Научные исследования

Переводчик /редактор: Марина Лелюхина

Оригинал: https://spectrumnews.org/news/risperidone-use-in-children-with-autism-carries-heavy-risks/

Наш паблик вконтакте: https://vk.com/public57544087

Наша группа в фейсбуке:  https://www.facebook.com/specialtranslations
Понравился материал — помогите тем, кому нужна помощь:http://specialtranslations.ru/need-help/

Копирование полного текста для распространения в соцсетях и на форумах возможно только путем цитирования публикаций с официальных страниц Особых переводов или через ссылку на сайт. При цитировании текста на других сайтах ставьте полную шапку перевода в начале текста

20140428newsrisperidone

____

Рисперидон — первое лекарство, одобренное для детей с аутизмом и наиболее широко применяемое, улучшает некоторые формы поведения у ребенка но может иметь тяжелые побочные эффекты, судя по неофициальным результатам опыта его применения.

Лекарство эффективно при коррекции перепадов настроения и агрессии, которые могут возникать при аутизме. «Лекарство отлично помогает при истериках, агрессии, самоповреждающем поведении», — говорит Lawrence Scahill, профессор педиатрии Marcus Autism Center в  Emory University в Атланте, проводившая клинические испытания рисперидона. Изменения могут быть разительными, и проявляются обычно в течении недели, — говорит она. Кроме того, он помогает при гиперактивности и повторяющемся поведении, хотя Управление по контролю за продуктами питания и лекарственными аппаратами не одобрило его использование для этих целей.

Благодаря этому эффекту, рисперидон позволяет детям с аутизмом получать социальные сервисы, участвовать в образовательных программах и осуществлять поведенческое вмешательство, говорит эксперт.

«Если ребенок не может усидеть спокойно на занятии у логопеда и нападет на учителей, пользы от такого занятия не будет», — говорит Christopher McDougle, директор Lurie Center for Autism  в  MassGeneral Hospital для детей в Бостоне, который изучал использование рисперидона на детях и взрослых.

Но кроме того у рисперидона есть значительные недостатки и ограничения. Не все люди на него реагируют, когда прекращается прием лекарства симптомы часто возвращаются и лекарство не может улучшить ситуацию ни с одним ключевым симптомом аутизма.

Иными словами, рисперидон это не «лекарство от аутизма», говорит Benedetto Vitiello, руководитель Child and Adolescent Treatment and Preventive Intervention Research Branch в Национальном институте психическго здоровья. «Он на самом деле не влияет на ключевые симптомы аутизма»

Но большее беспокойство вызывают побочные эффекты, наиболее значимый из которых — прибавка веса из-за растущего аппетита. Дети, принимавшие рисперидон, набирали в среднем  по 2,5 килограмма за 8 недель приема лекарства. Кроме того, препарат может вызывать сонливость, гормональные изменения, и в редких случаях непроизвольные движения.
Если мы прописывем рисперидон ребенку с РАС, говорит Scahill, “ Я буду использовать минимально возможную дозировку и постоянно наблюдать за тем, возможно ли отменить лекарство».

Снижение раздражительности:

Хотя многочисленные исследования отмечают риски, связанные с использованием рисперидона, попытки найти более безопасной альтернативы пока не увенчались успехом.

Арипипразол, единственный препарат также одобренный для лечения раздражительности при аутизме, имеет аналогичные побочные эффекты ( FDA одобрила его для лечения детей с аутизмом в 2009). А клиническое исследование организованное для изучения безопасности и эффективности минимально низких доз рисперидона в прошлом году привели к удручающим результатам.

Рисперидон это антипсихотик который блокирует мозговые рецепторы допамина и серотонина. Он был изначально разработан для лечения шизофрении. Американская ассоциация по контролю продуктов и лекарственных препаратов (FDA) одобрила использование  рисперидона при лечении шизофрении  в 1993.

