Новости

Сегодня, 14 июня, в музейной студии Национального заповедника «Хортица» прошла презентация детской книги «Белоснежка» для маленьких аутистов.

Особенность книги состоит в том, что это иллюстрированная сказка, текст которой является упрощенным и сопровождается пиктограммами международной системы символов PCS (picture communicational symbols). Таким образом, ребенок может понять значение слова через образы и овладеть чтением.

Такое издание и методика обучения чтению полезны всем детям, которые только начинают читать, изучают украинский язык или имеют особенности развития и восприятия текста: дислексия, задержка психического развития, расстройства спектра аутизма и тому подобное.

Стоит отметить, что книга в скором времени появится на прилавках книжных магазинов Запорожья. Также ее можно заказать на сайте «Dyvo toys», цена составляет 210 гривен.

Анастасия Кандыбей

источник http://verge.zp

 

Во Вроцлаве организована международная конференция «Аутизм без насилия».

Foto: pixabay.com

Людям с аутизмом необходимо помогать, но это следует делать спокойно, без агрессии и осуждения. За это выступают участники вроцлавской конференции «Аутизм без насилия».

Причины аутизма не до конца известны, а эффективного лекарства по-прежнему нет. Кроме того, аутизм – это не болезнь, а определенное «отличие», говорят специалисты. По словам Иоанны Лавицкой, главы польского неправительственного фонда «Prodeste», организовавшего конференцию по данной проблематике, помощь людям с аутизмом должна быть подобрана в соответствии с их нуждами:

«Прежде всего, не стоит осуждать и оценивать. Если у вас нет тесного контакта с людьми с аутизмом в вашем кругу, то наверняка вы их можете встретить на улице, в автобусе, в трамвае, в магазине. Такой человек может привлекать внимание своим, быть может, нетипичным поведением».

На вроцлавскую конференцию «Аутизм без насилия» приехали несколько сотен ученых и терапевтов из Польши, Швеции, Нидерландов, Финляндии и Германии.

источник http://www.radiopolsha.pl/6/136/Artykul/311300

 

Люди с ментальной инвалидностью каждый день сталкиваются с безразличием и моральным уродством посторонних людей. Но они должны чувствовать себя полноправными членами общества, и мы можем им в этом помочь

Саша неуверенно переступает с ноги на ногу, стоя на пороге маленького офиса фармацевтической компании. Заикаясь и пересиливая себя, он стучит в дверь «будки», где сидит охранник. «Вот, д-документы я привез. К-куда?» —  слова зависают в воздухе, охранник поднимает голову от планшета, недовольно прищуривается и смотрит на Сашу в упор. Охранник морщится, прижимает рацию к губам и говорит: «Тут курьер-долбо** с документами. Забери». Сашу пропускают.

В системе координат охранника маленькой фармацевтической компании таких, как Саша, не должно существовать. Таких, от которых уговаривают отказаться в роддоме. Таких, которые потом учатся в коррекционных школах или живут в психоневрологических интернатах. Таких, которые после интернатов и школ должны сидеть дома. Саша, однако, существует, и слова охранника плотно застряли у него в ушах. Саша нажимает на мочки, трясет головой, чтобы их вытащить, но одно слово застряло где-то совсем внутри и растянулось на всю голову — от уха до уха — и потрескивает там непрекращающимся «о».

Саше 28 лет, и он прекрасный курьер. Исполнительный, ответственный, даже слишком. Каждый раз, когда он едет куда-то с документами, он ужасно волнуется, что что-то пойдет не так. У Саши умственная отсталость, а в России не существует программы профессиональной подготовки и социализации людей с ментальной инвалидностью. У Саши есть работа, потому что система дала сбой, и ему повезло. У него, как и у всех, была коррекционная школа, о которой он не слишком охотно вспоминает. Потом пара неудачных попыток устроиться раздавать листовки у метро.

Саша за работойФото: Юрий Храмов для ТД

А потом в библиотеке, где Саша с приятелем из школы играли в компьютерные игры, его увидела Надежда Львовна Моргун. Она организовала в Центре лечебной педагогики специальный класс для детей, которые не могли учиться в обычной школе. Саша тогда уже был взрослым, и в центр его взяли по какому-то фантастическому стечению обстоятельств. В ЦЛП он познакомился с Андреем, руководителем «Артели блаженных». «Артель блаженных» — столярная мастерская для людей с ментальной инвалидностью.

