Зарубежный опыт

Мама пятерых детей о том, почему инклюзия детей с особенностями развития важна всем детям

Автор: Элизабет Норт / Elizabeth North
Источник: Autism Speaks

Конец учебного года. Представители администрации школы и учителя планируют состав классов на следующий год. Задача далеко непростая – у детей свои предпочтения, свой настрой, педагогов призывают учитывать стиль обучения каждого, состав класса и, конечно, есть еще ребята с особыми потребностями. В этом году я впервые по другую сторону стола. Я мама ребенка с аутизмом, который окажется в вашем классе. И я уже услышала, как некоторые мои «друзья» просили, чтобы их дети не учились с таким ребенком как моя дочь. И я хочу сказать вам – я вас понимаю.

Нет, правда. Понимаю. Ведь я была на вашем месте. Однажды мою старшую дочь поместили в инклюзивный класс с детьми с инвалидностью. И я боялась, что она «ляпнет» что-нибудь не то. Я боялась, что она недополучит внимания учителя. Я боялась, поведение ребенка с инвалидностью отрицательно на нее повлияет.

В тот год я наблюдала, чему она научилась в том классе – классе где у одних детей были заранее определенные потребности, а потребности других детей выявлялись в процессе обучения. И я могу с уверенностью сказать вам – в тот год училась не только она, я тоже узнала очень многое.

В тот год я узнала, что наличие ребенка с инвалидностью в классе МОЖЕТ означать, что иногда моей дочери нужно ждать дольше, что иногда ей достается меньше внимания, а иногда ее что-то раздражает. Но это нормально, потому что в этом и состоит важный урок.

Я узнала, что когда я помогаю в классе (я была ответственной мамой по классу в тот год), то поведение некоторых детей может пугать или смущать меня. Но я также узнала, что это помогло мне стать гораздо лучшей мамой. Я научилась лучше понимать и уважать то, что переживали родители этих детей. И еще я узнала, как сильно мне повезло, что у меня вполне типичная дочь.

Моя дочь получила в том классе ценные уроки, которые до сих пор влияют на ее жизнь. Она научилась помогать детям, которые отличаются от других, и сейчас, когда она стала подростком, ее воспринимают как лидера и не по годам взрослую и самостоятельную девочку. Вы не представляете, какую гордость ты чувствуешь, когда получаешь письмо от мамы ребенка с инвалидностью, или она подходит к тебе и благодарит за то, что у тебя такая добрая дочь. Тот первый год, тот год в инклюзивном классе сделал ее такой, какая она сейчас.

И теперь я узнала, что несколько моих «друзей» не хотят, чтобы их дети учились в инклюзивном классе, в классе, в который пойдет моя младшая дочь, у которой диагностирован аутизм. Может быть, это из-за тех же сомнений, которые когда-то были и у меня. Может быть, у них какие-то свои причины. В любом случае, я хотела бы, чтобы вы знали – я вас не осуждаю. Я знаю, что с моей дочерью бывает непросто. И я знаю, что ее истерики могут пугать, и что она может отвлекать других детей и взрослых, но я хотела бы немного рассказать вам про нее.

Я выносила мою дочь, мне повезло, что я смогла выносить ее весь срок. Как и вы, я укачивала ее, кормила грудью, прижимала к себе. Как и у вас, у меня были свои мечты и надежды, связанные с ней. Конечно, у меня были свои идеи о том, кем она станет. Как и вы, я представляла себе ее удивительные достижения. Для меня было очевидно, что она станет балериной в 2 года, начнет играть в футбол в 4, и будет такой же умной, как и ее папа. К сожалению, мечты оказалось не так просто осуществить, как мне представлялось. Но я должна сказать вам – я прожила со своей дочерью 4 года, и за эти четыре года я стала гораздо лучше как человек. Я стала лучше как мама, как жена и как подруга. Проблемы, с которыми ей приходится бороться, сделали меня лучшей дочерью своим родителям, я научилась лучше поддерживать и лучше учить. Я стала лучше как человек, главным образом, из-за ее инвалидности.

Еще я хочу рассказать про ее братьев и сестер. Она научила их как быть менее эгоистичными. Она научила их не боятся детей, которые не похожи на них самих, и она научила их принимать их. Они первыми прибегают, когда нужно утешить или успокоить другого ребенка. Они сами ВЫБИРАЮТ дружбу с детьми, у которых есть инвалидность. Учителя, терапевты и другие родители звонят и пишут мне, чтобы поблагодарить за моих детей и за их помощь, но это не моя заслуга – это заслуга их сестры. Для меня эти звонки и письма значат не меньше, чем оценки в дневнике. Тем более, что оценки ничего не будут значить после окончания школы, а их навыки общения, помощи и лидерства останутся с ними на всю жизнь.