Более старые препараты, среди которых чаще всего упоминается галоперидол, также основывались на снижении допаминовой  активности. До того как на рынке появился рисперидон эти препараты часто прописывали для лечения тяжелого поведения у некоторых людей с РАС, таких как тяжелые истерики и самоповреждение, эти симптомы часто объединялись под определением «раздражительность».

После одобрения рисперидона для лечения шизофрении, ученые начали изучать возможности его использования при аутизме. «Идея была в том что возможно мы найдем способ уменьшить у ребенка количество срывов, дать ему лишние 1-2 секунды прежде чем он выйдет из себя, станет агрессивен или сможет навредить себе», — говорит Scahill.

В 2002 рандомизированное клиническое исследование детей с аутизмом в возрасте от 5-17 лет показало что у 57% снижается количество истерик, проявлений агрессии и самоповреждения после приема рисперидона, по сравнению с 14%  у детей, получавших плацебо. Среди детей, хорошо отреагировавших на прием лекарства, около 70 процентов демонстрировали улучшения через 6 месяцев после начала приема препарата.

В октябре 2006 , FDA одобрила использование рисперидона для лечения раздражительности у детей с РАС в возрасте от 5-16.

В январе ученые опубликовали новый анализ 2002 случаев в которых участников классифицировали по типу агрессивного поведения, которое они демонстрировали — агрессивные взрывы в ответ на провокацию и немотивированная агрессия, например. Рисперидон значительно улучшал положение дел в обеих группах.

Сложная задача состоит в том, как при помощи лекарства сохранить улучшения и минимизировать риски.

В прошлом году ученые в компании Janssen Research and Development —  сестринская компании Janssen Pharmaceuticals, Inc., производящей рисперидон под рыночным названием Риспердал — опубликовала результаты исследования разработанного для того чтобы выяснить, может ли низкая доза рисперидона снижать раздражительность у детей с РАС.

Исследователи рандомно распределили детей с аутизмом на 3 группы. Каждый день в течении шести недель одна треть детей получала стандартную дозу рисперидона, одна треть получала дозу ниже рекомендованного FDA минимума, а оставшаяся треть получала плацебо.

Самая низкая доза снизила ряд побочных эффектов медикамента, в том числе сонливость и повышенный аппетит, о которых упоминалось в статье 2013 года. К сожалению в деле снижения раздражительности эта доза была не более эффективна чем прием плацебо.

«Это компромисс между улучшениями, которых вы ждете (и) рисками для каждого отдельного пациента», — говорит  Gahan Pandina, генеральный директор Janssen Research and Development.

Взвешенное решение:

Исследователи также обнаружили что после шести недель приема стандартной дозы рисперидона у детей повышается уровень инсулина  и степень резистентности к инсулину чем у детей, получавших плацебо. Прибавка в весе и полученные в результате нарушения обмена веществ — побочный эффект практически всех антипсихотический препаратов, но стремительная прибавка в весе особенно нежелательна если речь идет о детях.

«Это накопительное воздействие» — говорит  Jeremy Veenstra-VanderWeele, медицинский директор Treatment and Research Institute for Autism Spectrum Disorders в  Vanderbilt University  в  Nashville, Tennessee. «Можно изменить физическое состояние и распределение жировой ткани на всю жизнь».

Рисперидон также может вызывать упадок сил и сонливость. В публикации 2011 года Shafali Jeste  с коллегами изучили медицинские карты 70 детей с аутизмом, получавших лечение при помощи рисперидона. Было обнаружено что сонливость упоминалась в записях реже чем прибавка веса, но чаще была причиной по которой родители отменяли препарат.

«До тех пор пока ситуация не становится критической, родители готовы мириться с прибавкой в весе, если поведение ребенка улучшается», — говорит Jeste, ассистент профессора психиатрии и неврологии в  Center for Autism Research and Treatment в the University of California, Los Angeles. Сонливость, которая может мешать обучению в школе и занятиям со специалистами, гораздо более весомый аргумент «против».