Ее руководитель Андрей Тевкин считает, что работа — единственный для человека способ сохранить лицо. В его мастерской помимо Саши работают еще 24 человека. Это значит, что система дала сбой еще 24 раза, потому что за свою работу они получают деньги. Андрей говорит, что на какую-то работу способен каждый, кто не в коме. Еще говорит, что каждый имеет право работать и получать за свою работу деньги. В мастерской все работают по сдельной схеме, про диагнозы тут никто не говорит. Тут вообще никто особо не говорит, потому что все заняты делом.

***

Саша прибегает в «Артель» взъерошенным и растерянным. В маленькой мастерской, заставленной коробками, шумят столярные станки и шуршат шпаклевки. Одновременно работой заняты шесть человек. За ними наблюдает Андрей, а художница Джерен рисует ангелов для открыток. Саша радуется знакомым звукам, они заглушают слова, которые не уходят из головы. Саша немедленно рассказывает Андрею про «офигевшего» охранника. Андрей выслушивает спокойно, наматывая поседевшую бороду на палец. Саша смотрит на Андрея с таким восхищением, что кажется, тому ничего не стоит вырвать один волос из бороды, чтобы охранник растворился в воздухе.

Уважение вместо жалости

Саша работает в мастерской уже 12 лет. Иногда Андрей просит его отвезти документы компаниям, которые покупают сувенирную продукцию, но чаще всего Саша занят изготовлением деталей для деревянных поделок. Каждый день он приносит тетрадь, в которой записывает количество изготовленных деталей, а Андрей переводит их в денежный эквивалент и расписывается. Саша раскрывает тетрадь на развороте, где в углу страницы печатными буквами выведено «Декабрь» — за месяц он заработал 23 тысячи рублей.

Рабочее место СашиФото: Юрий Храмов для ТД

В «Артели» Саша получает ровно столько, сколько получал бы человек его квалификации на открытом рынке труда. Руководитель мастерской не берет в расчет инвалидность, и постепенно Саша выходит на новый уровень. Тетрадь с Сашиными записями довольно толстая, и, перелистав ее на два года назад, можно убедиться, что в октябре 2013 года, работая примерно такое же количество дней, он получил восемь тысяч. Для Саши любая сумма — ощутимая прибавка к пенсии по инвалидности, но все заработанные деньги он передает маме, которая заботится о нем.

Еще одна крайность в отношении людей с инвалидностью — излишнее сочувствие и гиперопека. Андрей вспоминает случаи, когда родители забирали детей из «Артели» и говорили, что они больше никогда не придут к злому бородатому мужику, который заставляет и без того несчастных детей работать. На следующий день «дети» приезжали сами, а родители звонили Андрею, рассказывая нелепые истории о том, как пытались их задержать, но они встали и пришли. Мама Саши для себя и для сына приняла простое решение: работа и постоянная занятость — единственный шанс удержаться в людях.

***

Саша подходит к Андрею и бормочет себе под нос: «Андрей, а вы это… туалет закрыли, да?» Андрей удивленно смотрит на него и переспрашивает: «Я закрыл туалет? Я когда-то так делал?» Саша отрицательно мотает головой. Андрей спрашивает еще раз: «Зачем, по-твоему, мне начинать?»

Руководитель «Артели блаженных» Андрей Тевкин и СашаФото: Юрий Храмов для ТД

Такие вопросы у Саши появляются довольно часто, несмотря на то, что все привычки Андрея и других мастеров «Артели» ему хорошо известны. Просто это его способ общаться, и Андрей не может не ответить ему, во всем остальном он неплохой работник, но ответы на вопросы занимают время, и в итоге отвлекающих факторов в работе «Артели» слишком много.

«Я вообще удивляюсь, как мы умудряемся что-то зарабатывать, учитывая, что половина людей только учится пользоваться станками, половина только увидела, что представляет из себя предприятие, и еще нескольких товарищей нужно постоянно держать с двух сторон, — говорит Андрей. —  Несмотря на то что мы зарабатываем достаточно много — ни копейки на их зарплату мы ни у кого не берем, они все заработали себе сами. И все это — материалы, оборудование — куплено за деньги, которые заработала артель».

Происходящее внутри маленькой мастерской у не знающего о ней человека на первый взгляд не должно вызвать никаких эмоций, но система, которую Андрею удалось выстроить за эти годы, нетипична, потому что найти работу людям с ментальной инвалидностью и умственной отсталостью практически невозможно.

Неизвестно, сколько лет должно пройти для того, чтобы охранники начали улыбаться курьерам с умственной отсталостью, а в вагоне метро достаточно было бы сказать: «У моего ребенка аутизм» — или вовсе ничего не приходилось объяснять людям, у которых и в мыслях бы не было таращиться или пересаживаться подальше. Когда-нибудь этот рай может случиться в России, и рабочие места для людей с инвалидностью станут правилом, а не исключением. Но пока он не наступил, мы должны прилагать усилия, чтобы эти люди могли находиться среди нас. Для этого на самом деле не так много нужно.

