Известные аутисты

В международный день распространения информации об аутизме доктор специальной педагогики Стивен Шор отвечает на самые популярные вопросы об аутизме

Когда Стивену было полтора года, он неожиданно перестал разговаривать. Врачи поставили ему диагноз «аутизм» и рекомендовали родителям отдать ребенка в специальное учреждение. Однако родители Стивена не отказались от сына. Благодаря тому, что они много работали с ним при помощи специальной терапии, к четырем годам он снова заговорил. В шесть разбирал наручные часы до шестеренок и собирал их обратно. Сегодня Стивен Шор — международный эксперт в области аутизма, преподаватель университета Адельфи (США), человек, умеющий играть на пятнадцати музыкальных инструментах. 

— Многие люди уверены в том, что все люди с аутизмом страдают. Так ли это?

KOV20170323Shore002-1-1280x853Такое утверждение — результат недостаточного понимания аутизма и того, как взаимодействовать с аутичными людьми. Действительно, есть некоторые особенности в поведении, вызванные аутизмом, которые могут привести к страданиям. В первую очередь, это касается тех, у кого проблемы с общением — эти люди совсем невербальные, то есть или совсем не могут говорить, или почти не разговаривают. Еще одна характеристика аутизма — это нарушение сенсорного восприятия. На пальцах это можно объяснить так: человеку как будто трудно находиться внутри себя самого, все вокруг слишком яркое, слишком громкое — такие ощущения могут вызвать страдания. Но мы должны понимать, что можем изменить окружающую среду, чтобы уменьшить их страдания. Например, многие люди с РАС (расстройством аутистического спектра. — ТД), включая меня, очень чувствительны к яркому свету. Поэтому, кстати, я всегда ношу кепку — это не дань моде, а просто мой способ защиты. Иногда источников света бывает так много, что от этого становится плохо. Если мы изменим тип освещения, это поможет не только людям с РАС, но и всем людям вообще, потому что никому не нравится, когда свет слишком яркий. Улучшая окружающую среду для аутичных людей, мы помогаем всем остальным.

— Некоторые люди с аутизмом выглядят так, как будто они вообще не хотят говорить. Как родителям найти «ключ» к своему ребенку, если у него диагностировано РАС?

Лучший путь — найти то, что заинтересует ребенка. Мои родители внимательно за мной наблюдали, и, когда мне было шесть, заметили, что я могу часами сидеть, разбирая наручные часы до шестеренок, а потом собирать их обратно. И они поняли, что в будущем такая скрупулезность может пойти мне на пользу.

— А есть ли какое-то общее правило? Можно сказать, что все люди с аутизмом хотят социализироваться или все просто хотят быть наедине со своим миром, чтобы их не трогали?

— Основываясь на поведении людей с аутизмом, которых я знаю, и на своем собственном, я убежден в том, что мы все хотим социализации. Проблемы тут две: некоторым людям с РАС действительно сложно научиться социализироваться, и во-вторых, у аутичных людей много отрицательного опыта, они пытаются общаться и работать над этим, но из-за большого количества переживаний и разочарований могут потерять интерес к общению.

— Какие правила внутреннего самоконтроля выстраивают для себя люди с РАС при общении?

— Я всегда соблюдаю очень своеобразные правила этикета. Большинство людей даже не задумываются о таких вещах, делают их на автомате, обучаясь им еще в детстве, просто наблюдая. Для тех из нас, кто живет с РАС, необходимы специальные протоколы социального взаимодействия, и это может быть что угодно. Скажем, допустимая продолжительность взгляда или имитация зрительного контакта, чтобы ваш собеседник чувствовал себя комфортно. Проблема в том, что многим людям с РАС зрительный контакт дается с трудом.

— Как вы научились выходить из своей зоны комфорта и общаться с другими людьми?