Рисперидон также может вызывать менее распространенный побочный эффект, такой как  поздняя дискинезия, или непроизвольные повторяющиеся движения.

Как и многие другие антипсихотические препараты, он также повышает уровень гормона пролактина, гормона, выделяемого гипофизом. Высокий уровень гормона может вызывать развитие молочных желез у мальчиков и лактацию у девочек, а также проблемы с менструальным циклом и сексуальную дисфункцию.

«Когда растет уровень пролактина, ваше тело начинает думать что оно беременно», — говорит  McDougle.

Однако ученые предупреждают что высокий уровень пролактина не всегда вызывает клинически описанные симптомы и до конца не ясно вызывает ли повышение уровня гормона само по себе проблемы со здоровьем. Необходимо гораздо больше исследований влияния хронически повышенного уровня пролактина, особенно у детей и подростков.

Побочные эффекты рисперидона были поводом для нескольких судебных процессов. В конце 2013 года 500 истцов подали иски в которых говорилось что препарат принес вред их здоровью, в соответствии с ежегодным отчетом компании Johnson & Johnson’s. Johnson & Johnson  — дочерней компанией которой является Janssen Pharmaceuticals.

“Janssen намеренная защитить компанию против обвинений, высказанных в ходе данных исков», — говорит Greg Panico, представитель Janssen Research and Development. Компания «повела себя ответственно в вопросе информирования врачей и населения о преимуществах и побочных эффектах приема Риспердала».

Прошлой осенью Johnson & Johnson согласилась оплатить более чем  $2.2 миллиардов  чтобы опровергнуть обвинения в ненадлежащем представлении на рынке Риспердала и двух других препаратов.

В финальном анализе исследователи говорят что рисперидон следует прописывать с осторожностью, только детям с наиболее серьезными симптомами и только после того как другие способы терапии не принесли успеха.

«Может ли кто-то пострадать, если вмешательство не будет назначено? И если ответ положительный, я буду думать о возможности назначения рисперидона», — говорит Veenstra-VanderWeele says. “Если ответ отрицательный — буду думать, что можно сделать еще.”

Информация: автор владеет акциями  Johnson & Johnson, дочерней компанией которой является Janssen Pharmaceuticals.

Список литературы:

1: Shea S. et al. Pediatrics 114, e634-641 (2004)

2: McDougle C.J. et al. Am. J. Psychiatry 162, 1142-1148 (2005)

3: McCracken J.T. et al. N. Eng. J. Med. 347, 314-321 (2002)

4: Carroll D. et al. Child Adolesc. Psychiatr. Clin. N. Am. 23, 57-72 (2014)

5: Kent J.M. et al. J. Autism Dev. Disord. 43, 1773-1783 (2013)

6:  Lemmon M.E. et al. J. Child Neurol. 26, 428-432 (2011)

источник http://specialtranslations.ru/%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%80%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D0%B0-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%B4%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%B9/

Базовая информация о последних данных генетических исследований аутизма

Источник: Spectrum News
genetics01Исследователи знают, что аутизм связан с генетическими факторами, еще с 1970-х годов, когда одна команда выявила, что аутизм одновременно присутствует у идентичных близнецов чаще, чем у не идентичных. С тех пор ученые пытаются определить потенциальные генетические причины аутизма. За последние десять лет, благодаря новым технологиям декодирования ДНК, этот процесс значительно ускорился.

По мере прогресса подобных исследований, ученые выявили множество разных генетических изменений, которые могут привести к аутизму. Но чем лучше ученые разбираются в человеческой ДНК, тем сложнее оказывается ее влияние на развитие аутизма.

Как ученые определяют, какие гены влияют на аутизм?

Первое исследование аутизма среди близнецов было проведено в 1977 году. Несколько команд ученых сравнивали уровень аутизма среди близнецов, и они выявили, что для аутизма есть очень высокий уровень наследования. Если у одного идентичного близнеца есть аутизм, то существует 80% вероятности, что у второго близнеца он тоже будет. Для не идентичных близнецов эта вероятность составляет 40%.