Так что, друзья, я понимаю. Я понимаю, что новость о том, что ваш ребенок будет учиться вместе с моей дочерью, может напугать. Хуже того, вы можете звонить в школу и просить перевести ребенка в другой класс. Я понимаю. Это страшно. Я вас не осуждаю. Но я просто хочу сказать – если вы переведете ребенка в другой класс, вы уменьшите его возможности для обучения. Он пропустит важные жизненные уроки, которые не имеют отношения к учебному плану на год, но которые останутся с ним и после школы, и даже после того, как вас больше не будет рядом. На вашем месте я бы воспользовалась возможностями, которые предлагает инклюзивный класс. Возможностями для роста, развития и лучшей жизни, в которой есть место ребенку с инвалидностью.

Если решите иначе – я пойму. Я правда понимаю. Я не осуждаю, но я прошу вас – найдите другую возможность научить вашего ребенка состраданию, сочувствию и пониманию. Потому что школа – это не только про учебники, тесты и контрольные. Это про то, как подготовиться к жизни в большом внешнем мире. И для этого нужны как учебные знания, так и душевные, а как можно усвоить знания, если не применять их на практике каждый день?

Специалист по образовательному праву и образовательным услугам из Великобритании об опыте предоставления адаптаций учащимся с РАС

Автор: Карла Манини-Роуден / Carla Manini-Rowden
Источник: Network Autism

 

Для предоставления специальных образовательных условий сначала нужно определить, какие именно условия нужны конкретному учащемуся. Например, школьники или студенты сначала должны пройти оценку у педагога-психолога или дефектолога, который определит, какие условия могут быть важны в данном случае.

 

Специальные условия для прохождения экзаменов

 

Большие и незнакомые помещения для экзаменов могут вызвать перегрузку у аутичных учащихся. Яркие лампы дневного света, большое количество людей вокруг, шум и запахи могут помешать им сосредоточиться на экзамене. Для маленькой группы или отдельного учащегося может понадобиться организация отдельного небольшого помещения для прохождения экзамена.

Аутичные учащиеся могут оказаться неспособны оценить, сколько времени следует тратить на каждый вопрос, чтобы завершить тестирование или экзамен вовремя. Кроме того, им может понадобиться больше времени, чтобы понять текст инструкций и вопросов. В этом случае специальные условия могут включать тьютора или иного сотрудника, который остается рядом с учащимися и дает им подсказки относительно понимания задания и планирования времени.

У многих аутичных людей есть трудности с навыками мелкой моторики. Это означает, что они тратят гораздо больше времени на письмо от руки, а их почерк может быть очень неразборчивым. Специальные условия для некоторых учащихся могут включать использование компьютера для письменного экзамена, а также, если возможно, услуги сопровождающего писца.

Другие специальные условия могут, в зависимости от потребностей, включать:

– Чтец (кто-то, кто зачитает учащемуся вопросы вслух).

– Переформулирование вопросов (квалифицированный сотрудник меняет формулировку вопроса, чтобы она была более понятна учащемуся).

– Программное обеспечение (перевод текста в речь/перевод речи в текст).

– Предоставление документации экзамена в другом формате, например, в электронном виде.

– Предоставление коротких перерывов для отдыха под наблюдением.

Специальные условия должны планироваться и запрашиваться заранее с уведомлением экзаменационных комиссий.

Аутичные учащиеся могут понимать речь буквально, и они могут не понимать открытые вопросы. Экзаменационные комиссии обязаны гарантировать, что вопросы экзамена доступны для всех учащихся, но при этом верно оценить реальные знания каждого учащегося. Однако смогут ли аутичные учащиеся верно понять эти вопросы? До экзамена полезно просмотреть старые экзаменационные вопросы с учащимся и поговорить с ним о том, как он понимает и интерпретирует вопросы.

 

Помощь в подготовке к экзамену

 

Школа и иное образовательное учреждение может сыграть ключевую роль в подготовке учащегося к экзамену, и это может оказаться важнее, чем специальные условия во время самого экзамена. Аутичным учащимся часто нужна дополнительная поддержка по формированию специальных навыков для прохождения экзамена.

Экзамен является новым и непредсказуемым опытом, который часто нарушает привычный распорядок дня, что может вызвать сильную тревожность у аутичного учащегося. По этой причине до дня экзамена важно объяснить школьнику или студенту:

– Когда и где будет проходить экзамен.

– Как нужно готовиться к экзамену.

– Каким будет регламент и процедура экзамена.

Для такого объяснения может быть очень полезна визуальная поддержка.

Аутичные учащиеся имеют разные стили обучения, поэтому при планировании подготовки к экзамену важен индивидуальный подход. Поощряйте учащегося подумать о том, что помогает ему почувствовать себя комфортнее и лучше усваивать информацию. Некоторым учащимся очень помогают методы мысленных карт и карточек с подсказками для повторения пройденного материала. Другие учащиеся могут предпочитать специальные мобильные приложения для студентов.

Период для самостоятельной учебы и подготовки к экзаменам может быть особенно сложным для молодых аутичных людей, так как он не имеет четкой структуры. Они могут не понимать, как планировать свое время, а их стиль обучения может быть очень нестандартным. Им можно помочь с помощью расписания подготовки к экзаменам, в котором будет четкая структура с указанием приоритетных тем и того, в какое время и как долго их следует повторять. Важно также включить время для физической разминки, еды и питья в расписание подготовки к экзаменам. Это поможет учащимся сохранять позитивный настрой, а также уменьшит тревожность и стресс.

