2 комментария на “«Инклюзивное образование: стратегии успешного включения в образовательный процесс уч-ся с нарушениями опорно – двигательного аппарата (из опыта работы)»”

  • Елена:

    Нужно ли разрабатывать в школе программу (план) индивидуального развития для ребёнка с нарушением опорно-двигательного аппарата, но с высоким уровнем интеллектуального развития, занимающегося по программе для ОУЗ? Помогите, пожалуйста, с составлением такого плана!

  • И.Козловский:

    Смысл инклюзивого образования, от «инклюзия» — включение, в том, чтобы дети с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) учились вместе с обычными детьми. Это хорошая идея. Социализация возможна только при включении индивида в общество. На практике реализация не всегда хорошая.

    Может быть два принципиальных случая: ребенок способен учиться вместе с обычными детьми или не способен, по причине нарушений интеллекта, эмоциональной сферы, слуха, зрения. В статье выше речь идет о девочки, которая перенесла тяжелую травму. Она способна учиться по той же программе, как обычные дети. Однако у нее есть специальные потребности, связанные с последствиями травмы. В статье затронута проблема с партой. На сиденье должно быть установлено противоскользкое покрытие. Может быть, достаточно использовать соответствующий коврик. Почему этого не было сделано? Девочка не может о себе позаботиться, родители могут не понимать, что нужно сделать, но учитель обязан это сделать? Он взял на себя ответственность за обучение, воспитание и безопасность ребенка. Учителям всё равно? Это уже вопрос к подготовке учителей. Даже не вопрос, а утверждение. С подготовкой учителей в России плохо.

    Большая проблема образования для детей с ОВЗ — это уроки физкультуры. Те дети, которые не могут заниматься по обычной программе физвоспитания, по причине каких-либо нарушений состояния здоровья, получают освобождение. Они больше других нуждаются в развитии своих физических качеств, но не могут заниматься вмести со всеми. Для них нужны адаптированные программы и условия для их выполнения. Здесь не обойтись также без изменения организации проведения занятий. Вместо этого дети с ОВЗ не получают никакого физического воспитания. С физическими тренировками для обычных детей в школах не очень хорошо, а для детей с ОВЗ — совсем плохо, или совсем никак. Чтобы тренироваться, тем более, тренировать, нужно обладать знаниями. Хороший учитель физкультуры — подарок судьбы для детей. Однако на практике обычно не так. Потому что в учителя физкультуры, как правило, идут те, кого в другие вузы не берут.

    Проблема есть, и она решается, но не у нас. Во всем мире существует направление «адаптированное физическое воспитание» (adapted physical education). Этот термин предназначен для категории учащихся. Общий термин — «адаптированная физическая активность» (adapted physical activity). В США для всех категорий занимающихся чаще используют термин «адаптированное физическое воспитание», в Европе — «адаптированная физическая активность». Эти термины и основные принципы появились в 1952 г. Международной стартовой датой этого направления считают 1975 г. — дата включения в Закон о реабилитации США записи о том, что физическое воспитание является обязательным компонентом образования. Эта маленькая строчка имеет большой значение. Она обязывает образовательные учреждения давать физическое воспитание всем учащимся, а родителям дает право добиваться этого. После США адаптированное физическое воспитание распространилось на другие англоязычные страны, потом на страны Европы и некоторые страны Африки.

    Принципы адаптированного физического воспитания (или активности) просты и понятны. Оно предназначено для тех занимающихся, для которых обычная тренировка небезопасна или неэффективна, для которых нужны особые инструкции или условия для физической тренировки. Применяется принцип минимизации ограничений. Это значит, если занимающийся с ОВЗ может тренироваться в обычном спортивном зале, где занимаются обычные люди, ему нужно предоставить занятия в этих условиях. В международной практике разработаны и используются критерии отбора в группы для занятий адаптированным физическим воспитанием. Разрешение на эти занятия, либо назначение ЛФК, дает врач. Отбор в группы проводит специальная комиссия. Применяют набор тестов для определения физических качеств. Если хотя бы один показатель снижен на 2 балла, кандидат может быть включен в группу.