— Когда мне было полтора года, и я перестал разговаривать. По рассказам родителей, им было со мной тяжело — особенно, когда у меня случались неконтролируемые вспышки гнева. Но тогда родители начали то, что сейчас называют интенсивной домашней программой раннего вмешательства. Эта программа включает в себя музыкальную и двигательную терапии, движение и подражание. В сегодняшних терминах это, вероятно, подход, наиболее близкий ABA-терапии (совокупность методов изменения поведения человека, в том числе с особенностями развития, основывающаяся на знании законов поведения — ТД). То, что делали мои родители, нельзя назвать полноценной ABA, это была больше игровая терапия. Но важно понимать, что разные типы терапии помогают разным людям. Нельзя сказать, что один метод, скажем, ABA, подходит для всех.

Вообще, нужно всегда помнить, что человек с аутизмом — это личность, как и все остальные люди. И если перед вами один человек с расстройством аутистического спектра, то все остальные люди с аутизмом будут от него отличаться, потому что слово «спектр» используется при постановке диагноза не просто так. Например, у меня синдром Аспергера (одна из форм аутизма — ТД), но я, к примеру, не обладаю теми уникальными навыками, которыми обладают люди с этим видом РАС.

— Вы помните, как вы перестали говорить? Как вы ощущали себя внутри себя? Вам вообще хотелось общаться с другими людьми, когда вы были ребенком?

— Когда я был совсем маленьким и не знал вообще, как разговаривать, это было очень трудно. Я не мог общаться, но очень хотел этого и поэтому страдал. Мне было очень нужно общение, так что это было одно большое разочарование.

— Как родителям помочь детям в социализации? Когда ребенок с РАС не говорит, им трудно понять, чего он хочет.

— Родители должны просто очень внимательно наблюдать за ребенком — что ему интересно, в чем его сила. Надо использовать модель, основанную на умениях (что это человек может делать), а не модель, основанную на дефиците (это когда родители спрашивают, что с ребенком не так). 

— Не так давно я писала текст про мальчика с синдромом Аспергера, как и у вас. Он попросил прислать ему опубликованный материал. И, конечно, в тексте сказано, что у него РАС. В ответ на ссылку, которую я ему прислала, он написал мне: «Огpомное спасибо, что выложена статья. Очень интересно :) А что значит РАС?» Не все даже высокофункциональные люди с РАС знают о том, что у них аутизм. Может ли это понимание как-то навредить им? Может быть, лучше не знать об этом?

— Я думаю, что человек с РАС вправе знать об этом, это важно для того, чтобы человек мог осознать свои собственные слабые и сильные стороны и работать с ними. Иногда, к сожалению, человек с РАС может почувствовать себя плохо, но это только из-за того, что аутизм так стигматизирован в обществе.

— Многие люди вообще ничего не знают про аутизм, и для них каждое столкновение с аутичным человеком в общественном месте – стресс. В последние годы ситуация меняется, но говорить о победе над стигмой пока рано. Можете сформулировать самые простые правила для тех, кто не понимает, как общаться с людьми, у которых РАС? 

  1. Главное — это смотреть на аутичного человека как на личность.
  2. Ищите их силу и интересы, потому что именно они приведут к успеху в общении, образовании и, в конечном счете, к успеху аутичного человека. И я обнаружил, что каждый аутичный человек, который стал успешным, нашел способ использовать свой особый интерес как свою сильную сторону.
  3. Аутичные люди склонны к взаимодействию. Реальная проблема заключается в умении взаимодействовать.
  4. Потенциал аутичных людей не ограничен. И нам надо найти пути максимального использования этого потенциала.
  5. Всем нужно пройти через процесс первого осознания аутизма, чтобы распознать, когда мы это увидим, а затем перейти к тому, что я называю принятием. Аутизм является частью личности, это не то, что можно просто удалить как атавизм.
  6. — Врачи предлагали вашим родителям отказаться от вас и убеждали их, что из вас ничего не выйдет. Они бы здорово удивились, узнав, чего вам удалось добиться. В России такое поведение врачей — довольно распространенная практика.

— Я точно знаю одну вещь: люди, как правило, ошибаются в своих прогнозах. Сколько раз я видел людей с аутизмом, про которых их родителям говорили, что они не смогут ничего добиться, что придется всю жизнь с ними страдать, а в итоге эти люди живут насыщенной жизнью, плодотворно работают. Люди с аутизмом имеют право на достойное образование и социализацию.