Тем не менее, развитие аутизма нельзя объяснить только генетикой. Очевидно, что это состояние также связано с различными факторами окружающей среды, хотя среди ученых существуют разногласия о том, в какой степени аутизм определяется генами, а в какой – окружающей средой.

Многие факторы окружающей среды связаны с риском аутизма, например, к ним относятся инфекционные заболевания матери во время беременности и осложнения во время родов. Эти факторы могут взаимодействовать с генетическими факторами, что приводит к развитию аутизма или может усилить его проявления.

Существует ли «ген аутизма»?

Нет, можно сказать, что такого гена нет. Есть синдромы, связанные с мутацией в одном гене, которые могут привести к аутизму, например, синдром ломкой Х-хромосомы и синдром Ретта. Однако среди случаев аутизма, не связанных с синдромами, менее чем 1% случаев вызваны мутацией в каком-то одном гене. Так что нет какого-то одного «гена аутизма», то есть, нет какой-то одной генетической мутации, которая есть у каждого человека с аутизмом. Кроме того, похоже, что нет такого гена, мутации в котором будут каждый раз приводить к аутизму.

Список генов, которые связаны с аутизмом, постоянно растет. На данный момент исследователи определили 65 генов, которые в наибольшей степени связаны с аутизмом, и еще 200 генов, которые демонстрируют не такую сильную связь. Большинство этих генов играют важную роль в коммуникации между нейронами головного мозга, или они контролируют экспрессию других генов.

Каким образом эти гены могут быть связаны с аутизмом?

Изменения, то есть мутации, в этих генах могут привести к аутизму. Некоторые мутации влияют на одну базовую пару ДНК, на одну «букву». На самом деле, у каждого из нас есть тысячи генетических вариаций. Если какая-то вариация встречается у 1% населения или более, то она считается «распространенной» и называется одиночным нуклеотидным полиморфизмом или ОНП.

Распространенные вариации обычно влияют на развитие неявным образом, но их комбинации могут привести к аутизму. «Редкие» вариации, которые встречаются у менее чем 1% населения, оказывают гораздо более сильное влияние. Многие известные мутации, связанные с аутизмом, относятся именно к редким. Обнаружить факторы риска среди распространенных вариаций намного сложнее, хотя такие исследования ведутся.

Другие изменения, которые называются вариации числа копий (ВЧК), связаны с удалением или дублированием участков ДНК и часто включают множество генов.

Более того, мутации, которые могут способствовать аутизму, не обязательно находятся только в генах, которые составляют лишь 2% генома. Ученые пытаются изучать оставшиеся 98% генома, чтобы заметить отклонения, связанные с аутизмом. Пока эти генетические особенности очень мало изучены.

Все мутации являются вредными?

Нет. На молекулярном уровне последствия мутаций очень разные, даже если речь идет об ОНП. Мутации могут быть вредными или безобидными в зависимости от того, насколько они влияют на соответствующую им функцию белка. Например, некоторые мутации заменяют одну аминокислоту в белке на другую. Если такая замена не изменит действие белка, то такая мутация, скорее всего, будет безвредной. Другие мутации могут внедрить знак «стоп» в ген, и в результате производство белка прекратится слишком рано. В результате, белок будет слишком коротким и будет функционировать неправильно, если вообще будет функционировать.

Как у людей появляются мутации?

Большинство мутаций наследуются от родителей, и это относится как к распространенным, так и к редким мутациям. Они также могут спонтанно возникнуть в яйцеклетке или сперматозоиде, и тогда эта мутация будет присутствовать только у ребенка, но ее не будет у родителей. Исследователи обнаруживают такие мутации «de novo», когда они сравнивают ДНК людей с аутизмом с ДНК членов их семей без аутизма. Спонтанные мутации после зачатия обычно являются «мозаичными», то есть они влияют только на некоторые клетки организма.

Генетики могут объяснить, почему аутизм чаще встречается у мальчиков, а не у девочек?

