ребенок демонстрирует отказ от сотрудничества (вербальный или невербальный), а затем начинается «борьба за власть», истерики и т.п. Существует способ предотвратить или разорвать замкнутую цепь этих событий еще до их возникновения.

Любой специалист или родитель аутичного ребенка должен научиться предоставлять себе несколько секунд для того, чтобы подготовиться к использованию Поведенческого момента. Это поможет избежать ненужных усилий и разочарования в долгосрочной перспективе, особенно в случае, если вы работаете с ребенком, демонстрирующим отказ от сотрудничества и негибкость поведения, или же когда вы просто имеете дело с исследующим «границы дозволенного» четырехлетним малышом.

Во-первых, следует начать с ответа на вопрос: «А знаете ли Вы, как предоставлять инструкцию/требование?». Если данный вопрос вызывает у вас сомнение или затруднение, ниже приводятся некоторые полезные подсказки.

• Инструкция – это требование, а не просьба.
• Постарайтесь оказаться в непосредственной близости от ребенка и установить с ним зрительный контакт, если это возможно.
• Дождитесь получения внимания со стороны ребенка.
• Предоставьте инструкцию, используя четкую и понятную речь («Пора спать», а не «Ну-ка давай подготовимся ко сну, и я не хочу сегодня слышать твои жалобы на эту тему, договорились? Если я говорю, что пора спать, это значит, что пора спать»).

Подумайте о том действии, которого вы хотите добиться от ребенка, как о своей реальной цели. «Оберните» эту цель в несколько «обложек» прежде, чем озвучить ее. Таким образом, если, к примеру, вы хотите, чтобы ребенок (назовем его Андреем) собрал свои игрушки, вы можете подойти к нему и сказать:

«Привет, Андрей!» (Андрей переводит на вас взгляд). «Хорошо выглядишь, дай «пять»!» (Андрей «дает пять»). «Отлично! Собери свои игрушки».

То есть, первоначально ребенку предоставляется несколько инструкций, которые он с легкостью может выполнить, если только в прошлом он уже имел неоднократный и успешный опыт их выполнения. Например, не каждый ребенок с легкостью устанавливает зрительный контакт с другими людьми. Таким образом, если Вы знаете, что ребенок испытывает сложности с установлением зрительного контакта, необходимо использовать другие действия, например, помахать рукой или обняться. Эта техника должна быть индивидуализирована и адаптирована под потребности каждого ребенка. Поведение, которое является невероятно простым для одного ребенка, может представлять серьезные сложности для другого.

Особенно эффективно эта техника срабатывает с негибкими детьми, которые напрягаются и приходят «в боевую готовность» всякий раз, когда к ним приближается взрослый. Они по привычке думают, что вы подходите к ним для того, чтобы заставить их прекратить выполнять какие-то забавные и занимательные для них действия. При работе с такими детьми вы можете подойти к ним и сказать:

«Поиграем на улице или останемся в зале?» (ребенок выбирает игру на улице). «Отлично, мы пойдем поиграть на улицу. Эй, где твои кроссовки?» (ребенок говорит, что они в его комнате). «Хорошо, мы пойдем и заберем их сразу после того, как ты выключишь видеоигру».

В данном сценарии истинной целью тераписта было выключение видеоигры. Поэтому вместо того, чтобы зайти в комнату и сказать (как это делают многие родители) «Выключи это немедленно!», терапист предоставляет простые инструкции или задает несложные вопросы, а лишь после этого озвучивает свое истинное требование.

Соблюдение последовательности «Высокая вероятность выполнения —> Высокая вероятность выполнения —>Низкая вероятность выполнения» является успешной стратегией работы с негибкими детьми, проявляющими отказ от сотрудничества, или же с детьми, испытывающими сложности с переходами.

Очень важно хвалить ребенка за выполнение простых инструкций, так же, как и за выполнение более сложных. Помните, что вы выстраиваете поведенческий момент из цепочки других событий. Нужно, чтобы ребенок чувствовал себя хорошо и был доволен собой в тот момент, когда вы предъявите ему свое истинное требование.

Наконец, использование поведенческого момента также сведет у ребенка к минимуму ассоциацию вас с неприятным, аверсивным стимулом. Аверсивный стимул является тем событием, которое со временем мы учимся избегать или от появления которого мы уклоняемся, поскольку оно связан с ощущением дискомфорта. Если ребенок знает, что каждый раз, когда вы приближаетесь к нему, ему немедленно предоставляется какая-либо сложная или неприятная инструкция, потребуется немного времени для того, чтобы он начал убегать или уходить в тот самый момент, когда вы к нему подходите. С использованием Поведенческого момента ваше приближение к ребенку начнет ассоциироваться у него с чем-то хорошим: комплиментом, похвалой, рукопожатием, щекоткой и т.п.

Если вам сложно использовать механизм Поведенческого момента, поскольку вы работаете с аутичным ребенком с невысоким функциональным уровнем, в репертуаре у которого присутствует не так много инструкций, которые он мог бы с легкостью выполнить, вы можете попробовать следующее:

«Саша, «дай пять»!» (Поднимите свою ладонь и прислоните ее к поднятой ладони ребенка, чтобы он понял, что нужно делать)
«Спасибо! А теперь — щекотка!» (Начните щекотать ребенка в области живота и подмышек)
«Да! Топаем ногами!» (Встаньте прямо перед ребенком и потопайте ногами)
«Ты молодец! Пора садиться на горшок, пойдем!»

источник http://autism-aba.blogspot.com

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Наш проект

Instagram Feed

Something is wrong. Response takes too long or there is JS error. Press Ctrl+Shift+J or Cmd+Shift+J on a Mac.

Реклама