Другие стратегии поддержки могут включать:

– Недельный календарь учебы и подготовки к экзаменам.

– Визуальное расписание экзамена.

– «Симуляция» экзамена с помощью старых экзаменационных вопросов.

– Социальные истории, объясняющие, что происходит во время экзамена.

Отдельно можно поработать с учащимися над пониманием открытых вопросов и образного языка. Постарайтесь увидеться с учащимся, с которым вы работали, непосредственно перед началом экзамена – ему может помочь то, что он видит знакомое лицо.

источник http://outfund.ru/v-kakoj-podderzhke-nuzhdayutsya-autichnye-uchashhiesya-vo-vremya-ekzamenov/

Руководитель инклюзивного направления в школе 1574 о том, что необходимо учителю регулярного класса для работы в инклюзии

17.03.2016__Школа_1574_104_preview

Людмила Владимировна Ромашина, возглавляющая структурное подразделение «Службы психолого-педагогического сопровождения и социокультурного развития» в лицее 1574, считает, что методика инклюзивного образования требует от учителя умения адаптировать материал, быть свободным, самостоятельным и искать такие индивидуальные подходы, которые создадут у ребенка ощущение собственной успешности.

Фонд «Выход»: Что самое сложное для педагогов, которые приходят в систему инклюзивного образования?
Людмила Владимировна: Наверное, навык написания программ и адаптации материала. Раньше ведь как было, когда я училась? Тебе четко рассказывали, что урок должен быть построен так-то, такие методы, формы можно использовать. Фактически тебе давали конспект. Но в данном случае этого конспекта не достаточно. Почему? Потому что инклюзивное образование – это не только образование для детей с ОВЗ, это обеспечение равного доступа для всех детей. То есть это ребенок с ОВЗ, и высокомотивированный, и одаренный. У любого ребенка образование должно быть индивидуализировано. И в этом трудность. Конечно, изначально должен быть некий базовый конспект, но он требует «доводки» под каждого конкретного ученика.
Фонд «Выход»: То есть, базовый навык современного педагога, работающего в инклюзии, это индивидуальная адаптация материала?
Людмила Владимировна: Конечно. При этом учитель не просто, скажем так, носитель знаний, педагог, воспитатель. Он становится своеобразным менеджером, хоть у нас и не очень любят это слово. То есть, он должен суметь организовать процесс так, чтобы был включен каждый ребенок. И не просто был включен, но и был успешным. Особенно в начальной школе. Там успех – это самая мощная мотивация. Нужно организовать процесс обучения так, чтобы эта мотивация присутствовала, чтобы он мог выполнить задание и увидеть, что он такой, как все, ничуть не хуже. Успех – индивидуальное понятие. Я сейчас говорю про всех детей с ОВЗ, а не только про детей с аутизмом.
Фонд «Выход»: Как ребенок с расстройством в области социального взаимодействия поймет, что он успешен?
Людмила Владимировна: Обязательно поймет. Это может быть не то что успех, а индикатор успеха, причем совсем не обязательно пятерка. Даже сам факт того, что он вышел к доске и две строчки прочел – это уже огромное достижение, которое воспринимается как победа. Оценка ребенка, как и его обучение, должна быть индивидуальна и дифференцирована. Это требует определённой психологической перестройки для педагога.
Фонд «Выход»: Какого рода перестройка требуется?
Людмила Владимировна: Когда я училась, нам любили говорить, что система образования – личностно ориентирована. Но это заклинание не всегда срабатывало. Трудность инклюзивного образования сегодня в том, что индивидуальный подход необходим, а реализовать его не всегда получается. Потому что возможны разные формы индивидуализации – не только урок: использование музейного, информационного, виртуального пространства и так далее. Есть масса путей для того, чтобы ребенок с ОВЗ учился и за пределами школы. Учитель должен уметь использовать все эти возможности, но для этого ему требуется большая самостоятельность. Мне кажется, что именно этому должны сейчас в педвузах учить. Вот у нас сейчас две студентки проходят практику. Замечательные, творческие девчонки, они ищут самостоятельные пути решения вопросов. И студентов нужно нацеливать именно на это.

источник http://outfund.ru/uspex-vsegda-individualnogo-ponyatie/

книги



Пол Альберто, Энн Траутман: Прикладной анализ поведения. Учебное пособие для педагогов, психологов, учителей-дефектологов.
Выдержавшее в США девять изданий за тридцать лет, данное учебно-методическое пособие по прикладному анализу поведения дает читателю всё, что нужно для понимания использования принципов и подходов прикладного анализа поведения в образовательном процессе. Содержание изложено ясно, просто и увлекательно.
Изложение дано с точки зрения педагога, принимающего образовательные решения, в том числе, в отношении учащегося, демонстрирующего вызывающее поведение в классе.
Текст охватывает темы выявления целевого поведения, сбора и представления данных, оценки функций поведения, определения антецедентов и последствий, а также обобщения и сохранения поведенческих изменений.

источник http://www.operant.ru/shop