Возможно. У девочек с аутизмом обычно больше связанных с ним мутаций, чем у мальчиков. Иногда мальчики с аутизмом наследуют такие мутации от матерей, у которых нет проявлений аутизма. Эти данные предполагают, что у девочек может быть резистентность к мутациям, связанным с аутизмом, и им нужен более сильный «генетический удар», чтобы это расстройство у них развилось.

Можно ли выявить эти мутации до рождения ребенка?

Во время стандартного обследования во время беременности делается анализ на возможные хромосомные аномалии, в том числе на ОНП. Существуют пренатальные генетические тесты на некоторые синдромы, которые могут быть связаны с аутизмом, например, на синдром ломкой Х-хромосомы. Однако тест не сможет выявить все возможные вариации, которые потенциально связаны с аутизмом. Кроме того, даже если у ребенка есть эти редкие мутации, невозможно определить, будет ли у ребенка в дальнейшем диагностирован аутизм, так как генетические особенности говорят только о вероятности такого развития.

источник http://outfund.ru/osnovy-genetiki-autizma/

 

Новый анализ существующих исследований показал, что соотношение мальчиков и девочек с аутизмом составляет 3 к 1

Источник: Spectrum News

 

MaleFemale01

Известно, что аутизм чаще встречается у мальчиков, чем у девочек. Новый опубликованный анализ огромной массы данных показал, что реальное соотношение мальчиков и девочек с аутизмом — 3 к 1, а не 4 к 1, как считалось ранее.

Новые данные говорят о том, что девочкам с аутизмом чаще ставят неверные диагнозы, их позже диагностируют или не диагностируют вообще.

«Это исследование предоставило нам самые твердые эмпирические доказательства недостаточной диагностики аутизма среди девочек, — говорит Франческа Хаппе, профессор когнитивной нейронауки в Королевском колледже Лондона, которая не принимала участия в данном исследовании. — это на самом деле очень важная новость».

В большинстве современных источников соотношение мальчиков и девочек с аутизмом составляет 4 к 1. Новый анализ основан на данных 54 исследований о распространенности аутизма, проведенных в разных странах мира. Всего в этих исследованиях принимали участие 14 миллионов человек, из них 53 712 детей с аутизмом. В целом, эти исследования показали, что на одну девочку с аутизмом приходится 4,2 мальчика с аутизмом.

Тем не менее, если исследователи не собирали данные путем интервью с родителями, изучения медицинских и школьных записей, а сами проводили клиническую оценку детей, то соотношение составляло 3,25 мальчика на каждую девочку.

Эти данные играют большую роль в дальнейших исследованиях аутизма, говорит ведущий исследователь, Уильям Мэнди, лектор клинической психологии в Университетском колледже Лондона. «Многие теории об аутизме строятся с учетом того, что это состояние, которому мужчины подвержены в гораздо большей степени, чем женщины, — говорит Манди. — Так что я считаю, что очень важно прояснить реальную картину». Результаты исследования были опубликованы 4 апреля в журнале «Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry».

Кто ищет, тот всегда найдет

Мэнди и его коллеги изучили исследования с пяти континентов, проведенные с 1992 по 2011 год. Во всех случаях диагноз «аутизм» был основан на критериях четвертого издания «Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам» (DSM), которое, главным образом, используется в США, или на критериях десятого издания «Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем» Всемирной организации здравоохранения. (На данный момент была принята пятая редакция DSM, но крупных исследований распространенности аутизма на ее основе пока не проводилось).

В анализе использовалась более тщательная методология, чем в предыдущих исследованиях по соотношению полов при аутизме. Например, учитывался размер выборки в исследовании и различия в характеристиках исследований, например, как именно был поставлен диагноз.

В 34 исследованиях применялось «пассивное выявление случаев», то есть исследователи выявляли детей с аутизмом по записям в медицинских или школьных документах, либо с помощью телефонных опросов родителей, у которых спрашивали, был ли поставлен диагноз их ребенку. В 20 исследованиях применялось «активное выявление случаев», то есть исследователи сами обследовали детей.