источник https://takiedela.ru/2017/04/stiven-shor/

 

 

1Евгения Шаталова – мама. У нее две любимых дочки, каждая со своим призванием. Одна – физик-ядерщик, вторая – талантливый поэт. Правда, та, что поэт – Соня – вслух свои стихи не читает. Только пишет. Она – аутист.

Мне надо сказать так много!
Кто думает, что золото – в молчанье?
Камнем загорожена дорога
словам из сердца – ну, не печально?

Эти две силы – тяжелая болезнь и удивительная душевная полнота – борются в Соне с детства. Женя рассказывает – дар обнаружили случайно:

– Нам удалось, хоть и с очень большим трудом, записать Соню в нашу обычную, местную школу. Разные ее способности проявились – к математике, например. Я ее в шутку спросила: «Может, ты еще и стихи пишешь?» Дочка кивнула. Взяли ручку, и слова из нее полились…

Звучит легко: взяла ручку и стала писать. Но за этим «писать», как и за всем в Сониной жизни, стоит колоссальный труд. И изматывающая борьба.

Чтобы сесть за парту, Соне пришлось ходить на занятия по реабилитации. Она справилась, но свое право учиться и развиваться ей пришлось не раз доказывать. Сущесвуют комиссии – ребенка проверяют, и после одной из таких проверок Соня впала в жестокую депрессию. Она тогда уже писала, но ей не поверили, отказали в авторстве. В лицо сказали: кто-то из близких пишет за нее.

Соня тогда окаменела. Обвинили в страшном – в душевной немоте!

Закрылась, перестала играть, идти на контакт – но все-таки нашелся психолог, который сумел эту ранку залечить и тут же получил в подарок стихотворение:

Я – не немая! Я – говорю!
Без звука, но тоже словами.
На пашне взойдут и увидят зарю
Стихи, будто поле с цветами.

– У Сони очень сильный характер, – говорит Женя. – Ей с большим трудом даются какие-то простые, привычные для нас действия – да вот даже туда-сюда пройти по просьбе, выполнить инструкцию. Но если ей нужно провести внутреннюю работу, чтобы продвинуться вперед – она это сделает.

Смотришь на эту спокойную, с достоинством себя держащую женщину и думаешь, что характер у них один на двоих. Сильный.

– Ну во-первых, Бог помогает, – улыбается Женя. – Во-вторых, силы нахожу в самой Соне. Ну и мое упорство.

Это упорство помогает преодолевать нередкое недоумение окружающих: как, немую девочку-аутиста учить? Лечить? Развивать? Принимать? Чтобы как все?

А это «как все» когда-то было Сониной мечтой. Не главной, но значимой, пока не поняла, что это невозможно, да и не нужно.
2

А главное желание – помогать людям. Соня написала об этом в 8 лет: «Я буду работать…консультантом по мечтам. Но чтобы такое будущее состоялось, надо, чтобы как можно больше людей приняли Бога, пришли к Нему. Так что я сначала буду помогать людям в этом. Как? Скорее всего словом: поэтическим и молитвенным».

И помогает. Правда, сейчас труднее: у 21-летней Сони обнаружили вирусы, которыми поражена ее нервная система.

– Когда Соня была ребенком, врачи были убеждены, что аутизм – это просто другое название шизофрении, – рассказывает мама Сони. – У взрослых – шизофрения, а у детей вот – аутизм. Когда Соне два года назад стало очень плохо, она попала в государственную психиатрическую больницу. Заведующая отделением там сказала: «Мне неинтересно, что с ней». Только в платной клинике нам сразу сделали все анализы и выявили проблему. Конечно, нынешнее лечение – в Сонины бы 8-9 лет…

Соня пишет сейчас в основном для себя, свое личное, пока к публикации не готовое. Но делиться своими стихами и текстами – очень важно для нее. Возможность рассказать о своих мыслях множеству людей Соне дал фильм «В АУТЕ», снятый в 2012 году.