Образцы продукции «Артели блаженных»Фото: Юрий Храмов для ТД

Для того, чтобы Андрей мог взять на работу еще несколько юношей и девушек с умственной отсталостью или расстройством аутистического спектра, необходима работа людей, которые будут сопровождать их в ходе обучения на всех этапах производства. Прежде чем Саша научился делать деревянные тубусы, он испортил бессчетное количество заготовок, теперь он больше этого не делает, но таких, как Саша, еще очень много, и большинство из них сидит дома.

Пожертвования на работу «Артели блаженных» экономически очень целесообразны и для таких, как Саша, и для общества в целом, ведь социализация каждого такого человека бесценна — иначе общество будет платить за него всю жизнь. Нужно просто поверить в то, что люди с инвалидностью могут и хотят работать, просто на начальном этапе им нужна помощь. Даже самые незначительные ваши пожертвования пойдут на зарплату новых педагогов и сопровождающих «Артели блаженных», а значит, помогут людям с инвалидностью почувствовать себя полноправными членами общества.

ПОДДЕРЖАТЬ

источник https://takiedela.ru/

На социальном предприятии «Рукомыслы» бесплатно обучают и трудоустраивают женщин оказавшихся в сложной ситуации.

#соціальнепідприємство
#Рукомисли

Интервью со специалистом в области помощи взрослым с аутизмом, одной из докладчиков II Международной научно-практической конференции «Аутизм. Выбор маршрута», которая прошла 6-8 октября 2016 года в Воронеже

 

carol01

Кэрол Шелл (в центре) на конференции «Аутизм. Выбор маршрута»

 

Доктор Кэрол Шелл — психолог, педагог, директор «Ресурсного центра по аутизму Виргинии», профессор Университета Содружества Виргинии (США). Более 30 лет она помогает подросткам и взрослым с РАС в качестве педагога, администратора, исследователя и консультанта. Одна из основных авторов модели SEARCH по трудоустройству молодых людей с РАС на конкурентные рабочие места, которая продемонстрировала высокую эффективность, и о которой она рассказала в рамках конференции.

Вы работаете в основном с взрослыми людьми с аутизмом, на каких принципах и подходах базируется ваша работа?

Парадигма нашей работы — это поведенческий подход, плюс очень большая доза самоопределения. В США мы часто говорим о том, что главное, чтобы человек смог стать независимым, жить самостоятельной жизнью. Термин «самоопределение» означает, что мы учим быть главным человеком в своей собственной жизни — когда не другие люди принимают решения за тебя, а ты сам принимаешь решения о своей жизни. Самоопределение — это тот идеологический принцип, который лежит в основе нашей работы.

Если же говорить о научных принципах нашей работы, то есть методах, с помощью которых мы учим самоопределению — это прикладной анализ поведения.

Прикладной анализ поведения не так уж часто используется для помощи взрослым, ведь существует представление, что АВА-терапия — это только для маленьких детей.

Да, такой миф действительно существует. Другой миф — это то, что АВА сводится к работе «за столом». Например, я сажусь за стол, достаю карточки, спрашиваю: «Что это?» или «Покажи то». Разумеется, АВА для взрослых людей выглядит совсем не так.

Из методов АВА мы чаще всего используем анализ задачи. Это техника, когда мы анализируем какие-то действия или занятия, которые объединяются в одну последовательность. Допустим, я хочу поехать куда-то на автобусе здесь, в Воронеже. Что я должна для этого уметь? Я должна взять нужную сумму денег, я должна прийти на остановку, я должна определить нужный автобус, сесть в него, оплатить проезд, сесть на место, я должна сидеть и смотреть прямо, не разговаривать с другими пассажирами, следить за своими вещами и так далее. Я не могу обучать каждому из этих шагов по отдельности, мне надо обучать им только в качестве последовательности. Если я буду учить просто подходить к автобусу и пользоваться билетом, то это будет не особенно полезно. Так что мы применяем техники АВА, которые реже упоминаются и о которых меньше знают, такие как анализ задачи.