В пассивных исследованиях соотношение мальчиков и девочек составляло 4,6 к 1, в то время как в активных исследованиях — 3,25 к 1. «Это ключевая разница, выявленная данным исследованием», — говорит Мэнди. Эксперты считают, что активные исследования помогают получить более верное соотношение по полу.

«Эти результаты предполагают, что если мы будем активно заниматься скринингом аутизма, то мы выявим больше девочек», — говорит Марисела Гуерта, профессор психологии в Медицинском колледже Уэйлла Корнелла в Ню-Йорке, которая не участвовала в данном исследовании.

Девочек с аутизмом могут упускать, потому что врачи и другие специалисты считают, что аутизм в основном встречается у мальчиков. Также возможно, что девочки лучше, чем мальчики, маскируют свои проявления аутизма.

Предвзятая диагностика

Анализ показал, что в исследованиях, в которых было много детей с интеллектуальными нарушениями, соотношение мальчиков и девочек с аутизмом было лишь 3,1 к 1. В исследованиях, в которых было много детей с более высоким интеллектом на одну девочку с аутизмом приходилось около шести мальчиков. Возможно, девочки с аутизмом и нормальным уровнем интеллекта могут маскировать свои проявления аутизма, другое возможное объяснение — аутизм в принципе тяжелее проявляется у девочек.

Некоторые исследователи считают, что соотношение мальчиков и девочек с аутизмом может быть даже меньше, чем 3 к 1. Даже при активном обследовании ученые могут упускать некоторых девочек с аутизмом, потому что стандартизированные тесты рассчитаны на мальчиков. «Поскольку большинство исследований и клинических описаний посвящены исключительно мальчикам, наши диагностические критерии аутизма определенно предвзяты в пользу мужского пола», — говорит Хаппе.

Несколько исследований предполагают, что может существовать так называемая женская форма аутизма. У девочек с аутизмом в среднем не так сильно выражены ограниченные интересы и у них меньше повторяющегося поведения, чем у мальчиков. Однако изменить диагностические критерии, чтобы улучшить диагностику среди девочек не так-то просто. «Это очень сложный вопрос, — говорит Мэнди. — Если вы измените критерии, не изменится ли само явление?»

Возможно, решение проблемы будет найдено в ближайшем будущем. Мэнди проводит исследование о том, как «камуфляж» симптомов аутизма влияет на диагностику среди девочек. Исследования также показывают, что соотношение мужчин и женщин с низкими результатами тестов на социальное взаимодействие и другие черты аутизма примерно 2 к 1. Хаппе исследует, почему некоторые девочки не подходят под существующие диагностические критерии, и в чем их отличие от мальчиков со схожими результатами обследования.

Ссылки:

Оригинал исследования: Loomes R. et al. J. Am. Acad. Child Adolesc. Psychiatry Epub before print (2017).

Пропавшие девочки: аутизм у женщин

«Холодное сердце» как метафора аутизма у девочек

Каковы особенности аутизма у женщин и девочек

«Машенька» — фильм о молодой женщине с аутизмом

источник http://outfund.ru/autizm-vstrechaetsya-u-devochek-gorazdo-chashhe-chem-schitalos-ranee/

Исследователи предполагают, что корень аутизма — в сниженной способности прогнозирования, ведущей к тревожности.
Аутизму присуще множество разных симптомов: сложности взаимодействия с окружающими, повторяющееся поведение, повышенная чувствительность к звукам и другим стимулам. Нейробиологи Массачусетского технологического института выдвинули новую гипотезу, объясняющую такие реакции, и возможно, им удастся найти неврологическую основу многих разнообразных особенностей этого нарушения.
Ученые предполагают, что корень аутизма — в сниженной способности предсказывать события и действия других людей.