– Соня восприняла этот фильм как возможность разговора с большим количеством людей. Для нее это была реальная возможность сказать о том, что важно, и не только для нее – для всех. Если диск с фильмом выйдет, люди его получат, это, конечно, будет для нее радостью. Для нее очень важно – кто будет смотреть фильм о ней, услышит ее стихи…

Таково нелегкое Сонино призвание – делиться с окружающими тем светом, который ей дан, своим талантом и своей верой, несмотря на тяжесть своего недуга. Отгороженная, оторванная от мира физически, Соня прочно связана с ним духовно. Как говорит Женя, «Бог для нее – здесь, Бог с ней рядом».

И мы можем оказаться на связи с ней – став ее зрителями и читателями.

Сейчас создатели фильма «В АУТЕ» запустили некоммерческую кампанию по сбору средств на издание DVD-диска с фильмом. Этот документальный проект стал для Сони своеобразным окном в мир, возможностью ощутить свою включенность в него. Выпуск диска – это шанс продлить эту радость для Сони.

Проект, который планируется осуществить уже ко 2 апреля, нуждается в вашей поддержке! Все средства, собранные сверх заявленной суммы, будут переданы Сониной семье. Участники акции получают диск с фильмом, приглашение на показ 2 апреля и просто возможность сказать Соне спасибо.

Все, кто небезразличен к жизни Сони и к ее твореству, могут узнать подробности и принять участие здесь: http://planeta.ru/campaigns/6899

Фото — Наталья Токарева

Редакция «Воздуха» совместно с фондом «Выход» вспомнила удивительные истории жизни актрисы Дэрил Ханны, автора «Охотников за привидениями», создателя покемонов и других известных людей, которым симптомы аутизма не помешали (а, возможно, даже и помогли) добиться успеха в жизни.

Дон Принц-Хьюз

Фотография: пресс-материалы

Дон Принц-Хьюз — антрополог, приматолог, этолог, автор книг и ведущий в мире специалист по поведению горилл. У нее диагностирован синдром Аспергера. Дон Принц-Хьюз получила степени магистра и доктора наук по междисциплинарной антропологии и написала несколько популярных книг об аутизме и приматах, самая известная из которых называется «Песни народа горилл: мое путешествие через аутизм». Правильный диагноз Принц-Хьюз поставили уже во взрослом возрасте, но трудности ее были очевидны окружающим с детства — малейшие перемены в окружающей обстановке вызывали у нее приступы паники и агрессии, а для того чтобы успокоиться, она часами разглядывала чашку, которую носила с собой. Ее сенсорные проблемы не давали ей сосредоточиться и общаться со сверстниками — в школе она подвергалась издевательствам и побоям. Ее жизнь радикально изменилась, когда она посетила зоопарк в Сиэтле. Решиться на подобное уже было подвигом: в отличие от обычных людей людям с особенностями развития крайне трудно самостоятельно приехать в новое место, сесть в нужный автобус и т.д., не говоря уже о «шуме и ярких красках» в зоопарке, которые до сих пор вызывают у знаменитой ученой головокружение. Увидев горилл, Принц-Хьюз пережила откровение: «В тот момент все слишком громкое и яркое затихло, и впервые в жизни я смогла отдохнуть». Ее поразили медленные, но осознанные движения горилл, которые контрастировали со «слишком быстрой» коммуникацией людей.

Она начала наблюдать за гориллами часами каждый день, на что обратили внимание сотрудники зоопарка. Они предложили ей записывать свои наблюдения, и в результате Принц-Хьюз первой заметила изменения в поведении одной из самок горилл, что позволило вовремя диагностировать у нее инфекцию почки. Узнав о ее проблемах в школе, директор зоопарка помог девочке с явным талантом к изучению животных попасть на дополнительные курсы, получить школьный аттестат и поступить в колледж, где она защитила диплом по своим наблюдениям за гориллами. Принц-Хьюз считает, что работа в зоопарке помогла ей в дальнейшем справиться с симптомами синдрома Аспергера, работая с гориллами, она научилась выключать «аутичные фильтры». Наблюдая за ними в зоопарке, антрополог обнаружила множество параллелей между группой приматов и человеческим обществом.