Также мы очень часто используем «репетиции». Что это значит? Например, мне нужно научить человека заказывать еду в ресторане. С чего начать? Нужна практика в этом навыке, так что мы будем проводить репетиции. Что будет включать такая репетиция? Допустим, вы учите делать заказ в ресторане «фаст-фуда», вроде МакДональдса или KFC. Нужно подойти к стойке, нужно подождать, пока сотрудник обратит на вас внимание, нужно сказать, что вы хотите, вам назовут стоимость, вы отдадите сотруднику деньги и так далее. В реальной ситуации все эти шаги нужно производить вместе, но вы можете заранее отрепетировать некоторые из них. Например, вы можете отдельно отрепетировать разговор о том, что вы хотите заказать. Потому что нельзя подойти к стойке и сказать: «Э-э-э-э….», нужно говорить сразу, не задерживая очередь. Так что мы проводим очень много предварительных репетиций.

Если говорить о детях с аутизмом, то какие навыки важнее всего для успеха во взрослой жизни?

Хороший вопрос! Есть много очень важных навыков. В первую очередь, это все, что связано с независимостью. Если говорить о людях с более серьезной инвалидностью из-за интеллектуальных нарушений или природы их инвалидности, то важно помочь им быть настолько независимыми, насколько это возможно. Это включает такие навыки как, например, способность найти дорогу, способность отнести что-то и вернуться, способность передать кому-то сообщение. Независимость важнее всего.

Вторая область навыков, которая очень важна — это способность к самопоощрению. Это умение понять, когда я хорошо поработала, и не зависеть от регулярного поощрения извне. Например, АВА-терапист может регулярно давать небольшие порции какой-то любимой еды в качестве поощрения. Ребенок делает что-то хорошо — вы даете ему что-то, что ему нравится, или просто хвалите его. Поначалу это очень эффективно, но нам очень важно постепенно уменьшать зависимость от поощрения, точно так же, нам важно постепенно уменьшать зависимость от индивидуального сопровождения.

Для подготовки ко взрослой жизни нужно учиться работать все более и более продолжительные периоды времени без дополнительного поощрения, потому что когда вы станете взрослым, никто не будет говорить вам «Молодец!» каждый раз, когда вы делаете что-то правильно. К тому моменту, когда встанет вопрос о трудоустройстве, вы должны научиться работать 4-5 часов подряд без перерыва. Но над подобной выносливостью необходимо работать заранее, ее необходимо постепенно развивать.

Большинство взрослых, на самом деле, так или иначе умеют поощрять сами себя, даже если они этого не осознают. И мы должны учить молодых людей с РАС, как это можно делать. Например, отслеживать качество своей работы, планировать небольшие перерывы и включать в них какое-то поощрение и так далее. Это и есть навык самопоощрения.

Еще один навык, который очень важен для взрослых — это переход от одной деятельности к другой. У очень многих молодых людей с РАС с этим есть очень серьезные проблемы. Если он работает над задачей и закончил ее, то все, с его точки зрения работа закончена! Он не переходит к следующей задаче. Так что умение самостоятельно переходить к новой задаче — это очень важный навык, который мы должны развивать у детей с аутизмом.

Наконец, это, конечно же, социальные навыки. Это крайне важная область для адаптации во взрослой жизни. Умение правильно поприветствовать других людей, знание о том, какая информация является приватной, и ее не следует сообщать посторонним, как не говорить того, что смутит окружающих, умение попросить о помощи, когда она тебе нужна. Такие навыки чрезвычайно важны. Более того, наши исследования показывают, что при трудоустройстве социальные навыки даже более важны, чем навыки, непосредственно связанные с работой. Очень многие люди с аутизмом могут работать, но при очень низких социальных навыках у них возникнут проблемы.

Если говорить о трудоустройстве, то какие проблемы обычно приходится преодолевать для того, чтобы помочь людям с РАС работать?

Это во многом зависит от того, где именно вы собираетесь работать, какие у вас склонности. Так что если говорить о навыках трудоустройства, то цели обучения могут быть крайне разнообразными. В нашей практике мы успешно обучали людей выполнять самую разную работу во время стажировок, потому что стажировка на рабочем месте допускает очень много практики в одних и тех же задачах.

На самом деле, обучать конкретным навыкам для работы — это всегда намного проще, чем учить социальным и другим навыкам, о которых я говорила ранее. Первостепенная задача, которую мы выполняем — это помощь людям в определении и развитии их сильных сторон. Например, если вы очень организованный человек, для вас очень важно, чтобы все вещи были разложены по порядку, и вы можете следить за порядком, то для вас есть очень много рабочих мест, на которых вы можете быть успешны.