Аутичному ребенку мир кажется не упорядоченным, а «магическим» местом, где все события происходят беспорядочно и thinkstockphotos-496546048-300x300непредсказуемо. С этой точки зрения такие симптомы аутизма, как повторяющиеся действия и стремление к структурированному пространству можно рассматривать как стратегии преодоления, помогающие жить в непредсказуемом мире.
Исследователи надеются, что если эта объединяющая теория окажется верной, можно будет найти новые методы борьбы с аутизмом.
«Существующие на данный момент методы исходят из конечных симптомов. Мы же предполагаем, что в основе нарушения лежит более глубокая проблема, поэтому необходимо работать с ней напрямую», — говорит Паван Синха (Pawan Sinha), профессор кафедры мозга и когнитивных наук, ведущий автор данного исследования, опубликованного в официальном издании Национальной академии наук США (Proceedings of the National Academy of Sciences).
«Не знаю, какими методами эффективней улучшать навык прогнозирования, но по крайней мере целью вмешательства должен стать именно этот дефицит, а не другие проявления аутизма», — добавляет он.

Глава исследования — почетный профессор кафедры мозга и когнитивных наук Ричард Хелд (Richard Held). Другие авторы: работающие над совместными исследованиями Маргарет Кьедгаард (Margaret Kjelgaard) и Сидни Даймонд (Sidney Diamond), научный сотрудник Тапан Ганди (Tapan Gandhi), аспиранты Клеовулос Цгридес (Kleovoulos Tsourides) и Анни Кардину (Annie Cardinaux), а также исследователь Димитриос Пантазис (Dimitrios Pantazis).

Как жить в непредсказуемом мире

У Синха и его коллег возникла идея, что в основе аутизма может лежать неспособность к прогнозированию, поскольку со слов родителей, многим детям с аутизмом необходимо контролируемое и предсказуемое окружение.
«Стремление к однообразию – одно из часто встречающихся проявлений аутизма», — говорит Синха. «А это практически то же самое, что стремление к предсказуемости».
Большинство людей могут запросто оценить вероятность определенного события, например, что сделает другой человек, или по какой траектории полетит мяч. Исследователям пришло в голову, что дети с аутизмом не умеют вычислять вероятности предстоящих события.
Этот гипотетический дефицит может вызывать несколько из наиболее распространенных симптомов аутизма. Например, повторяющееся поведение и приверженность к четкому структурированию уменьшает тревожность, вызванную непредсказуемостью, даже у людей без аутизма.
«Возможно, так человек пытается предотвратить тревожное состояние, создав структуру в окружении, которое без нее кажется хаотичным», — говорит Синха.

Нарушением способности прогнозирования можно также объяснить, почему дети с аутизмом часто гиперчувствительны к сенсорным стимулам. Большинство людей могут привыкнуть к непрекращающимся стимулам, таким как фоновые шумы, прогнозируя, что эти шумы или другие стимулы, вероятно, будут продолжаться. Но ребенку с аутизмом гораздо сложнее адаптироваться.
«Когда не можешь привыкнуть к стимулам, очень скоро они начинают действовать угнетающе. Представьте, что не можете убежать от какофонии, которая попадает Вам в уши или глаза», — говорит Синха.

У детей с аутизмом также снижена способность понимать мысли, чувства и побуждения другого человека, то, что называют «моделью психического». С точки зрения команды Массачусетского технологического института, это может быть результатом неспособности предсказывать поведение другого человека на основе предыдущих взаимодействий. Людям с аутизмом сложно пользоваться контекстом такого типа, они склонны интерпретировать поведение, основываясь лишь на происходящем в текущий момент времени.
Леонард Раппапорт (Leonard Rappaport), глава кафедры медицины развития в Бостонской детской больнице говорит, что новая теория — «объединяющая концепция, которая может дать нам новые подходы к пониманию этиологии и, возможно, совершенно новые парадигмы лечения этого сложного расстройства».
«Это не первая теория, пытающаяся объяснить симптоматику, которую мы ежедневно наблюдаем в наших клинических программах, но, кажется, эта новая теория смогла объяснить больше, чем все предыдущие, которые объясняли отдельные симптомы», — говорит Раппапорт, который также принимал участие в работе.

