С сентября в одном из московских детских садов открылась экспериментальная инклюзивная группа для детей с аутизмом и другими заболеваниями. О том, как это работает и сколько стоит, рассказывает руководитель проекта Яна Золотовицкая.


Яна Золотовицкая, исполнительный директор АНО «Центр проблем аутизма», руководитель проекта: Инклюзия – это процесс. Творческий, интересный. Это – совершенно новый проект, который начат на базе детского сада, который входит в тот же холдинг, где он у нас уже второй год довольно успешно идет школьный проект. Причин начать его было несколько. Первая и самая главная – это то, что дети с любыми поражениями, нарушениями развития, с любыми проблемами, нуждаются в ранней коррекции. Чем раньше начнешь, тем больше успеешь. Даже если ребенок совсем тяжелый, даже если у него тяжелая органика, все равно раннее начало дает хороший результат.
Еще одна причина – это все-таки отладить подготовительный этап перед школой, для того, чтобы понять, что мы можем поменять в подготовительном этапе для того, чтобы в школе инклюзия проходила еще успешнее.

Ольга Корупаева, психолог, руководитель ресурсной комнаты в детском саду при школе 1465: На сегодняшний день в проекте девять детей, и, соответственно, девять индивидуальных сопровождающих, которые называются тьюторы.

У каждого из детей индивидуальная программа занятий, которые проходят на территории ресурсной комнаты, и также индивидуальный путь включения в обычную группу нашего детского сада, где они принимают участие в массовых занятиях; они гуляют вместе с этой группой, они лепят вместе с этой группой и занимаются всем, чем занимается вся группа.
Самому маленькому у нас два и семь, и самому старшему мальчику у нас семь с небольшим.

Яна Золотовицкая: Детский сад прошли и в него пошли не только дети с аутизмом, как в школе, а пошли еще дети с детским церебральным параличом, дети с органическими поражениями и тяжелыми нарушениями речи.

Если с трех лет начать коррекцию вот таким вот образом, когда вокруг ребенка работает целая команда, когда все поддерживается в семье, когда он в саду получает систематическую поддержку, терапию и прочее… и работу с собственными дефицитами, мы предполагаем, что не менее 40% детей смогут к школе выйти практически в норме и смогут войти в нейтротипичную среду без тьютора.

Наша школа № 1465 сейчас инклюзивно заполнена – начальная школа. Все, там, пожалуй, добавить уже сложно. Но мы не собираемся останавливаться, мы не собираемся оставаться в рамках только этой школы и этого детского сада, однозначно.

Это, конечно, очень затратно финансово. Начинали мы исключительно на деньги спонсоров. Сейчас уже порядка 60% денег в проекте государственные.

Порядок – 50 тысяч в месяц. 50 тысяч в месяц на ребенка. Всего-навсего. Поверьте мне, родители с аутистом, которые занимаются своим ребенком интенсивно, тратят гораздо большие суммы в месяц на его реабилитацию.

Меняется все-таки социум. Я езжу со своим ребенком в метро много-много лет. И я вижу – он не перестал быть странным, но стало гораздо лучше, гораздо легче, гораздо проще. Ты уже не рискуешь напороться на бесконечное: что ребенок невоспитан, что ты мать плохая, советы, как надо вести, что надо, пороть или не пороть и так далее, этого практически не стало. Вот, это важно. Мне кажется, это важно, потому что это, в общем, говорит о том, что мы все движемся в правильном направлении.

Екатерина СТЕПАНОВА

источник http://www.miloserdie.ru/articles/inklyuzivnyj-detskij-sad-novyj-proekt

Поделиться в социальных сетях

0

Оставить комментарий