Клей Марзо

Фотография: specialneedsparenting.net

В школе австралийца Клея Марзо считали «странным» — он не мог усидеть на месте, плохо понимал, что ему говорят, с трудом читал. «Если мне что-то нравилось, то я мог связать одно с другим, — говорит Марзо. — Но если это меня не интересовало, то я вообще не мог сосредоточиться». Когда он волновался или радовался, то начинал трясти кистями рук или быстро потирал руки — специалисты называют это самостимулирующим поведением. Он мог часами сидеть в полном одиночестве, разглядывая бейсбольные карточки. Он был слишком чувствительным к прикосновениям и звукам, а на рождественском ужине мог вскочить из стола и спрятаться в своей комнате.

Долгие годы родители не могли понять, что происходит с их сыном, а единственным смыслом в его жизни был серфинг, в котором Марзо добился больших успехов. Впервые он выиграл соревнование по плаванию в десять лет, а в 14 уже получил первый профессиональный серферский контракт. В 15 лет он победил на чемпионате по серфингу и стал мировой знаменитостью. Однако у него возникали проблемы с людьми; его считали избалованным и немотивированным подростком. Примерно тогда ему наконец был поставлен правильный диагноз — синдром Аспергера. Люди с этим синдромом часто буквально одержимы чем-то одним, в случае с Марзо им стал серфинг. Диагноз принес облегчение как самому Клею, так и его родителям — теперь было понятно, почему простые социальные ситуации представляли для него такую трудность, в то время как в серфинге ему не было равных. Сейчас он продолжает активно заниматься спортом, встречается с девушкой и регулярно посещает психотерапевта, который учит его распознавать социальные подсказки и сохранять спокойствие в присутствии других людей.

Дэрил Ханна

Фотография: пресс-материалы

В недавнем интервью журналу People актриса Дэрил Ханна («Бегущий по лезвию бритвы», «Уолл-стрит») рассказала, что еще в детстве у нее был диагностирован аутизм, в результате чего она всю жизнь страдала от «патологической застенчивости». «Я всегда чувствовала дискомфорт, когда оказывалась в центре внимания. Это сводило меня с ума», — говорит актриса, ушедшая из профессии. Начав сниматься в кино еще в подростковом возрасте, она скрывала свой диагноз от продюсеров и публики, а также отказывалась давать промоинтервью и появляться в ток-шоу, но «не потому, что считала себя выше этого, а потому, что слишком боялась».

Последние три года она живет со своим бойфрендом и Молли, домашней свиньей, на ферме рядом с Лос-Анджелесом, активно участвует в экологическом движении и, по ее словам, абсолютно счастлива.

Сатоси Тадзири

Фотография: pokemon-blazing.blogspot.com

«Покемоны», большинству известные как японский анимационный сериал, изначально были видеоигрой, ставшей сверхпопулярной франшизой. В 1990-е годы дети всего мира были одержимы играми, наклейками и игрушками с покемонами и Пикачу. Тогда же родители аутичных детей рассказывали, что покемоны стали главным «особым интересом» их ребенка, и даже повзрослевшие аутисты часто сохраняли любовь к ним.

Возможная причина тому — высокофункциональный аутизм создателя «Покемонов», японского разработчика видеоигр Сатоси Тадзири. Сам Тадзири никогда не рассказывал об этом подробно, но заболевание свое подтверждал. Идея покемонов пришла к Сатоси благодаря увлечению детства — он был одержим ловлей живых насекомых настолько, что другие дети звали его Доктор Жук. Он собирал и изучал различных жуков, пока не осознал, что некоторые насекомые убивают друг друга в неволе. В подростковом возрасте его интересы переключились на аниме и видеоигры. Несмотря на серьезные проблемы в школе и брошенную учебу, Тадзири поступил в технологический колледж. Свою первую видеоигру он создал полностью самостоятельно: для этого он разобрал свою приставку Nintendo, чтобы понять, как она работает. В 16 лет он принял участие в конкурсе идей видеоигр, следующие два года изучал компьютерное программирование, после чего выпустил свою первую видеоигру, а в 25 создал покемонов.