Все дело во времени

По мнению ученых, разные дети демонстрируют различные симптомы аутизма в зависимости от интервала времени, для которого проявляется нарушение прогностической функции.
«В диапазоне миллисекунд дефицит прогнозирования, скорее всего, проявится в виде речевых нарушений, в пределах десятков миллисекунд – как нарушение моторных функций, а в интервале нескольких секунд – больше проявляются социальные нарушения социального взаимодействия и планирования».
Гипотеза также предполагает, что некоторые когнитивные навыки (те, что основаны скорее на правилах, нежели чем на предсказании) у человека с аутизмом должны остаться неповрежденными, либо даже развиться сильнее. Это способности к решению математических задач, рисованию, музыке, которые часто являются сильными сторонами людей с аутизмом.
Некоторые более ранние исследования пытались локализовать разделы мозга, задействованные при прогнозировании. Пока что наиболее вероятные кандидаты – базальные ядра, прилежащее ядро и мозжечок — структуры, которые часто имеют аномалии развития у аутичных пациентов. «На данный момент связь лишь гипотетическая, но я думаю, в будущем научные изыскания в данном направлении принесут плоды», — говорит Синха.
Команда Синхи уже начала тестировать некоторые элементы гипотезы о дефиците прогнозирования. Предварительные результаты одного исследования предполагают, что у детей с аутизмом нарушен механизм адаптации к сенсорным стимулам. В ряде других экспериментов исследователи тестируют способность детей с аутизмом следить за движущимися предметами, например, за мячом. «Данная гипотеза приводит нас к совершенно конкретным исследованиям», — говорит Синха. «Мы надеемся привлечь к участию в исследованиях семьи и детей с аутизмом, чтобы проверить нашу теорию».

Источник http://neurosciencenews.com/autism-hypothesis-prediction-anxiety-1426/
Перевод Татьяны Скрипко для Центра проблем аутизма.

 

Bryan-King-Naked-Heart-1024×696
В Москве состоялась лекция на тему: «2015 год. Аутизм — что нового? Современные представления о причинах и подходах к диагностике расстройств аутистического спектра». Лекцию провел ведущий специалист по аутизму, профессор детской и подростковой психиатрии Брайан Кинг (США) и эксперты Фонда «Обнаженные сердца» детский невролог Святослав Довбня и психолог Татьяна Морозова.Скачать презентацию к лекции

Доктор Брайан Кинг

Доктор Брайан Кинг является международно-признанным экспертом по вопросам выявления и программ помощи людям с РАС.

Доктор Кинг — профессор и вице-президент отделения Психиатрии и Поведенческих наук, директор Детского центра аутизма в Сиэтле, профессор факультета детской и подростковой психиатрии Университета Вашингтон, Сиэтл, США. Доктор Кинг также работает в Университетском Госпитале Сиэтла. Область исследовательских интересов – поведенческие нарушения у людей с РАС, вопросы диагностики РАС, изучение генетических причин РАС. Доктор Кинг является автором многочисленных публикаций, посвященных вопросам аутизма, дифференциальной диагностики, нарушений поведения и сна при аутизме. Доктор Кинг также входит в группу разработчиков классификации DSM-5 (Американской классификации психических расстройств).

Доктор Кинг признавался лучшим врачом Сиэтла по версии журнала Seattle в 2011 и 1013 году, а в 2012 году был признан лучшим врачом США (по версии журнала US News and World Report).

Посмотреть выступление Брайана Кинга на II  Международном Форуме «Каждый ребенок достоин семьи» можно посмотреть ниже:

источник http://neinvalid.ru

Поддержать нас (VISA/MasterCard)

Наш проект

Instagram Feed

Something is wrong. Response takes too long or there is JS error. Press Ctrl+Shift+J or Cmd+Shift+J on a Mac.

Реклама