    Проблемы с проведением занятий по адаптированному физическому воспитанию есть и в США. Одна из проблем — отсутствие подготовленного специалиста. Она решается просто. Обучение у них построено на последипломной основе. Работающий учитель физкультуры может пройти соответствующее обучение и повысить свою квалификацию. Для этого его надо заинтересовать материально. Обучение может пройти также медработник, для того чтобы работать с коллективами детей. Более сложная проблема, как проводить урок физкультуры, если в классе, например, один, как в статье выше, ученик с ОВЗ. Последнее время найдено решение — в спортивном зале оборудуют «станцию» (station), место, где ученик с ОВЗ может получить и выполнять задание по индивидуальной программе. Существует проблема включения в группу адаптированного физвоспитания детей с избыточным весом тела. Несмотря на ожирение, они пока еще вполне здоровы и активны. Понятно, что им нужна индивидуальная программа тренировки, однако, показатели оценки физического состояния у них пока не снижены, и формально они в особых инструкциях или условиях для занятий не нуждаются.

    Вернемся к нашей реальности. В России с 1995 г. осуществляется проект «физическая культура для лиц с отклонениями в состоянии здоровья (адаптивная физическая культура)» (АФК). Главные теоретики и организатор — С.П.Евсеев, человек заслуженный и награжденный. Прошло 20 лет, никакого АФК у нас нет. Факультета АФК открыты по всей стране. В год выпускают около 10 тыс т.н. специалистов. Скоро навыпускают 200 тыс. Рабочие места для них не созданы. В школах нет, в реабилитационных центрах тоже нет. Единичные муниципальные физкультурные центры проблему не решают. Детям заниматься негде, взрослым тоже. Программа обучения специалистов по АФК — полная галиматья. Она искажает представление студентов о действительности. Например, в АФК включена лечебная физкультура (ЛФК). Однако АФК — это педагогика, а ЛФК — это медицина, как была, так и осталась. Это показывает, что теоретики и организаторы АФК не понимают даже разницы между задачами и зонами компетенции педагогики и медицины. Придумали термин «адаптивная физическая реабилитация». Физическая реабилитация есть, а адаптивной физической реабилитации нет в действительности. Причем, физическая реабилитация — это опять медицина, туда входит физиотерапия, массаж и ЛФК. В результате обучения на факультетах АФК студенты ни работы, ни знаний не получают. Их судьбы никого не интересуют.

    20 лет — это 4 пятилетки. Давно уже можно было понять, что программа АФК в России провалилась. Она и была обречена на провал по причине несостоятельности во всем. Даже названия правильно придумать не могли. Нет у нас никаких «лиц с ограниченными возможностями здоровья». Официальный термин «с ограниченными возможностями здоровья». Именно этот термин в Законе об образовании. Тем же дан термин и его определение «адаптированные образовательные программы». Если что-то адаптировали, оно становится адаптированным, а адаптивный, значит, способные или способствующий адаптации. Никакая физкультура адаптации детей с ОВЗ в обществе не способствует, потому что общество — это не спорзал, стадион или лыжня. Физические тренировки, обычные или адаптированные развивают физические качества, но не дают образование и профессию. Для адаптации в обществе нужна социализация, а для социализации — инклюзивное образование, создание безбарьерной среды и рабочих мест для инвалидов. Не надо культивировать невежество и подменять понятия, не понимая их смысл.

    На все запросы в «парадные подъезды» я получаю отписки: всё хорошо, обучение соответствует госстандарту, выпускники работают. Разные фонды и организации инвалидов просто не отвечают. Депутаты пересылают запрос чиновникам. Чиновники умело пишут отписки. Задача чиновника выполнять распоряжения сверху и не допускать причинения беспокойства снизу. С этим они хорошо справляются. Главный теоретик и организатор С.П.Евсеев тоже ничего менять не хочет, или не понимает, или его всё устраивает.

    Проблему надо поднимать в СМИ. Нужно обсуждение с забытым теперь словом «гласное». Без публичного обсуждения ничего с места не сдвинется. Распространяйте информацию. Вникайте, пишите статьи комментарии, обсуждайте на формах, пишите запросы, куда только в голо придет. Количество обязательно перейдет в качество, иначе быть не может, но для этого надо приложить усилия.

    См. мои статьи в печати и И-нете: «Учительская газета Нет у нас такой профессии», «Не адаптивная она, а адаптированная с точки зрения закона», «Не адаптивная она, а адаптированная как по-русски, так и по-украински», «Адаптивная физическая культура — 20 лет котиу под хвост» и др.

    И.Козловский, врач, ДМН,
    действительный член (академик) Международной академии наук IAS/МАН,
    ветеран боевых действий, участник гуманитарных операций,
    Москва

Добавить комментарий для И.Козловский