Сейчас Сатоси Тадзири за сорок, его считают эксцентричным и замкнутым. Руководитель собственной компьютерной фирмы имеет привычку чередовать 24 часа работы и 12 часов сна. Игры, в которых много убийств и насилия, оне не любит — по мнению Тадзири, дети должны уважительно относиться к смерти. А самих монстров он считает метафорой неуправляемых эмоций ребенка — страха и злости.

Дэн Эйкройд

Фотография: Getty Images/Fotobank

В 2015 году начнутся съемки третьего фильма из франшизы «Охотники за привидениями». Над ним будет работать человек, придумавший трио нью-йоркских парапсихологов, — актер Дэн Эйкройд, сыгравший одну из главных ролей в первых двух картинах. В своем недавнем интервью изданию Daily Mail актер сделал неожиданное признание: идея «Охотников за привидениями» была связана с его одержимостью паранормальными явлениями и поиском призраков, так называемым «специальным интересом», характерным симптомом синдрома Аспергера. Актер, которому сейчас 61 год, рассказал, что у него диагностировали высокофункциональный аутизм еще в 1980-х годах, когда его жена настояла на том, чтобы он обратился за помощью к психиатру. Кроме того, еще в 12 лет у него диагностировали синдром Туретта — расстройство, вызывающее навязчивые тики, которые человек не в состоянии контролировать.

«У меня были физические тики, нервозность, и я издавал странные звуки, что мешало мне часто выходить из дома. Мне очень помогла терапия, которая уменьшила эти симптомы к 14 годам», — рассказывает Эйкройд. «Один из моих симптомов — это одержимость привидениями и органами правопорядка. Например, я всегда ношу с собой полицейский значок. Я был одержим Хансом Хольцером, самым великим охотником за привидениями. Так и родились «Охотники за привидениями». Эйкройд говорит, что успешный контроль за симптомами обоих расстройств заставляет его почувствовать, что у него «еще остались лишь две или три кошачьи жизни» и что ему бы хотелось провести остаток дней рядом со своей семьей. «Я мечтаю состариться на семейной ферме рядом с внуками (у меня три дочери). Я спиритуалист, так что не боюсь смерти. Я знаю, что дух всегда жив и на той стороне мы все равны».

Джон Элдер Робисон

Фотография: пресс-материалы

Детство американца Джона Элдера Робисона пришлось на 1960-е годы, когда такого понятия, как синдром Аспергера, еще не существовало, поэтому родственники и окружающие считали его сумасшедшим. Джон увлекался техникой, но его способности и любовь к технике никто специально не поощрял. В десятом классе он бросил школу, какое-то время играл в рок-группе и вскоре смог найти себя в музыкальном бизнесе. Джон стал известным мастером по звуковым эффектам и создателем удивительных электрогитар для группы Kiss, которые умели пускать ракеты и полыхать пламенем. Затем Джон Элдер Робисон увлекся ремонтом автомобилей и открыл собственный «Автосервис Робисона» по ремонту редких автомобилей, а также мастерскую, в которой подростки с аутизмом могли обучаться автомеханике и приобретать другие профессиональные навыки. Джон узнал о том, что родился с Аспергером, только в 40 лет и решил помогать подросткам с аутизмом пережить взросление без испытаний, которые пережил сам. Все детство его сопровождал крик «Смотри мне в глаза!» — а ему было трудно и страшно это делать, как и всем аспергерианцам. Аспергерианцы — так Робисон называет всех людей с синдромом Аспергера. Он написал книгу «Посмотри мне в глаза», в которой описывает свою жизнь, а также еще две книги — «Как я воспитывал Медведика» о том, как растил своего сына, тоже рожденного с аутизмом, и «Будь иным: мои приключения с синдромом Аспергера, мои советы собратьям-аспергерианцам, отщепенцам, их семьям и учителям».

Сьюзан Бойл

Фотография: пресс-материалы

Немолодая безработная шотландка стала звездой youtube и победительницей телешоу Britania’s got talent в 2009-м году. При рождении Сьюзан поставили диагноз «повреждение мозга»; она с трудом училась в школе, дети травили ее и обзывали «слабоумная Сьюзи». Всю жизнь она получала пенсию по инвалидности, никогда полноценно не работала и страдала от вспышек ярости, эмоциональных срывов и депрессий. После успеха на шоу Сьюзан стала богатой женщиной и успешной певицей, она уже выпустила четыре альбома, сыграла небольшую роль в фильме, а по ее собственной биографии собираются снимать кино — возможно, с Мерил Стрип в главной роли.