К примеру, ранее я рассказывала о том, как мы учили группу молодых людей собирать наборы для забора крови в больнице. Для того, чтобы сформировать такой набор, нужно все разложить в определенной последовательности, ничего не упустить, там должно быть определенное количество колб, маленьких частей и тому подобного, и их нужно расположить в определенном порядке. И наши ребята с аутизмом прекрасно с этим справляются, потому что они очень дотошны, они делают все одним и тем же образом каждый раз, и, если что-то сделано неправильно, они тут же заметят это зрительно. Так что все зависит от того, где человек хочет работать, и что у него получается, но каких-то заведомых ограничений на самом деле нет.

Какая работа обычно подходит людям с аутизмом?

По большому счету, это любая работа с высоким уровнем повторяемости, где нужно производить одни и те же действия. Я работала с одним молодым человеком, назовем его Деррен. Он работает в аптеке крупной больницы, и его обязанности — убирать препараты с истекшим сроком годности, и раскладывать все остальные препараты на нужных местах и в соответствии с датой изготовления, еще он должен отмечать, если какие-то препараты заканчиваются, и если какой-то препарат случайно положили не туда, он кладет его на место. Надо сказать, что аптека при больнице — это просто огромная аптека, но он прекрасно справляется с этой работой, и благодаря ему в аптеке постоянно полный порядок, и другим сотрудникам не приходится на это отвлекаться.

Подобная работа прекрасно подходит Деррену, потому что он приступает к задаче, и он будет продолжать до тех пор, пока эта задача не будет выполнена. Просто важно понять, что для того, чтобы прийти к этому нужно время, нужно много времени и усилий для предварительного обучения нужным навыкам, особенно социальным навыкам, но это того стоит, потому что в результате работодатель только выиграет.

Представьте, что я буду выполнять ту же работу, что и Деррен. Я раскладываю препараты, и тут кто-то подойдет ко мне и заговорит про спорт, например. Я повернусь к нему и начну с ним разговаривать, потому что у меня социальный мозг, который так устроен, что для него всегда будет приоритетом разговор с другим человеком, и я с большей вероятностью допущу ошибку. Но для человека с аутизмом все наоборот. Если кто-то подойдет и начнет разговаривать с Дерреном, то он скажет: «Не сейчас, я работаю», и он продолжит работу, он будет разговаривать с кем-нибудь только во время перерыва. Он полностью сосредоточен на работе. Так что сотрудники с аутизмом очень хороши там, где есть конкретная задача, на которой можно сосредоточиться.

Что могут сделать родители, чтобы помочь своим детям подготовиться ко взрослой жизни и трудоустройству?

С самого раннего возраста родители могут учить ребенка обязанностям, которые связаны с трудовыми навыками. Такие обязанности можно подобрать для ребенка даже на раннем уровне развития. Подумайте о том, что может делать ребенок с типичным развитием того же возраста, и учите своего ребенка делать то же самое. Например, ребенок младшего школьного возраста может выносить мусор, он может кормить домашнее животное, он может сам убираться в своей комнате. Так что очень важно, чтобы родители поощряли маленького ребенка помогать по дому и ожидали от него такой помощи.

Ребенок более старшего возраста может учиться выполнять какие-то поручения за денежное вознаграждение, например, мыть посуду, или расчищать дорожки от снега, и да, ему нужно за это платить какие-то небольшие суммы. Потому что нам важно, чтобы дети с аутизмом учились тому, что иметь деньги и зарабатывать деньги — это хорошо. Поэтому, когда ребенок становится старше, он должен выполнять какую-то дополнительную работу по дому за деньги.

А в старшем подростковом возрасте родителям надо начинать искать место, где ребенок сможет работать хотя бы небольшую часть ставки. Такое место нужно начинать искать как можно раньше, эту задачу нельзя откладывать. Независимо от интеллекта и уровня функционирование, один из главных показателей того, будет ли ребенок работать во взрослом возрасте — это есть ли у него уже какой-то опыт работы.

Так что если у ребенка школьного возраста уже есть работа, есть опыт работы, то это главный показатель того, что он будет работать, когда станет взрослым. И это не обязательно должна быть оплачиваемая работа, возможно, удастся найти какую-то возможность для волонтерства в благотворительной или общественной организации. Работа волонтером также, по нашему опыту, позволяет сформировать навыки для дальнейшей работы, при этом требования для волонтеров не такие жесткие.

Подводя итоги, родители должны поощрять детей быть все более независимыми и делать то, что подходит их возрасту. Так что подготовка к трудоустройству должна начинаться с раннего возраста, с того, что ребенок учится помогать по дому, начинает зарабатывать какие-то деньги, начинает работать на простой работе с частичной занятостью. Главное, не прекращать мечтать о большем, и не отказываться полностью от надежды на то, что когда-нибудь ребенок сможет работать!

источник http://outfund.ru/

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Наш проект

Реклама