О том, что у нее синдром Аспергера, Сьюзан узнала всего год назад. «Он ничего не изменит в моей жизни. Это просто состояние, с которым мне приходится жить и справляться, — считает певица и добавляет: — Я думаю, что люди будут лучше ко мне относиться, если поймут, кто я такая и почему делаю то, что делаю».

источник http://vozduh.afisha.ru/

Сьюзан всегда испытывала трудности в общении // Фото: Alloverpress

Британская певица Сьюзан Бойл выяснила, что страдает синдромом Аспергера, который является одной из форм аутизма. Как сообщает The Observer, в прошлом году Бойл прошла медицинское обследование, в ходе которого и стало известно о дисфункции. Зато выяснилась и другая новость – коэффициент интеллекта 52-летней британки выше среднего.

Сьюзан Бойл приобрела всемирную популярность в 2009 году после выступления в британском телешоу. До этого бывшая безработная жительница шотландского городка пела в караоке и выполняла добровольную работу в церкви.

Певица испытывала трудности с обучением в юном возрасте, которые тогда связывали с нарушением работы головного мозга вследствие родовой травмы. Кстати, когда Сьюзан родилась, ее матери было 47 лет. В школе девочке было трудно общаться со сверстниками. В интервью изданию Сьюзан Бойл сообщила, что испытала облегчение, поняв, что является причиной ее проблем в межличностном общении.

Сегодня, несмотря на скромный внешний вид, Бойл имеет большое число поклонников по всему миру. Благодаря выдающимся голосовым данным певица продала уже 14 миллионов пластинок. Недавно выпущен ее четвертый диск, вскоре выйдет полнометражный фильм The Christmas Candle с ее участием. Готовится и биографический фильм о певице, в котором ее может сыграть Мэрил Стрип.

http://www.youtube.com/watch?v=RxPZh4AnWyk

http://www.starhit.ru/novosti/syuzan-boyl-stradaet-odnoy-iz-form-autizma/

Звезда “Убить Билла” Дэрил Ханна призналась, что на протяжении всей жизни вынуждена сражаться с таким недугом, как аутизм. Заболевание, которое диагностировали у нее в детстве, по ее словам, выразилось в “болезненной застенчивости”, в результате чего будущая актриса множество времени убила на преодоление собственных страхов, стыдливости и неуверенность в себе”.

Аутизм у Дэрил обнаружили в 60-е годы, а тогда отношение к этой болезни было совсем иным. Врачи настаивали на том, чтобы госпитализировать девочку и лечить ее медикаментозно, но ее мать – и Дэрил очень ей благодарна – этого не позволила. Мама также не возражала против того, чтобы Дэрил в 17-летнем возрасте отправилась в Голливуд осуществлять мечту стать актрисой.

Мы знаем в вами, что у нее все получилось, однако проблемы, связанные с этой  ”детской”, как иногда называют аутизм,  болезнью, преследуют ее и сейчас:

“Я никогда не чувствую себя комфортно, находясь в центре внимания, – говорит Ханна. – Меня это всегда пугало”. Еще больше она боялась того, что ее страхах кто-то узнает, в особенности коллеги по съемочной площадке.

Сейчас Дэрил научилась удерживать под контролем симптомы болезни – просто нужно со всей страстью отдаться какому-то делу, и тогда страхи и неуверенность исчезнут. Она, вы знаете, в последнее время посвящает всю себя борьбе за экологию. Ее  несколько раз арестовывали за ее активную позицию в этом вопросе, но она верит, что ее дело – правое.

http://www.starslife.ru/2013/09/29/deril-xanna-rasskazala-o-sobstvennom-autizme/

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Наш проект

Instagram Feed

Something is wrong. Response takes too long or there is JS error. Press Ctrl+Shift+J or Cmd+Shift+J on a Mac.

Реклама